Суббота, 22.07.2017, 13:38
Главная | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 4«1234»
Дом Культуры » Авторские студии » В гостях у Хагги » Повести и романы » Улыбайтесь, вы в Египте! (Авторская редакция)
Улыбайтесь, вы в Египте!
НессиДата: Четверг, 08.06.2017, 17:03 | Сообщение # 61
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7194
Награды: 91
Статус: Offline
Цитата Хагга ()
Нонна, он женат

Вот облом. Думаю Нонну сей факт не остановит.)))
 
ХаггаДата: Пятница, 09.06.2017, 16:22 | Сообщение # 62
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Цитата Несси ()
Думаю Нонну сей факт не остановит.)))

её вообще можно остановить? pardon
 
ХаггаДата: Пятница, 09.06.2017, 16:23 | Сообщение # 63
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Марья-искусница.

Испекла Марья блин в коме.
Никто больше не мог такие блины печь...

... - Привет, хабиби, – горячо прошептал Клоп с
порога. - Это тебе! – и протянул плюшевого зайчика размером с Ланкину ладошку.
- Привет, - тоже шёпотом ответила она. - Муди, ну зачем?
Тот протиснулся в коридор и впился в Ланкины губы. Она засопротивлялась:
- Ты что? Милка же спит...
- Вот именно, что спит, ничего не услышит...

Милка, что по всем наблюдениям должна была спать, бодрствовала, закрыв
глаза. Момент показать, что она всё слышит, был упущен. Сначала поняла, что
пришёл Мудик, потом до ушей донеслись чмоки, а кульминацией стал ритмичный звук
ударов кровати о стену. Ей показалось, что Клоп зашёл на минуту, когда
послышались чмоки, неудобно было орать «А я всё слышу!», а уж удары кровати
вообще прерывать неприлично. Лучше сделать вид, что находишься в царстве
Морфея.
Ланка тоже чувствовала себя неудобно, расслабиться в присутствии Милки не
могла и молилась, чтобы всё кончилось побыстрее. Но Клоп старался. Ему надо
было слышать, что партнёрша на седьмом небе, что Муди – такой знатный Муди и в
постели с ним, как ни с кем не бывало, а Ланка словно рот заклеила. Клоп
выбивался из сил:
- Ну? Ты скоро? – прошипел он. - Я больше не могу себя сдерживать!
Ланка с готовностью кивнула головой:
- Я всё. Давно.

Мудик недоверчиво вгляделся в партнёршу. Та поспешила ляпнуть что-то про
фантастические два раза и он так яростно взревел в диком экстазе, что Милка аж
подпрыгнула и благоразумно перевернулась на другой бок.
Через минуты две, кое-как успокоив рьяное биение сердца, она задумалась...
Ей тоже хотелось внимания, заботы, ласки и огненных страстей в постели со
сплетеньем рук и ног. Закрыв глаза, она мечтала о большой и светлой любви,
которая обязательно нагрянет, когда её совсем не ждёшь... Сколько раз она
говорила сама себе, что как только выкинешь мечту из головы и перестанешь о ней
думать, как заветное сразу материализовывается. Но у неё не получалось не
мечтать.
Вот и сейчас Мила живо представила, как неожиданно подворачивает ногу и
трагически падает прямо перед Херритом. Он в ужасе: девушка разбилась, бережно
берёт её на руки и мчится, как летящий со скоростью ветра супермен, к доктору.
А потом навещает в больничной палате, носит цветочки и проникновенно глядит в
глаза, наверняка осознавая, что встретил ту, которую ждал всю жизнь. Он сразу
разглядит доброе сердце, безграничную душу и просто ангельский характер. Его
поразит её беззащитность и женственная слабость. Захочется любить, охранять,
заботиться... Но Мила не сразу поверит в такие чувства и Херрит поймёт, какая
она необыкновенная, докажет свою любовь, преодолев все испытания, разлуки и
зависть обывателей! А потом Мила откроет свои объятия и признается, что сама
влюбилась с первого взгляда, но не верила, что происходящая с ней сказка -
самая настоящая правда. Как они будут счастливы!!! «Волны наслаждения
захлестнут с головой», «души перенесутся как бы в другое измерение», «набухшие
соски порвут тонкий батист блузки»...

«Надо подготовиться. Создать ситуацию... Придумать какой-нибудь предлог...»
– думала Мила, опять успокаивая своё возбуждённое мечтами сердце. – «Будем
ждать удобного случая. Пусть я хорошенькая и только...»
Удобный случай представился буквально на следующий
день: Херрит сам подсел к ним за столик в баре дайвинг-центра и после нехитрых
разговоров о местном колорите, рьяно завосторгался Красным морем:
- И где я только не нырял!! Здесь же бесподобно! Чистейшая вода, богатый
подводный мир! Жаль, что вы не видели...
Милкин мозг уловил подходящий момент и приказал хозяйке действовать:
- Я так тебе завидую...
- Научиться нырять с аквалангом не трудно! – сел на своего любимого конька
Херрит. - Сначала нужно попробовать погрузиться с инструктором на метров десять
максимум, почувствовать, что это такое. Соответственно я проведу инструктаж для
ознакомительного погружения. А потом, если понравится, можно пройти курсы
начинающих, получить сертификат...
- Ой! А можно я тобой погружусь разок? – Милкины уши зарделись, как два
пиона.
- Конечно! Давай завтра! – Обрадовался Херушка. - А вы? – обратился он к
остальным.
Нонка встрепенулась, открыла рот, но Ирина и Лана опередили нуждающуюся во
всех и вся:
- Не... Мы боимся. Пусть сначала одна попробует, а там, может, и мы решимся
на коллективный заплыв...

Милку уже трясло от сладких предвкушений: «Как это романтично! Я и Херрит!
Наедине под водой! Там, где плавают прекрасные, золотистые рыбки, волнообразно
шевелятся ультрамариновые водоросли и застыли в причудливых позах красные
кораллы!»
***
На рассекающей морскую гладь яхте веселилось
человек двадцать. Туристы пели какие-то песни, рассказывали истории необычных
погружений, вспоминали фильмы Кусто и предвкушали, что сегодня увидят под водой
нечто неординарное. Херрит активно участвовал в разговорах, команда корабля
разносила прохладительные напитки, некоторые дамы распластались на носу судна,
чтобы позагорать, пока лодка не бросит якорь на месте погружения, а Милка,
обиженная на весь белый свет, притулилась в углу кают-кампании.

Во-первых, она не ожидала, что будет столько народа. Во-вторых, из всего
скопища дайвингистов она знала только Херрита, да и тот был занят рассказами о
подводном мире разных океанов. В-третьих, Мила начала уже волноваться, что
кандидат в страстные герои её любовной истории вообще забыл о том, что сам
пригласил кого-то на корабль. «Ну, хорошо... – думала она, - уж под водой-то я
от него не отстану!»
Как только заглохли турбины двигателей, Херрит
собрал всех новичков на палубу, чтобы провести ознакомительный инструктаж.
После рассказа о нехитрых правилах поведения под водой и строгого наказа не
отплывать от инструктора, он заботливо водрузил на Милку поверх специального
костюма спасательный жилет, сделавший её в два раза шире, ядовито-зелёные
ласты, тяжеленный пояс из металлических брикетов, в рассчёте один килограммовый
брикет на десять кило ныряльщика, и баллон с воздухом. Под занавес, на мордочку
Милки приладили маску, что закрыла большую половину лица и исказила всю
красоту, и завершили перевоплощение, сунув ей в рот какую-то нашлёпку с тянущейся
из неё резиновой трубкой-«кишкой».
- Это регулятор с загубником, - информировал Херрит. - Когда будешь прыгать
в воду, держи его руками, чтобы не вылетел.

Милка проигнорировала последние инструкции. Стоя на корме в надувном
спасательном жилете, ластах, маске с торчащей изо рта трубкой, горбом-баллоном
и поясом из железок, она чуть не плакала: «Где романтика, вашу мать?» Железяки
и вся многочисленная экипировка ныряльщика придавили к деревянному настилу
лодки и Милка с ужасом представляла, как она будет передвигаться. «Я тут как
Скрудж Макдак!» – злилась Мила, когда с помощью двух туристов-мужчин ей всё же
удалось оторвать ласты от пола и переместиться на край кормы. Рядом стоял
счастливый Херушка:
- Ну! Зажми руками маску с регулятором и прыгай! – скомандовал он.
«Куда прыгать?!! Я ж сразу прилипну ко дну, благодаря этой амуниции
утопленника!!!» – запаниковала Милка и округлившимися от страха глазами
процедила в сторону Херушки:
- Я погибну!
- Мила, все уже прыгнули и никто не умер. Давай!

Она хотела сказать, что была готова почти на всё, но погибать в расцвете
младых лет не входит в её планы, как один вредный немец смачно пнул начинающую
дайвингистку под зад и Мила, изобразив в полёте офигевшую лягушку,
скоропостижно рухнула в Красное море.
Вода сомкнулась на головой. Маска слетела. Уши
заложило. Незадачливая начинающая сразу же превратилась в активно
барахтающегося Ихтиандра, пытающегося найти у себя жабры. Кто-то вытолкнул её
на поверхность, когда Мила уже мысленно попрощалась со всеми родными и
знакомыми. Рядом плавал Херрит:
- Одевай маску обратно, вставляй загубник и не махай сильно руками под
водой! Знаки помнишь?

Мила помнила, но уже не была уверена, что сможет применить все инструкции
на практике. Вытаращив и без того огромные глаза, она покачала головой.
- Никуда от меня не отплывать! – в очередной раз предупредил Херрит и
потянул под воду.
Царство Нептуна ослепило и оглушило. Мириады
разноцветных рыбёшек бросились в разные стороны, как радужные брызги. Одна
довольно крупная рыба, испугавшись непрошенных гостей, закопалась в донный
песок буквально за секунду. Между причудливо изогнутых ветвей коралла затаилась
мурена. Туристы неутомимо фотографировались на её фоне, а также на фоне косяков
рыбы и кораллов.

«Какая красота!!! Если бы не уродливый багаж на спине, на ногах и во рту,
то можно было бы сказать, что нырять с аквалангом – очень романтическое
занятие.» - наконец порадовалась Милка.
Они медленно плыли, словно в невесомости, разглядывали подводных жителей и
жителей земного пространства, приобщающихся к природе, с интересом зависали над
скатом, замаскировавшимся на дне, пытались кормить рыбу с рук. Миле уже
казалось, что образовывается некая нить, связывающая её и Херрита, что они так
гармонично вписываются в атмосферу невесомости, что оба так наслаждаются этим
молчаливым общением на необычном фоне морской природы. Херрит даже поймал
крабика, показал его Миле и бережно, как драгоценность, опустил опять на дно.
Тот быстренько проковылял в своё убежище. Милкин кандидат демонстрировал
рыцарское отношение к любой рыбке, к любой ленточке водорослей. Она уже
гордилась своим спутником, выставляя ему в уме всё больше и больше плюсов. Даже
хотела было показать на языке жестов, что «Ты, Херрит, супер!», как двое
туристов, злостно проигнорировав предупреждение беречь окружающую среду, стали
отламывать от кораллов веточки. Необычный, морской сувенир точно произведёт
фурор в родной Европе. Херрит, не медля, рванул спасать подводный мир, приказав
Милке никуда не отплывать. Если каждый отломит по куску, что мы будем смотреть
лет через пять?

Пока он разбирался с парочкой вандалов, вдалеке показалась чёрная тень.
Вредный немец, что спихнул Милку с корабля, подплыл к Херушке и с тревогой
указал в сторону непредвиденного обстоятельства.
«Разрази меня, гром!!! – запаниковала начинающая дайвингистка. - Говорила
мне мама, не лезь, куда не просят!» И, подумав про самое плохое, Милка заметалась
в поисках укрытия.
Херрит скомандовал «Не двигаться!» и замер, плавно зависнув там, где
активно плавал ранее. Вся группа проделала то же самое и только пузыри, клубясь
и булькая, как бы говорили, что два десятка ныряльщиков – живые люди, а не
выброшенные кем-то в море куклы...

Акула небольших размеров, даже и не вильнув в сторону раскоряченных в
разных позах дайверов, спустилась к кораллам, проверила какие-то только ей
известные догадки и величественно удалилась в темноту моря. Все вздохнули с
облегчением, хотя и были предупреждены, что акул-людоедов, а также опасных
видов в этой части Красного моря не водится. В принципе, повезло, что они её
вообще увидели. Будет что рассказать, когда вернутся в отель, а уж как можно
будет изобразить данную встречу с морским чудищем у себя дома!..
Пятнадцать минут первого погружения истекли и
Херрит поднял большой палец: «Поднимаемся!». Фигурки в ярко-оранжевых жилетах
организованно потянулись наверх, оставляя за собой дорожки белых, клубящихся
пузырей, и через некоторое время на поверхности показались первые головы.
Херрит дотошно их пересчитывал. Но... Что за чёрт?!! Одной головы явно не
хватало... Он пересчитывал снова и снова, но баланс так и не сходился. Натянув
маску и вставив загубник, Херушка с колотящимся сердцем нырнул обратно.

После нескольких минут плавания с нулевым результатом, осматривания каждого
коралла и подводного валуна, в душе его уже поселилась настоящая паника и мысли
о бесславной кончине так удачно стартовавшей карьеры профессионального
инструктора, как где-то на дне мелькнуло оранжевое пятно. Человек, казалось,
присел отдохнуть, но всё же тревога не оставляла: пузырей не было. То есть он
не дышал...
«Животный мир опасен! – думала Милка. - Чтобы в
нём выжить, нужно быть осторожным и знать повадки животных.» Ей вспомнилась
старая сказка про строптивую принцессу, которая отказывала всем женихам, находя
в любом из них недостаток или изъян. Король-отец, замучившись ждать, объявил в
сердцах, что отдаст её замуж за первого встречного. Конечно, первый встречный в
конце сказки всё равно оказался принцем, но до того радостного момента
строптивице пришлось многое узнать и понять. Был в той сказке момент, когда они
встретили в лесу медведя и принц приказал принцессе не двигаться, так как зверь
реагирует на движение, считает, что двигающийся предмет – угроза или, что
проще, еда.
Получив от своего «принца» этот приказ, Мила спустилась на дно, замерла и
даже не дышала. Справедливо решив, что пузыри могут привлечь внимание хищника,
она постаралась расслабиться и неспешно считать до тридцати, потом делать
вдох-выдох и опять углубляться в счёт, не допуская вылета «предателей». Так и
сидела, закрыв глаза (Пусть съедят, но смотреть она на это не будет!), пока
где-то на середине очередной «тридцатки» кто-то не ткнул её в плечо.

«Я дорого продам свою жизнь!!!» – решила Мила и, вспомнив рассказы Стасика,
со всего маху, на который была способна под водой, залепила чудищу в глаз. От
неожиданного удара маска «чудища» взметнулась вверх, а загубник с регулятором
молниеносно покинули рот, чуть ли не прихватив пару зубов для компании. Херрит
предсказуемо задохнулся.
Мила быстро сообразила, что влепила в глаз далеко не акуле и терзаясь
чувством вины, тут же стартовала вверх за маской своего принца, как торпеда.
Херрит, уже надувший щёки от нехватки кислорода, выпучил ещё и глаза, а также
открыл рот в немом крике: реабилитирующая свой промах поднималась со дна
непозволительно резко и вполне могла заработать симптомы кесонной болезни. Он
храбро подпрыгнул за недотёпой, но та, свято веря в возложенную на себя миссию
спасения принцев и активно работая ногами, заехала ластой по бороде Херрита,
чем окончательно выбила того из гонки. Если б Херушка мог сплюнуть и растереть,
он бы так и сделал: Мила была уже на середине пути наверх. Он спокойно поймал  плавающий рядом регулятор с загубником, засунул его рот и получил возможность дышать.

Не успел сделать и три вздоха, как рядом материализовалась довольная собой
плавающая неприятность и назойливо попыталась нахлобучить ему маску на нос.
Херрит с понятным раздражением вырвал сей предмет, совсем не по азбуке
дайвингиста повертел пальцем у виска и, схватив Милку за шиворот, стал
подниматься...

Она в сто пятнадцатый раз корила себя за то, что
напортачила и опять получился спецэффект, слушая, как орёт матом Херушка:
- Ты чуть меня не угробила, фак май эз!!!
Фак, фак и ещё раз фак... Всю дорогу, пока ехали обратно в отель.
Неприятность не отсвечивала: пусть проорётся, у него стресс, перенервничал. А
она... Что она? Она прекрасно понимала, что не использовала счастливую
возможность...
- Спасибо тебе за всё, Херрит! Дайвинг – это так волнующе... – виновато
промурлыкала Мила напоследок и, сойдя с корабля, побрела по пляжу к стоящим на
отшибе шезлонгам, чтобы от души пореветь.
 
НессиДата: Пятница, 09.06.2017, 16:35 | Сообщение # 64
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7194
Награды: 91
Статус: Offline
Цитата Хагга ()
- Спасибо тебе за всё, Херрит! Дайвинг – это так волнующе... – виноватопромурлыкала Мила напоследок и, сойдя с корабля, побрела по пляжу к стоящим наотшибе шезлонгам, чтобы от души пореветь.

Блин, Милку жалко. Што ж она такая невезучая. cray
 
MiramarДата: Пятница, 09.06.2017, 17:10 | Сообщение # 65
Valkyrie
Группа: Модераторы
Сообщений: 12173
Награды: 132
Статус: Offline
Не плакай, будет еще повод поплакать от души.

*интригую* crazy


If everybody loves you, something is wrong. You can't please everybody ©
 
ХаггаДата: Воскресенье, 11.06.2017, 17:16 | Сообщение # 66
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Волшебники Изумрудного города.

Было в том городе богатства немеряно:
сапфиры, алмазы да изумруды кучами...
Сомневались царевны: слишком много
добра дорогого, не поднять всё
рукам девичьим...

- Ермолаич часто так делал... – вспоминала Иринка.
- Нужно ему забор на даче поставить, сразу сообщает ансамблю, что можно к нему
забуриться в деревню. Шашлычки, водочка, звёзды, свежий воздух... А потом уже
перед электричкой сообщает пацанам, что они, оказывается, едут крышу залатать
или баню сложить.
- Ой! Помню я про эту баню! Умора!!! – захохотала Милка. - Расскажи всем,
Иринк!
- А что рассказывать? Приехали. Выпили. Закусили. И так раз двадцать или
пятьдесят. Уже через час почувствовали, что завтра будет птичья болезнь, пошли
прятать на всём участке Ермолаича бутылки на опохмел и, соответственно, решили
класть баню утром.
- Почему? – не поняла Света, та девушка из шоу «Ноева Ковчега», которую
Иринка на первом выступлении определила, как лидера коллектива. - Ведь утром
будет хуже, чем вчера...
- Зато тогда всем было очень весело и тратить прекрасное время на баню никто
не хотел. – Объяснила Милка. - Раж пошёл, танцы в огородé, е-е! Какая баня?
Давай дальше, Ирк!

- После этого волевого решения Ермолаич подумал, что может расслабиться,
всё равно руководство потребуется не скоро, и так нагляделся в стакан, что ушёл
в астрал раньше всех, успокоившись в доме на разложенной тафте. Участники
банкета после отлёта руководителя в параллельный мир почувствовали
неограниченную свободу. Некоторым она с каждым часом давалась всё труднее и
труднее и они плавно отбывали вслед за руководителем. Скоро в доме были заняты
все спальные места и очередной, догнавшийся до нужной кондиции «эзотерик»
входил в астрал, разбежавшись от сенной двери, с лёту ввинчивался между лежащих
тел, что заполонили весь пол. Каждый раз при таком манёвре слабо стонал «Седой»
Серёжа, так как его всё дальше и дальше вжимали между ножек серванта.
- Ужас! – встряла Оля, что танцевала вместе со Светой под началом
Будёного-Халеда. - Ну вы и пьёте в хореографических ансамблях!
- Это да... Танцоры пить умеют. Мы-то только начали путь в искусстве, а вот
среди наших старших хореографических сестёр и братьев были такие суперстойкие,
которые даже нашли и оприходовали все спрятанные до утра заначки. Короче, вечер
удался... Надо ли говорить, что огород, там, где между грядок с капустой
находился туалет, был вытоптан балетными ногами начисто, а само зданьице уголка
задумчивости покосилось на манер Пизанской башни?

Наутро мужики имели совесть проснуться раньше шефа и сразу же принялись за
сруб бани. Работа «кипела»... Кое-как, часа за три они управились и, неспешно
закурив, встали рядком поглядеть на своё творение. Тут-то наш Володя Балабанов
восторженно пробормотал:
- Шеф баню-то с бассейном соорудил...
- Почему? – Не стройным хором спросили остальные.
- В чё у него дверь наверху? Наверно, залез и сразу ныряешь...
Когда проснулся шеф и оглядел окрестности, он моментально протрезвел и чуть
не убил всех за вытоптанный огород, сломанный туалет, горы мусора на участке,
за сложенную вверх дном баню и, что самое главное, за оприходованную кем-то
шефовскую заначку на утро...
Звонкий смех прокатился по террасе отеля «Шехерезада», где со своими уже
подругами череповецкой группы Халеда девочки из шоу отеля «Солнечный берег»
болтали за жизнь.
- Вот-вот! Только наш Халед приглашает к себе домой посмотреть русское
телевидение, выпить виски, колы и так далее. Всё с тайной целью, чтобы мы
квартиру прибрали, да пожрать приготовили... – сообщила третья девушка из
группы «Ноева ковчега» Вика. - Хитрющий лис!
- Знаем мы такие приглашения... – махнула рукой Нонна. - Спать не зовёт
потом?
- Нет... – откликнулись Оля и Вика. - Он у нас мирный. Пригласит, виски
покажет, где брать, телевизор включит и уходит спать на второй этаж. Один.
- Поразительно! – Удивилась Нонна и потеряла к теме интерес.

Она переваривала в уме другую ранее выведанную
информацию. Оказывается, поставкой русских шоу-групп Халеду занималась приятная
русская девушка Анна. Вот то, к чему стремилась Нонна сама! Вот тот бизнес,
которым хотела бы заняться! План Анны был такой же, как у Нонны, но той попался
нормальный мужик, а Нонне – больной на всю голову. «Надо искать нормального...»
- кусая губы, думала она.
- Халед не напрягает сильно, деньги платит в срок да и личную свободу не
ущемляет. Мы довольны. – Продолжали хвалить своего импрессарио девушки, отчего
у Нонки с каждым услышанным добрым словом разыгрывалась мигрень.
«Ну, почему я такая невезучая?!!» – ныла она в душе и, не в силах терпеть
рассказы про удачный тандем Ани и Халеда, засобиралась домой:
- Ох, девушки, хорошо с вами, но нам пора!
... – Ты зачем нас сорвала? Нормально сидели,
общались... – Недоумевали подружки по дороге к выходу из отеля «Шехерезада».
- Затем, что Тарек давно ждёт внизу. Неудобно заставлять его сидеть три
часа, пока бабы лясы точут.
- Подумать только! А то он дольше не сидел! – Фыркнула Иринка и, всем своим
видом показывая, как она недовольна, отбыла в дамскую комнату. За ней с такими
же кислыми лицами проследовали Мила и Лана.
Мысленно сплюнув в сторону подружек, Нонка пооглядывалась вокруг и
решительно завернула в сторону телефонного оператора, где попросила соединить
её с  «Морским раем».

... Вернулись в «Солнечный берег» уже ночью. Отель
мирно спал, только кое-где на своих постах прогуливались секьюрити и чистил
стойку бара дежурный бармен в кофе-шопе. Мистер Тарек, что с удовольствием
вывозил их в город по первому требованию Нонны и считал это великим счастьем,
вежливо откланялся, и девушки побрели в корпус контрактников.
- Да-а-а-а... Нам, правда, и без импрессарио хорошо, но кто знает, сколько
времени отель будет нуждаться именно в нас? – рассуждала вслух Ирина. - Надо
познакомиться с этим Халедом поближе. Мало ли чего...
- И как будем знакомиться? – Ехидно спросила Нонна.
- Ну... Не знаю... Надо как-нибудь без Тарека в «Ноев ковчег» попасть.
Череповецкие сидят за его столиком постоянно, нужно набраться наглости и тоже
подсесть. Слово за слово... – разрабатывала план Иринка, как вдруг откуда-то
справа послышался жалостливый всхлип и надрывное «О! My God! Why life is shit?!!!»*

Все остановились: в нескольких шагах от мощёной дорожки на шезлонге сидел
угрюмый, сгорбившийся Стасик и яростно шмыгал носом.
- Ахмед! Привет! Чего грустим?
- Ах! Оставьте меня! – с болью в голосе пропел Стасик.
Девочки загалдели:
- Что случилось?
- В чём проблема?
- Кто обидел?
- Ты только скажи и мы  так уделаемэтого...
- Да мы ему все глаза повыцарапаем!
- Уши оборвём!
- Замуруем!
Ахмед немощной, дрожащей рукой указал на белый, бумажный прямоугольник, что
притаился на столике рядом с шезлонгом. В конверте лежала фотография, где была
запечатлена больничная палата. Там, на койке с подвешенными к грузам рукой и
ногой находилась забинтованная сверху донизу крупная мумия.
- Это что? – не поняли девочки.
- Моя Ингрид...
- Где? – опять не поняли они.
- Она п-попала в страшную ав-варию... Умирает... – прошептал бедный Стасик
и уронил голову на стол.

Девочки прониклись горем сразу: кто гладил Ахмеда по голове, кто держал его
руку в своей, кто похлопывал по плечу, а кто увещевал, что может всё
обойдётся... Почему сразу умирает?
- Я сердцем чувствую: это конец! – опять молвил Стасик, вырвался из
девичьих объятий и стремительно полетел в сторону моря, закрывая лицо руками и
сшибая урны.
- А вы говорили – не любовь... – грустно сказала Лана. - Бедный, бедный...
Всем стало стыдно.
- Мы – злобные суки, - вывела Иринка. - Какое несчастье...
- Как он теперь будет выкарабкиваться? – Спрашивала Мила, горько взыхая.
Нонна тоже вздыхала:
- Время всё лечит...
***
Голос Дайаны Росс вздымал огромные мурашки,
вытаскивая наружу так тщательно прятавшуюся сентиментальность. Время замедляет
свой бег, когда встречаются наши глаза... Пусть мы разделены морями и океанами,
но чувства наши сильны, безграничны и опасны, как цунами...
Ланкино сердце билось в истерике. Она только что
утвердительно ответила на Мудичкино предложение руки и сердца. Тот, довольный, получивший
новогодний подарок отрок, побежал работать. Сейчас Лана наблюдала, как он
зажигательно расписывает призы, которые будут вручены тем, кто выиграет
очередной конкурс. Она уже свыклась с мыслью, что Муди – её судьба,
неотъемлемая часть, человек, с кем она проживёт всю жизнь. От него никуда не
деться. И если ситуация складывается таким образом, надо как-то
соответствовать. Послушная Лана начала мечтать о том, как они поженятся и будут
проводить тихие семейные вечера за чашкой чая.
Матримониальные картины прервал своим резким появлением Псих:
- Привет, девочки!
- Привет, - нехотя отозвались Лана и задумчиво смаковавшая коктейль Ирина.
- Я мимо рецепции пробегал. Пляшите! У меня для вас письмо!
- Мы тебе ровно в одиннадцать в дискотеке спляшем. Давай сюда! –
Обрадовались девочки.
- Нет! Нет! И нет! Сейчас и здесь! – Куражился Псих, махая толстым
конвертом.
Ирина и Лана взмолились:
- Кому хоть адресовано?
Ашраф прочитал. Письмо пришло лидеру русского коллектива.
- Вот пусть тебе Нонка и сбацает танец народов Севера. Иди к ней, она дома.
Псих насупился:
- Я  к ней один не пойду! Ирин, уменя и для тебя сюрприз есть... Пошли?

Уже в коридоре корпуса контрактников, загадочно
улыбаясь, Ашраф вынул из пакета блестящий свёрток с огромным бантом из золотой
ленты.
- Вот.
Иринка слабо вздохнула:
- Ашраф, ты меня задарил...
- Я тебя люблю. И готов ждать сколько угодно, но... Ты знаешь, как на меня
западают женщины? Их тянет ко мне как магнитом!!! Я, конечно, сопротивляюсь, но
могу и не выдержать... – подмигнул Псих.
В свёртке обнаружилась шкатулочка ручной работы.
- Не жди меня, Ашраф.
- Я тебе не нравлюсь, что ли? Странно...
- Нравишься... – Иринка не знала, что и как отвечать, чтобы не обидеть.
- Тогда отдайся своим чувствам! – Псих схватил вожделенный предмет за
плечи. - Может, так нельзя говорить, но если ты хоть раз меня... э-э...
испытаешь, ты никого больше не захочешь! Я не хвалюсь, это правда!
- Ашраф, угомонись. Спасибо за подарок. Давай письмо и я пойду домой.
Псих с гордой мордой сунул конверт Иринке под нос:
- Пусть мне будет трудно, но я сумею вырвать твой образ из моего сердца. И
поверь, за место в этом сердце готовы драться много красивых женщин, а уж за
право побывать в моей постели...
- Ладно-ладно... Завтра расскажешь, окей?
 
ХаггаДата: Воскресенье, 11.06.2017, 17:16 | Сообщение # 67
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Нонна обрадовалась. Конверт был огромный, мама
вложила туда обыкновенную школьную тетрадь. Целое сочинение. Она пролистала сей
труд, уверилась, что тетрадь исписана полностью, вздохнула и уселась читать.
Ланка пришла чуть позже Иринки и занялась штудированием последнего
Джозефского урока по английскому. Иринка раскладывала пасьянс. Угрюмая Милка
привычно пялилась в телевизор, изредка смахивая слезу: на экране мелькали герои
«Санта-Барбары». После её заплыва в подводный мир, Херрит больше никуда не
звал, старался выглядеть занятым и уставшим. Мила же, скумекав, что лучше не
надоедать, дать забыть о спецэффекте, делала вид, что вовсе им не интересуется
и у неё тоже много неотложных дел: ежедневные шоу, ежедневные репетиции и очень
важные ежедневные бдения в комнатах до утра.

«Милая моя дочурка! – читала Нонна. - Пишу тебе
это письмецо в полном отчаянии, со слезами на глазах... Дорогая моя! Крепись!
Сядь, попытайся взять себя в руки...»
Ирина оторвалась от пасьянса: Нонна вдруг заметалась по комнате и закурила
сигарету. Подруга сразу поняла, что что-то не так:
- Неприятности?
- Наверное, да. – С дрожью в голосе ответила Нонна. - Я не могу сама
читать...
За тетрадь взялась Иринка:
- Роберт возвращался из ресторана, где праздновал свой день рождения в
большой компании друзей. Его «Вольво» последней модели неслось по Проспекту
Мира с запредельной скоростью... Доченька моя, ты помнишь эту развилку перед
ЗАГСом? Ещё так недавно я мечтала увидеть тебя там вместе с Робертушкой! Ты - в
сногсшибательном белом платье!!! Я даже нашла тебе подходящий фасон.
Представь...
Нонна перебила:
- Про это не надо. Дальше читай.
- Тут несколько страниц про фасон...
- Пропускай!

Ирина нервно зашуршала страницами, пытаясь найти конец пространного
описания свадебного наряда Нонки.
- Как же он мог быть таким неосторожным? – снова начала она читать. - Разве
можно садиться за руль в нетрезвом виде? Милиция говорит, что они курили в
машине, разговаривали, громко играла музыка и он просто не заметил поворот...
Как можно его не заметить? Он же знал свой город как пять пальцев! Он мог
проехать по нему с закрытыми глазами!!!
Лана и Мила уже давно забыли про свои важные занятия и сидели, раскрыв рты
в предвкушении чего-то страшного.
- Нонночка, ты уже сидишь? Прими успокоительное!
Четверо подруг рванули к шкафчику, где у них валялись таблетки, эластичные
бинты и пара пузырьков с йодом, оставшихся от «выгона» Нонкиной беременности.
Воды в холодильнике не оказалось и они запили валерианку, по очереди
приложившись к крану в умывальной чаше.
- «Вольво» врезалось в столб со всей силы. Ты помнишь, моя девочка, там у
нас разбит парк? Как часто мы с тобой там гуляли! Мечтали о будущем, говорили о
Робертушке. Я тебе ещё тогда сказала, что...
- Это тоже пропускай, – попросила Нонна, туша одну сигарету и сразу же
прикуривая новую: «Вот и рухнули твои планы, мамочка... Эх, Робик-Бобик...»
- Столб он задел сильно, машину от удара развернуло в сторону. Она, сломав
заграждения парка, влетела в дерево, перевернулась и загорелась... –
всхлипывая, читала Ирина. Украдкой вытирали слёзы Мила и Лана. Нонна же сидела
прямо, как будто ей палку вставили, и только курила, курила и курила.

- Дело было ночью, моя радость. Улицы пустынны. Им некому было помочь. Они
горели заживо, крошечка моя... Ты плачешь? Плачь, моя родная, плачь. Это
правильные слёзы. Робертушка должен быть оплакан.
- Он называл меня Нусик... – сгорбилась Нонка и, забыв, что положила
начатую сигарету в пепельницу, зашарила пальцами уже в пустой пачке.
- Ушёл из жизни замечательный человек. Красавец... Высокий, голубоглазый
брюнет. Достойный тебя, моя принцесса. Как он разбирался в психологии!!! Ты
помнишь, моё золото, как он правильно советовал мне, когда случались вопиющие
отцовские...
- Пропускай... – хлюпала носом Нонка.
- Он мне был как сын! Я всегда была рада его видеть. А что теперь?
Обугленные останки? Ты плачешь, моя девочка? Я тоже пишу и плачу. Не могу сдержаться!
Какой вы были парой!.. Ты знаешь, как нам здесь нелегко сейчас: карточки на
хлеб, макароны, мыло... Как война, ей-Богу! Кто бы сомневался, что Робертушка с
его-то мозгами устроился замечательно. Открыл свою фирму, торговал
компьютерами, деньги лились рекой. Он тебя ждал, Нонночка! Постоянно спрашивал,
интересовался, где ты и как ты... Не стесняйся своих слёз, доченька! Ты
сильная...
«Он меня ждал? Хм...»
Нонна встала:
- Всё! Не могу больше.
Рыдающие девочки закивали головами:
- Какой ужас! Невозможно читать. Пойдём, помянем твоего Роберта. Хоть мы
его и не знали, но твоя мама так за душу взяла! Как будто родственника
похоронили...

После поминок, которые случились в кофе-шопе, где
они купили бутылку узо, водки с ужасным вкусом аниса, и выпили по полному
стакану стоя, чем вызвали живейший интерес гостей, девочки вернулись в номера и
долго обсуждали, как часто уходят из жизни молодые, полные сил люди.
Несправедливость. Вопиющая несправедливость. И смерть... Она бродит рядом,
среди нас. Иногда не обращает внимания, иногда задевает рукавом чёрного плаща,
а иногда, пристально вглядевшись, рубит косой наотмашь... Неизвестно, кого она
выберет завтра, сегодня, в данную секунду. Нет никакой гарантии даже если ты
молод, жизнь бьёт ключом и в голове столько выстроенных планов на будущее.
Бывает, что дряхлый старик, наскозь больной, мучающийся от подагры, радикулита
и гипертонии, ждёт её, свою смерть, и никак не может дождаться годами.
Шкандыбает такой старичок, опираясь на палочку, а его обгоняет
четырнадцатилетний сорванец, у которого по молодости пропеллер в заднице.
Обгоняет и влетает прямо под колёса...

Кто знает, что правильнее и гуманнее? Смерть выбирает жертву по одной,
только ей известной, методе. Сегодня – молодой, удачливый парень, завтра –
вообще младенец, а послезавтра и дряхлого старика подберёт. Кого жалеть?
Младенца, не успевшего пожить, или старика, который ценит и знает жизнь больше?
Сильного и здорового парня, который и не задумывался ещё о бренности
существования, или инвалида, изо всех сил цепляющегося за жизнь, знающего, что
он очень близок к могиле, а следовательно не желающий в неё ложиться?
Чем больше Нонна размышляла об уходе Робика, тем
больше понимала, что теперь придётся покрутиться. Мать, потерявшая надежду на
прекрасное будущее дочери в родном городе, не отстанет, если Нонна не заведёт
перспективного жениха здесь. Объяснять, что Роберт не собирался жениться,
бесполезное занятие. Мать считала его своим зятем, мечтала, как они купят
красивую, новую, престижную квартиру по возвращении Нонны из Египта. Кроме
того, от Нонны ожидались ещё и кучи золота с деньгами, так хорошо решающие
проблемы всей семьи. Нонна прекрасно понимала, что много денег она ещё долго не
увидит в своих руках. Было и будет ещё много вложений в костюмы, создание новых
программ. Невозможно сидеть в одном отеле и показывать одно и то же. Всегда
будут требовать новенькое, а новенькое – это расходы. Ситуация грустная...
Раньше можно было вернуться, сказать, что денег нет или совсем мало, и мать бы
не расстроилась, так как рядом был Роберт. Не важно, что он не желал создавать
ячейку общества, не важно, что вообще ничего не предлагал и не обещал...
Робиком можно было размахивать перед матерью, как щитом, пока не нашла бы себе
подходящей партии. А теперь? Теперь домой ни ногой, пока не появится миллионер
или миллиардер.
Она хорошо представляла себе эту важную и необходимую цель, которую во что
бы то ни стало надо достигнуть. Но как же не хотелось её достигать! «Ах! Если
бы у меня была волшебная палочка! – мечтала Нонка. - Я бы сделала Али неженатым
миллионером!»

Философские размышления заплаканных девочек в
очередной раз за сегодня прервал Псих:
- Ирина, можно тебя на минуту? – проорал он из-за двери.
- Чего ему надо? – сердито буркнула Мила. - Не до него сейчас. У нас траур!
- Хочешь предскажу, что ему надо? – устало предложила Ирина. - Сначала
скажет, что сильно любит. Обязательно заметит, что мне сделано предпочтение,
так как к нашему Психу стоит длинная очередь из красивых баб. Я откажусь переть
без очереди и мне пообещают вырвать светлый Ируськин образ из груди, соединив
мужскую обиду с танцами скачущей обезьяны. Под занавес, сделают рекламу своему
хозяйству между ног: если б ты только попробовала, ты бы поняла, что нашла
бриллиант...
- Офигеть! – пропела Ланка. - Прям, как мой Мудичка...
- Да? Я думала в этом городе Псих единственная драгоценность в своём роде,
ан нет... Лан, ты убила все мои надежды.
Ирина снова подтвердила свой статус
«предсказамуса»: Мила, стоя на цыпочках перед окошком ванной комнаты,
пронаблюдала весь концерт, все номера которого полностью соответствовали ранее
заявленному в программе.
***
... – Извините, но меня нет дома. Если хотите
оставить мне сообщение, говорите после гудка...
Ирина еле уняла своё колотящееся сердце и судорожно сглотнула слюну: не
хватало ещё, чтобы голос дрожал. В трубке что-то щёлкнуло...
- Амр, не переключай!!! - моментально среагировала она. - Я знаю, что ты
там!
Ирина в очередной раз постаралась достучаться до
любимого. После чтения письма мамы Нонны и размышлений по поводу, сердце больно
кольнула догадка-надежда: «Может, Нонна права? Почему я считаю, что он не хочет
меня видеть? Может, правда мы не поняли друг друга? А может, попал в аварию,
больницу, сломал ногу или руку? Он в беде, а я строю из себя королеву?»
- Амр, у тебя всё в порядке? Ты здоров? Извини меня, в прошлый раз по
дороге на встречу с тобой я сильно упала и ушиблась. Очнулась только через
несколько минут... Ты ведь ждал? А потом я, дура, подумала, что... Амр, давай
поговорим, а? Мне много надо тебе объяснить!!!
Молчание было ответом... В который раз. Снова пропищал ненавистный гудок
автоавтоветчика...

Она поблагодарила строителей «Солнечного берега» за матовые стёкла
переговорной будки: никто не видел, как она сползла на пол и от души
проревелась. «Всё! Хватит!» – решительно подумала Ирина: «Если гора не идёт за
Магометом, значит Магомету нужна другая гора.»
...Весёлый Ашраф сидел в компании таких же весёлых
туристов и рассказывал байки из аниматорской жизни. На всю террасу раздавался
дружный смех.
- И тут он выплывает на сцену в огромном памперсе и орёт...
- Пошли! – неожиданно услышал Псих. - Срочно!
Ашраф удивился, извинился перед гостями и нехотя встал. Иринка быстро
развернулась и зашагала к корпусу контрактников. Она не видела, как Псих
расправил плечи и, подмигнув, сделал несколько ритмичных движений тазом, чтоб
уж до всех дошло, куда и зачем его зовут.
Он давно рассказывал всем выдуманные истории своих
отношений.
- Она мне проходу не даёт! - жаловался он Мудику. - Я даже в полную силу не
стараюсь, а ей всё равно хватает... О! Опять идёт... Видишь? Сейчас обязательно
спросит, как дела. У нас такая фишка: если я отвечаю «Прекрасно», значит
сегодня что-то будет, а если «Жив пока» - надеяться нечего. Уже пятый раз за
сегодняшний день спрашивает...

Туристкам тоже доводилось услышать, что Иринка - больная на всю голову
поклонница и Ашрафский крест. Она влюблена как кошка и, если получит отказ,
покончит с собой. Псих - примерный мусульманин и брать на себя такой грех не
может...
Ирина остановилась перед дверью комнаты Муди и Ашрафа:
- Открывай.
Псих занервничал, обшарил все карманы в поисках ключа, вспотел и стал
заикаться:
- Ирин, б-был у меня к-ключ... Был... М-может, я его потерял?
Она вздохнула и ухватилась за бечёвку на шее Ашрафа, где болтался искомый
предмет.
- Ой, - расстерялся Псих окончательно и Ирусику пришлось самой открыть
злополучную дверь.
В комнате было темно. Псих стоял минуты две,
ничего не понимая, а потом учуял десятым чувством, что девушка спешно
раздевается.
- Это... Ирин... Т-ты чего?
- Ты же меня любишь, правда?
- Люб-б-лю... Д-да...
- Тогда иди сюда... - проговорил слабый голос.
«О, Аллах, не оставь меня...» - подумал Ашраф и начал стаскивать с себя
кроссовки. Потом скинул майку, штаны, запутался в трусах, спотыкнулся,
грохнулся в проход, промямлил арабское «Оммак» и, наконец, осторожно опустил
свой зад на край кровати, где сидела, поджав колени Иринка.
- Бейби... - прохрипел он, - я так тебя хочу...
- И я тебя хочу, - прошептала «бейби».
Слёзы тихо лились из глаз, на душе было муторно, а сердце рутинно стучало в
грудную клетку: тук-тук, тук-тук... «Чего он сидит? - думала Ирина. - Сейчас я
не выдержу и убегу...»

«Влюблённый» неуверенно взял её руку в свою. Ирина, обвила свободной рукой
его шею, притянула к себе, раскрыла губы и Ашраф наконец вспомнил, что он -
псих. Она не поняла когда и как очутилась на полу, помнила только, что на неё
прыгнула чёрная тень. Эта тень нервно шарила по телу, стонала, ругалась и никак
не могла правильно пристроиться. В конце концов, Иринка помогла Ашрафу найти
нужное направление и расслабилась, готовясь забыться. Но Псих дёрнулся три раза
и обмяк.
- Что с тобой? - спросила Иринка.
- Уау!!! - тяжело дыша, ответил Псих.
«Блин... Что было-то?» - недоумевала она, пока Ашраф, насвистывая, пошлёпал
в ванную, откуда радостным голосом провопил:
- Хабиби!!! Иди ко мне!!!
«Иди в задницу, девственник чёртов!» - ответила в уме Иринка и стала
одеваться, надеясь ретироваться до того, как незадачливый любовник закончит
принимать душ. Но Ашраф был быстрее:
- Как я, а? Говорил же тебе, что попробуешь и всё! Наркотик!!! Давай ещё?
Пока предлагаю... - ощерился он и стал мигать по очереди то одним глазом, то
другим.
- Нет, дорогой. Мне пора...
- Хорошо. Давай ночью. Помни: тебя ждёт мой драгоценный изумруд! -
предупредил Псих и подставил щёку для прощального поцелуя.
 
ХаггаДата: Вторник, 13.06.2017, 18:35 | Сообщение # 68
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Марья-искусательница

И только Марья могла
так покусать свой блин в коме,
что другим не под силу было.
На то она и мастерица знаменитая:
всё спорится в руках да зубах её...

- Бабы! Только что встретила Шалуфу!!! - возбуждённая
Милка примчалась в комнату и снесла пару туфель в коридоре. - У Херушки день
рождения!!! Просили поздравить.
- Подарок, что ль, подарить?
- Не-е-ет! - протянула Милка и бухнулась на диван, где лежали
солнцезащитные Иринкины очки. Под недотёпиной задницей раздался треск.
- Твою мать! - всплеснула руками Ирина. - Когда ты перестанешь, а?
- Она ж слепая... - попыталась оправдать подругу Ланка, но Ирусик уже не
могла сносить Милкиных невинных «пакостей»:
- Она ещё и глухая, в пространстве себя не осознаёт и вообще... Чукча! Уйди
отсюда! Я так и знала... - продолжила она, когда Мила послушно-виновато сползла
с дивана и Ирина увидела мелкие осколки. - У неё ещё и жопа деревянная! Сколько
хороших вещей передавила!
- Ириночка, прости! Я и правда такая... - извинялась Мила, -
недотёпистая...
- Ладно. Проехали. Что там про Херушку?
- Шалуфа просил, чтобы в конце программы Клоп объявил про днюху, а мы
сплясали «Цыганочку»!
Нонна округлила глаза:
- Откуда у нас «Цыганочка»?
- Можно же изобразить минуты на две, - не сдавалась Мила. - А потом нас
будут ждать в дайвинг-центре на парти! Вот!
***
- Это было замечательно! - Растрогался Херрит. -
Видел много ваших фильмов. Там вечно цыгане поют и пляшут. Всегда мечтал
пригласить на день рождения целый табор! Спасибо вам от всей души!!!
Девочки откровенно смущались:
- Да что ты! Нам было в радость! Мы даже не напрягались...
- Да вы там так сбацали! У меня дух захватило!
- Херрит! Хеппи бёздай и иди лесом! Засмущал вусмерть...

В офисе дайвинг-центра собралась толпа: аниматоры,
русское шоу, Шалуфа, сам именинник, секьюрити Ебейд и Мухаммед. Последние
увязались с целью проследить, чтобы никто не обижал девочек. Все, кроме
последних двух, что находились на посту, выпили за героя сегодняшнего дня, за
родителей и друзей, третий тост провозгласила Ирусик за мирное
интернациональное сосуществование в «Солнечном береге»...
- О, да! За сосуществование! - многозначительно подмигнул ей Ашраф и выпил
залпом свой стакан.
У Иринки сразу испортилось настроение. Она сто раз пожалела, что поддалась
минутному порыву. Но отношения завязались, обрывать их почти безосновательно не
хотелось и сообщать Ашрафу, что он - идиот, тоже не было смысла. Она с трудом
могла представить, как выговаривает ему «Дорогой, у меня была минута слабости»,
и видела только один выход: ждать, пока сам Псих чего-нибудь напортачит. За ним
не заржавеет.
Нонка сразу после второго тоста заловила Стасика,
чтобы поговорить об общем секрете. Нонна и Али уже довольно часто
перезванивались. Темы выбирались буквально ни о чём, но Нонка считала, что
первый шаг сделан: они общаются. Потом кудрявый Том Круз несколько раз появился
в качестве зрителя на шоу аниматоров по приглашению Стасика. Влюблённая
одевалась в лучшие одежды, демонстрировала интерес и старалась сесть рядом. Но
Али оглох, ослеп и резко поглупел... Если бы у него не было жены, Нонка бы со
спокойной душой записала его в стан чистых и породистых педерастов, похоронив
своё чувство навеки. Но «голубым» он не являлся и поэтому обязан был обратить
внимание на самую привлекательную леди в округе, обладающую многими
достоинствами и богатым внутренним миром.

- Стасик! - канючила Нонка. - Ну, позвони ему! Скажи, что тут парти, пусть
придёт...
- Не могу. Я его вчера приглашал и он отказался, мотивируя тем, что у них
ночные репетиции новых скетчей.
- Ты мне друг?
- Ну...
- Вот я лично всех к тебе на свадьбу привела, хотя мы и были злы на Психа.
Я настояла, чтобы все пошли.
- Н-да... Свадьба...
- Ой, прости. Напомнила не вовремя...
Стасик хлобыстнул стакан водки, загрыз орешком и вздохнул:
- Ингрид - это бизнес.
- Не поняла, - округлила глаза Нонка.
- А что? Всю жизнь сидеть в роли аниматора и дайвмастера? В этой стране
нельзя разбогатеть, подняться, устроиться с перспективой... Жить тут тоже
невозможно. Не вижу будущего. Ингрид предлагала мне сделать визу и вывезти в
Голландию, найти там работу. Я бы покувыркался лет десять, зато, приехав назад
и имея деньги, открыл какое-нибудь дело...

«Как приятно и забавно... Вот и славно. Трам-пам-пам...» - подумала было
Нонка, как Стасик опять удивил:
- Мне вообще-то Мила нравится. Как ты думаешь, стоит к ней подкатить?
- Э...
- Я знаю, знаю... Она скажет, что я женат.
- Так ты женат или нет?
Стасик фыркнул:
- Подумаешь, контракт! Да я таких контрактов штук двадцать налеплю!
И Нонна узнала очень интересный фактик: так как сексуальные отношения до
брака в Египте нонсенс, люди выходят из положения, подписывая контракты с
чудным названием «орфи». По идее правительства, такой контракт должен был дать
бедным представителям египетской молодёжи шанс иметь семью. Нет денег на выкуп
невесты, приобретение квартиры и свадьбу? Заключи «орфи», живи с женой и копи.
Потом, когда встанешь на ноги, сыграешь свадьбу, выплатишь калым, приобретёшь
семейное гнездо и заключишь настоящий брак посредством маазуна. То есть, «орфи»
- это официально оформленный гражданский брак. Его можно заключить у
обыкновенного нотариуса, не заверяя в ЗАГСах и мечети.
- Ишь ты! - Восхитилась Нонка. - Это действительно можно наклепать сотни
таких бумажек - разрешений на секс.
- Нет-нет! Я же честный! У меня только один «орфи»! И если я хочу развестись,
достаточно контракт порвать и выкинуть!
- Ну, вы тут даёте! - таращила и без того огромные глаза Нонна.
- Так что насчёт Милки? Может ей подарить что-нибудь? - жалобно заглянул в
эти вытаращенные глаза Стасик.

Отбыл домой Шалуфа, сославшись на завтрашний
выходной Херрита. Утром будет много теоретических занятий и их должен кто-то
провести. Псих и Клоп тоже проявили рвение к аниматорскому мероприятию под
названием «Утренняя зарядка», чем удивили всех. Ранее такой ответственности
никто не замечал... Ланка вздохнула с облегчением, а Иринка вообще
перекрестилась. Хоть посидеть можно будет спокойно, без постоянных вызовов в
кулуары.
Ебейд, удостоверившись, что девочки в надёжных руках Мухаммеда, с недавних
пор товарища и брата, решил сделать обход и растворился в ночи. После
разглядывания звёзд на футбольном поле и аварии, виновницей которой стала дверь
лобби, в голове Ебейда переключился какой-то тумблер, что-то замкнуло и он
перестал докладывать о приключениях русского шоу начальству, пытаясь контролировать
положение вещей сам. Коллега Мухаммед давно поступал таким образом и сейчас
они, ненавидевшие друг друга ранее, ходили по отелю, как два сапога пара. Мухаммед,
который не пил в связи с запрещением сего действа Кораном, в данный момент
зорко следил за развитием ситуации в дайвинг-центре, выполняя заветы друга,
заступившего на пост.

Стасик, набрав норму и замучившись слушать Нонкины страдания, рванул за
ножом, чтобы показать, как он уделает Али-пидораса, если тот откажется обратить
внимание на друга и товарища Нонну, но не вернулся. Наверное решил, что показ
лучше осуществить, лёжа на кровати. Нонна же, не дождавшись партнёра по
любовным секретам, завладела бутылкой «Джонни Уолкера» и ушла на террасу дайвинг-центра,
где набрала номер «Морского рая».
Лана и Ирина обнаружили, что у них одинаковый знак гороскопа. Мухаммед
присоединился к подружкам и их дальнейшим поискам схожих черт характера,
обусловленных знаком Девы.
Мила обхаживала Херрита, как могла, сообразив, что судьба даёт ей последний
шанс. В ход пошёл Нонкин метод. Сначала Мила и Херрит задорно пили пиво на
скорость, а потом перешли на оставшуюся бутылку баккарди. Через часок Ирина
отвлеклась от обсуждения прагматичности рождённых под знаком Девы, обратив
внимание на странности знака Телец: Мила как-то загадочно остекленела и лицо её
приобрело признаки болезни дауна.
- Она его не перепьёт... - шепнула Ирусик Лане и приказала «отвлекать этого
Хера», пока будет бухать в Милкин стакан воды.
- Баккарди бесцветное. Они не заметит подмены.
Ланка поняла команду и обратилась к Херушке:
- У тебя такие длинные волосы! Как ухаживаешь, интересно?
- Да-да, - присоединилась Иринка, - нам очень надо знать.
Херрит пространно, часто зависая, начал рассказывать, как моет голову
шампунем, потом кондиционером, сушит феном и использует раз в неделю маску из
яиц.
- А ну-ка, повернись! - скомандовала Лана. - Всё равно! Хоть из яиц или не
из яиц, а кончики секутся!

Пока Херрит пытался разглядеть секущиеся кончики, остатки Милкиного
«Баккарди» перекочевали в его стакан.
- Надо постричь... Ой! Остричь! Тьфу! Отрезать!!! - очнулась Мила и
нетерпеливо потребовала:
- Дайте мне ножницы!
Лана с энтузиазмом зашуршала в ящике стола Шалуфы, Мухаммед проверял
стеллажи, а Иринка вылетела на террасу, где на столе рядом с телефоном лежала
Нонка, мяукала в трубку «Онлии-и-и ю-ю-ю» и прижимала к сердцу полупустой
«Джонни Уолкер». У неё ножниц не было.
- Чего все мелькают? - недоумённо спрашивал не принимающий участия в общем
деле Херрит. - Какие проблемы?
- Ножницы у тебя есть? - вякнула из-под стола косая Милка.
- Нет, - промямлил голландец. - Тут вот какие-то лежат...

Все посмотрели на палец Херрита, указывающий на стол, под которым Мила
искала ножницы: там, на самом видном месте, сиротливо валялся маникюрный набор.
Радостно завладев инструментом, Милка проверила остроту и важно пробасила:
- Ну-с? Начнём!
- Погодите, погодите! - Заволновался Херушка, но ему объяснили, что
отрезание кончиков - дело пятиминутное.
- Ты и заметить не успеешь, как уже всё!
- А наш спор? - обратился он к Миле. - Мы никогда не узнаем, кто выиграл...
- Соединим оба мероприятия в одно! - Улыбнулась она. - Где тут мой стакан с
баккарди?
- Вот! - Подмигивая Лане и Мухаммеду, подала воду Иринка и Мила
торжественно произнесла:
- За красоту! Прозт!
 
ХаггаДата: Вторник, 13.06.2017, 18:36 | Сообщение # 69
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Херушка расслабился и стал узнавать у Ланы секреты ухода за волосами цвета
«блонди»...
Вообще-то, с самого начала вечера он пытался
разговаривать, сидеть рядом и оказывать знаки внимания именно Лане, а не Милке.
Мила решила не отступать. Не отступала весь вечер, но так как перед Херритом
нарисовалась, сама того не желая, её подруга детства, а Милка покинула поле
зрения, занимаясь парикмахерскими делами, Херушка вспомнил, кто ему нравится...
Мила злилась, кусала губы и частила со свои «Прозт!», как автомат Калашникова,
стараясь отвлечь кандидата от Ланки.
- У меня складывается впечатление, что ты пьёшь воду, - подозрительно
прищурился Херрит на десятом «Прозт!» за последние пять минут.
- Ты что?! Сам же разливал! - Недоумевала Мила. - На! Глотни из моего
стакана!
- И глотну! - Согласился заподозривший обман Херушка. - Чистота
эксперимента должна соблюдаться.

Троица неучаствующих в эксперименте резко обнаружила что-то интересное на
потолке и полу, а Милка, пока Херрит глотал из её стакана, ждала извинений,
гордо уперев руки в боки.
- Ну? - нетерпеливо спросила она.
Херушка виновато опустил глаза:
- Баккарди...
- Вот так вот! - Довольно хмыкнула Мила и принялась за пышные Херритовские
локоны с удвоенными силами.
Троица переглянулась, Мухаммед округлил глаза, Лана пожала плечиками, а
Иринка тихо прошептала:
- Оба готовы. Пора заканчивать заседание. Пошли Нонку забирать.

Нонка, распластавшись на столе, мило храпела. В
правой руке была зажата пустая бутыль из-под виски, а в левой - пикала короткими
гудками телефонная трубка.
- Доп... делась девушка...
- Нонк! Поднимайся, домой пошли!
Храп прекратился и открылся один Нонкин глаз:
- Погодите, я ещё не всё сказала...
- Дома продолжишь. Там тоже есть телефон. - Твёрдо приказала Ирина,
вытягивая бутылку и телефонную трубку из рук.
Нонна собралась с силами и встала.
- Дойти до дома сможешь?
- Ха! У меня автопилот!
- Автопилот, по-моему, тоже пьян в зюзю, - молвила Ирусик и собралась
взвалить лидера коллектива на горб, но тут очень кстати на террасу поднялся
Ебейд, возвращавшийся с обхода.
Девочки обрадовались:
- Друг! Как ты вовремя! - и повесили на него Нонкину тушу.

В офисе дайвинг-центра стояла грустная тишина,
прерываемая только щёлканьем ножниц. Мухаммед мирно прислонился к стене и дрых.
Херрит, разморившись от Милкиного шебуршания в волосах, успокоился там же, где
сидел, положив голову рядом с недопитым стаканом. Одна только Мила была ещё
жива и всё работала и работала... Не то у Херушки оказалось секущихся кончиков
намного больше, чем предполагалось, не то у всех задвоилось в глазах и куча
светлых локонов на полу казалась огромной.
- Может хватит, секатор ты наш? - Устало спросила Ирусик.
- Ой! Здесь вообще кошмар, что творится! - Указала Мила на затылок Херрита.
- Никак ровно не получается. Он ещё и заснул в неудобной для меня позе...
- Заканчивай, а то он отсюда лысым выйдет.

Висящая на Ебейде Нонна возразила:
- Этот не выйдет. Надо транспортировать... - и, обнаружив, что её
поддерживает не охваченный вниманием индивид, кокетливо пролепетала:
- Ебейдушка, а вы и есть представитель потомков фараонов?
- Кого? – попытался было вникнуть Ебейд, но Лана махнула рукой и прошептала
«девушка сейчас не в себе...».
- Видно у нас судьба здесь такая: всех таскать, - согласилась с Нонкиным
заключением насчёт Херрита Иринка. - Муха, подъём!!! Ебейд Иваныч, ты с Милой и
Нонной до дома пойдёшь, а мы с Ланкой и Мухаммедом Херрита до номера дотащим.
Какой у него номер комнаты?
- Где-то я уже это слышала... - вернулось сознание к Нонне и она закатила
глаза в потолок, припоминая где.
Херрит, пока специально для него ремонтировалась комната в корпусе
контрактников, жил в гостевом номере главного здания отеля «Солнечный берег».
- Понятия не имею, какой у него номер... - пожала плечами Лана.
- Вспомнила! После этой фразы должна быть песня, - сильно покачиваясь,
обрадовалась Нонка и громко затянула своим хриплым басом:
- И никто-о-о не узна-а-а-ет, где моги-и-и-лка моя...
- У него же ключи в штанах! Помню, звякало что-то! - вдруг озарило Милку и
Нонна, несмотря на тяжёлую степень опьянения, среагировала моментально:
- О! Ты уже и в штаны залезла? И кто-о-о его знает, чего-о-о-о он... Ебейд,
а давай споём дуэтом? Нашу фараоновскую...
- Дура! - Обиженно фыркнула Милка и полезла ощупывать Херушкины карманы.
- Комната 303! - Через минуту радостно подпрыгнула она, звеня ключами, и
все зашевелились: Ирина убирала волосы с пола, Лана мыла стаканы и выкидывала
бутылки, Мухаммед закрывал окна, а Ебейд пытался выдавливать из себя странные
звуки, не желая обижать Нонну отказом на просьбу спеть вместе.
- Ну, двинули! - наконец скомандовала Ирина и они двинули: Ебейд со сладкой
шатающейся парочкой «Твикс, почувствуйте разницу!» и Мухаммед, Ирина и Лана с
бревном «Нелетучий голландец».

Клиент был до того вял, расслаблен и тяжёл, что
девочки сразу передумали принимать участие в его транспортировке. Решили
покомандовать богатырём-Мухаммедом, что прекрасно справлялся и без них, волоча
«труп», ноги и задница которого бороздили просторы газонов. Потом стало жалко
самую нелетучую часть «бревна» и Мухаммед послушно пошёл пляжем, дабы исключить
ушибы этой несомненно важной части тела о неровности и выступы мощёных дорожек
и валуны каменных садов. Пропахав весь пляж с севера на юг и сто метров газона
перед главным корпусом отеля «Солнечный берег», Херушкино тело наконец-то
добралось до двери с циферками 303. Мухаммед и девочки открыли дверь, втащили
поклажу в комнату и с огромным усилием заволокли на кровать. После чего сняли с
Херрита кеды, вытерли рукавами пот, и прикрыли дверь. Закрыть её можно было
только ключом снаружи или задействовав запорный аппарат типа «шпингалет»
изнутри. Ласково позаботившись о виновнике вечера, положив ключи на
прикроватную тумбочку, девочки посчитали свою миссию выполненной и слаженно
помаршировали домой. Мухаммед тоже вздохнул с облегчением и ушёл проверять всё
ли в порядке на вверенной ему территории.

В то же время другой «отряд партизан» под
предводительством Ебейда гулял по пересечённой местности родного отеля. Нонна и
Мила старательно выполняли команды, туго понимая, куда идти. Их мнения
постоянно не совпадали и в один прекрасный момент Ебейд не успел показать
пальцем, где лево, и каждая шагнула в свою сторону. Потеряв дружескую сцепку
рука за руку, благодаря которой они могли как-то передвигаться, Нонна «солдатиком»
ушла между столбом и урной, а Милка таким же макаром сыграла в куст на
противоположной стороне вымощенной дорожки. Нонна лежала по стойке «смирно»,
несгибаемо, как и уходила, а Милка, наоборот, раскорячилась в неестественной
позе из Камасутры под названием «Осьминог, затаившийся в кораллах». Ебейд
сначала переполошился, но пьяным были кусты по колено, столбы - не препятствия,
а урны казались памятниками стакану, и на призыв командира откликнулись все
живенько и беспечно. Он вздохнул с облегчением, достал и прислонил к столбу
Нонку, потом, переломав весь куст, вытянул улыбающуюся чему-то Милку и сцепил
подругам руки. Опираясь друг на друга, прижавшись плечом к плечу, с причёсками,
где декоративно торчали палки, обрывки цветов и листики с кустиков, они показались
в коридоре корпуса контрактников, где давно дожидались Ирина и Лана.
- Каким лесом добирались? - хихикнула Ирусик, разглядывая парочку.
- Джунглями. Ебейд! Ты - суперхироу! - молвила Мила и устало прислонилась к
двери своего номера. - Хоум, свит хоум...
Дверь поддалась, распахнулась и раздался смачный шлепок: Мила «ноги
рогаткой» лежала в коридоре.
- Добралась! - захохотали Лана и Ирина, а Ебейд, косясь на красиво
задранные ввысь, поцарапанные ножки, замямлил:
- Вы это... Спать идите... Приятных снов...
***
 
ХаггаДата: Вторник, 13.06.2017, 18:36 | Сообщение # 70
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
- Никакой концентрации! - Джозеф встал из-за
стола, где сидели и пытались изучать инглиш русские балерины. - Я понимаю, -
улыбнулся он, - вчера было весело и ученицы из вас, как из моей бабушки
Эйнштейн. Может, лучше по пицце?
- Джозеф! Ты ангел! - Захлопали в ладоши девочки и побежали прятать в
раздевалке листочки с ручками.

Пиццу в дайвинг-центре подавали превосходнейшую.
Девочки не уставали её есть так часто, как предлагал отец родной. Да и сами
нередко захаживали в этот барчик, хотя за еду и напитки приходилось платить. По
условиям контракта они могли бесплатно кушать только в главном ресторане, а
напитки брать в кофе-шопе и дискотеке. Но кто же откажется от этого счастья
гурмана с креветками, паприкой, кольцами томата и кучи расплавленного сыра с
крапинками орегано?

С террасы открывался великолепный вид на море.
Жизнь весело бурлила рядом: Клоп и Псих резво скакали по пляжу то с мячами, то
без мячей, отвлекли народ от пассивного отдыха и предлагали размяться,
поиграть, поорать и подурачиться. Угрюмые немцы начинали замечать, что на пляже
присутствуют аниматоры, к полудню, когда брали на грудь уже седьмую бутылку
пива. Вот тогда они с удовольствием участвовали в аква-аэробике и волейбольном
турнире. Горячих финских парней на пляже никто не трогал, так как уже знали,
что те разойдутся к вечеру, тогда, когда вся активность отеле сконцентрируется
у бассейна на игре в водное поло. Итальянцы, шумные и вечно радостные,
казалось, с таким же успехом развлекли бы себя сами, являясь отличной затычкой
в каждой бочке. Если бы не они, Псих и Клоп играли бы в мячик, кидая его друг
другу, как раз с утра до полудня, пока не догонятся до игровой кондиции немцы.
- Что давно у вас ничего нового не было... -
проговорил Джозеф. - Сникерс интересуется, спрашивает...

Иринка пожаловалась на то, что они не рассчитывали на продолжение контракта
и сейчас сидят без музыки. Идеи, может, и есть, но осуществить их проблематично
из-за отсутствия музыкального материала. Мэтр резонно заметил, что можно
поискать в фонотеке Мудички, но девочки разочарованно сообщили, что уже
поискали. Клоп был завзятым любителем рэпа и какого-то арабского певца Али
Хаггара, который воет нечто страдательное и уж очень экзотическое.
- Нам бы парочку мелодий! - с грустным лицом воскликнула Ирина, как вдруг течение
мирной беседы было нагло и громко прервано:
- Это ты!!! - Перед столиком девочек стоял злой, как Кощей Бессмертный,
голландец Херрит и угрощающе сверлил безумными глазами Милку. Когда-то
роскошные патлы висели только с той стороны, которой он прилёг на стол, и Милка
не смогла туда добраться. Свободные от одежды места, а именно руки и ноги,
покрывали глубокие, местами кровоточащие, страшные порезы. Так выглядят те, кто
чудом вырвался из цепких лап стаи хищников. Хищников, которые долго гнали свою
жертву, вырывали ей волосы, вонзали в слабую плоть клыки и царапали когтями
кожу...

- Это ты!!! - ткнул в Милку перебинтованным пальцем Херушка. Та вздрогнула,
рефлекторно взмахнула рукой с вилкой и кусок пиццы, нанизанный на столовый
прибор, соскочил, красиво описал дугу и плюхнулся в чью-то тарелку супа на
соседнем столе. Соседи сразу заинтересовались происходящим и развернули стулья
к столу девочек, предвкушая спектакль.
- Это ты сделала!!! - орал ненормальный инвалид.
- Я тебя только стригла, - наконец выдавила Мила, - я больше ничего не
трогала, - с руками в позиции «Хенде хох!» мямлила она.
- Я тебя помню!!! Это ты была!!! Это вот что?! - не унимался Херрит, задрав
футболку и оголив грудь. Там тоже повеселилась орда не то тигров, не то
крокодилов, расписывая Херушку замысловатыми вензелями. - Я теперь нырять не
могу! Как я в морскую воду полезу?
Соседний стол квакал «Я-а! Я-а!» и подмигивал Милке:
- Рашн супервуман? Даст ист фантастиш!!!
Милка же молчала, краснела, потела и думала: «Всё! Больше не пью!»
Джозефу надоело смотреть Херушкин стриптиз и он вежливо попросил его пройти
с ним вместе к доктору. Голландец заверил, что у доктора уже был.
- Ну и слава Богу!.. Не трогали они тебя.
- А кто тогда меня трогал? - трясся Херушка, пытаясь закатать шорты к шее.
- Кто вот это царапал?

Ситуацию спас Шалуфа, вовремя появившийся на террасе:
- Пока не заживёшь, в море не полезешь... - тихо сказал он. - Э-хе-хе...
Говорил же: с русскими пить нельзя...
Херрит в последний раз метнул испепеляющий взгляд на неприятность. Та
вжалась в стул:
- Теперь он ко мне вообще подойти побоится... А если я подойду - убежит, на
фиг... - горевала она.
- Зачем тебе это чмо? - сердито спросила Нонна. - Обрати внимание лучше на
Стасика! Тем более, он мне признался вчера, что ты ему нравишься...
- Да... Но Херушка красивый такой...
Иринка подавилась пиццей:
- Особенно сейчас. Ужас, какая красота. Где ему привиделось, что ты на него
нападала?
- Я правда ничего не помню. Может и царапнула где... Ножницами.
Нонка фыркнула и махнула рукой:
- Чтобы так изрезать надо электрической пилой было стричь! Нет! Это не ты.
- А кто?
- Не мы! - вставила Лана. - Я и Иринка самые трезвые были! Мухаммед -
свидетель!
- И не я, - задумчиво проговорила Нонна, - меня вообще в той комнате не
было...
- Бабы, это не наших рук дело. Мы с Ланкой и Мухаммедом его до комнаты
доставили, он уже спал и никаких ран на нём не было!!! - подытожила Ирина и все
решили плюнуть на выяснение причин Херритовского инвалидства. Сам виноват.
- Может и правда, Стасик - твоя судьба? - грустно поглядела на Милу Лана. -
Ты просто не осознаёшь пока...
- Ты вон тоже... поздно осознала... - буркнула Милка и засобиралась. -
Пойду домой.
- Да ладно тебе расстраиваться! Сколько на земле красивых мужиков!
- Стасик, кстати, симпатичный до безобразия...
- Глаза, улыбка, усы...
- Всегда с холодным оружием!
- Защита и оборона...
- Идите на хрен. - Обиженно прогундосила Милка и быстро посеменила через
пляж к корпусу контрактников.
Джозеф покачал головой:
- Обиделась...
- А чего Херрит, не разобравшись, орёт? - Возмутились девочки.
- Джозеф, я тебе клянусь, никто его из нас не трогал, - торжественно
сообщила Нонна и вдруг быстро приняла позу царицы Клеопатры, томно
развалившейся в ожидании Антония: на террасу поднималась большая группа
винсерфингистов.
- Да я верю, что вы не могли. Там должен был полк с саблями постараться...
- Вздохнул Джозеф  и тоже засобиралсявслед за Милкой.

Виндсерфингисты, народ чумовой, весёлый и бесшабашный, оккупировали барную
стойку и шумно загалдели.
- Пока, Мэтр, - сказали Ирина и Лана, а Нонка медленно встала, потянулась,
изобразив, что ей ужасно скучно:
- Пить что-нибудь будете? Я схожу... - и сексуальной походкой
подефилировала к бару.
- О! Али опять идёт на... - прокомментировала Ирусик. - Мужика за такие
дела хоть кастрировать можно. У этой не знаю, чего отрезать, чтобы успокоилась.
- Ермолаича вспомни. - Посоветовала Лана. - Он говорил, что надо за сиську
к ноге привязывать...
- Привет, красавицы! - рядом со столиком неожиданно вырос секьюрити Ебейд.
- Привет, - поздоровались девочки, - кофе будешь? У нас Нонка сегодня
обслуживает...
- Спасибо, не могу. По инструкции не положено.
- Всё у тебя инструкции, инструкции... - вздохнула Ирусик. - Как вчера
наших довёл? По инструкции?
- Нормально. Правда, разок чуть сердце от страха не выпрыгнуло! Это когда
они одновременно в кусты улетели. Думал, разбились... Но Нонна как раз между
столбом и урной уложилась. Сантиметр вправо или влево - тогда бы травма. Мила в
середину куста приземлилась. Повезло! Как амортизатор сработал куст-то...
- Н-да... Точно повезло.
- Девочки! Алкоголь - зло! - С большим жаром продолжал Ебейд. - Нельзя так
пить! Вот, например, из-за этой огненной воды вчера Херрит вообще с ума
спрыгнул...
Иринка напряглась:
- А что там? С Херритом?

- Пошёл я после того, как ваших домой доставил, Мухаммеда искать. Мы же на
работе, надо было обход очередной сделать. И тут в главном корпусе слышу -
дверь бабахает. Бум! Бум! Бум! Ритмично, громко! Стены ходуном ходят! А время
уже часа четыре утра. Постояльцы спят. Должна быть тишина по инструкции. Пошёл
посмотреть, а там Херрит свою дверь захлопнуть пытается! Матерится страшно...
Но двери-то у нас только ключом закрыть можно...
- Ну и?
- Я спросил, где его ключи. Сказал, что потерял. По инструкции, он за утерю
сто долларов платить будет, а это немалые деньги. Что делать? Я пошёл искать.
Сразу же и обнаружил в комнате, на прикроватном столике. Нет бы мне спасибо
сказать, Херрит стал орать, как резаный: «Где эти русские бабы?!» Простите его,
девочки! Он не хотел вас так называть. Это всё алкоголь...
- Ебейд! - Жалобно заскулила Лана. - Давай быстрее, а?
- Думаю я: пора уводить, а то перебудит весь этаж, и повёл его в кофе-шоп.
Там он тоже орал: «Хочу русское шоу с цыганами!». Я и бармен успокаиваем: «Спят
русские и цыгане тоже спят...», но этот полоумный никак не мог угомониться и я
махнул рукой в сторону вашего корпуса. Хотел уговорить, чтоб на следующий день
сходил к вам, но он от меня отбрыкался и пошёл зигзагами в длинный путь. По
дороге он встретил пару шезлонгов, навернулся с лестницы, сходил, как Мила и
Нонна, в кусты раз десять... Только ваши легли и всё! А этот долго копошился в
кактусах... Потом были пальмы, три или больше лавочки, а уж когда он впечатался
в ограждение теннисного корта из железной сетки и завис там на выступающих из
порванных мест острых прутьях окончательно, я понёсся выручать. Так этот
алкоголик, вместо того, чтобы спокойно висеть, не дёргаться и ждать помощи,
барахтался там как будто на него напала стая пчёл, кусал за зад скорпион и...
Ирина и Лана давно лежали на столе, тихо вздрагивая. Ебейд же тупо
соображал, почему его рассказ вызывает такую реакцию:
- Чего смешного? Человек превращается в обезьяну, когда пьёт. Девочки! -
Взмолился страж. - Я вас заклинаю! Не пейте больше! И с собой никого пить не
зовите...
 
НессиДата: Вторник, 13.06.2017, 19:24 | Сообщение # 71
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7194
Награды: 91
Статус: Offline
Цитата Хагга ()
Потом были пальмы, три или больше лавочки, а уж когда он впечаталсяв ограждение теннисного корта из железной сетки и завис там на выступающих изпорванных мест острых прутьях окончательно, я понёсся выручать.

456ik По-моему, Херрит создан для Милки!)
 
ХаггаДата: Суббота, 24.06.2017, 13:17 | Сообщение # 72
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Гусь-лебедь.

Смотрела царевна на эту птицу неведомую
и думу думала: али гусь, али лебедь?
И что с этой лебедью али гусем делать?

Ирина, лёжа на кровати и закрыв глаза, слушала
«Дайр Стрейтс». Одну песню. В течении уже часа. Только что отзвучали последние
аккорды и она опять тыкнула пальцем в клавишу перемотки.
- Дорогая, любимая, милая! Давай другое что-нибудь, а? Вон у нас теперь
сколько новых кассет! - Мила указала на стопку рядом с магнитофоном, что
материализовалась там с помощью Джозефа, недавно заглянувшего в комнату Нонны и
Ирины и обрадовавшего всех тем, что нашёл много хорошей музыки.
- Ш-ш-ш-ш! - Гневно откликнулась Ирина.
Милка пробурчала «Вот так всегда!» и обратилась к Нонне и Лане:
- Может сходим в кофе-шоп, пока великий Чапай музу ловит?
Нонна отказалась, сославшись на плохое настроение, а Лана не могла
оторваться от вышивания сплетённых в вензеля начальных букв своего имени и
фамилии на махровом халатике, который никак не могла довести до ума уже
несколько месяцев. Мающаяся бездельем Мила решила вернуться к разговору с
Ириной:
- Что за танец-то будет? Либретто расскажи хотя бы...

В голове Ирусика вырисовывалась композиция очередного шедевра шоу-группы
«Соло» и даже пришло на ум название - «Тело и душа». Философский смысл
заключался в том, что эти два понятия неразлучны.
- Будут танцевать двое. Одной, которая изобразит тело, надо сделать чёрное
платье, другой - белое. В конце: душа покинет тело и оно красиво умрёт!!!
Милка насторожилась:
- Куда-то тебя в дебри потянуло, Ирк...
- Сама ты дебря!!! Я просто одной либреттой тебе объяснить не могу. Вот
завтра начнём заниматься постановкой и сама увидишь, что танчик - класс!!! -
загорелась та и понеслась к зеркалу пробовать себя в роли души.
- Да... Давно надо было изобразить что-то новое, - произнесла вслух свою
мысль Нонка, что ходила по номеру с мокрым полотенцем и колотила мух, - Джозеф
не зря намекал, как с ним Юсеф разговаривал по поводу...
Хлоп! От Нонкиной руки погибли неожиданной смертью сразу три летуньи и она,
гордая собой, приказала Миле:
- Ты следи за ними и показывай, где сидят. А то я пока за одной гоняюсь,
могу мимо целой эскадрильи пройти.
Та сильно обрадовалась хоть какому-то занятию:
- Нонк, - зашептала она, как будто мухи могли слышать, - под светильник на
стене одна залетела, сволочь...
- Ага... - прошептала в ответ Нонка и, подкравшись, со всей дури рубанула
по светильнику-бра мокрым, махровым полотенцем. Раздался треск и звон стекла.
Милка и Нонна кинулись к друг другу в объятия, на мирную Лану посыпались
осколки и ошмётки деревянного светильника, а Иринка с квадратными глазами, где
бесновалась испуганная душа, застыла перед зеркалом в третьем арабеске.
- Бли-и-и-н... - протянула Мила, когда погас свет, - вот это сила!!!

Ирина собрала ноги и руки вместе и тоже восхитилась:
- Нонка - Муромец! Лежала, лежала, а потом как встала, как дала...
- Девочки, я вся в осколках, двинуться боюсь, - пропищала в свою очередь
Ланка. - Позовите кого-нибудь, чтобы свет наладили.
Пока Ирина и Нонна бегали за Джозефом, пока Джозеф бегал за электриками,
пока электрики чесали затылки и бегали за новой лампочкой, Мила зубной щёткой
помогала Лане сметать с неё и её халатика остатки осветительного прибора.
- Надо сдать все вещи, что на тебе, в прачечную, вымыть голову, принять
душ... - советовала она. Лана расстроенно пищала в ответ:
- По-моему, у меня даже в ушах стекло и щепки в носу, а уж в волосах...
- Здравствуйте! -  неожиданнораздалось в темноте.
После очередной Нонкиной консультации Стасик с
большим сомнением, но решился пойти ва-банк.
- Я тебе даже и подсказывать ничего не буду! - в конце полуторачасовой
лекции «Как соблазнить девушку?» нервничала она, считая, что Стасик давно готов
и просто выёживается. - Ты вон как Ингрид обхаживал! С Милкой, я тебя умоляю,
старайся меньше, в морской узел не завязывайся. Она не поймёт...

И вот теперь он стоял перед открытой дверью и кроме «здравствуйте» ничего
больше выговорить не смог. Казалось, что язык спрятался за зубами навечно, губы
слиплись, а кожа на щеках окаменела. Слава богам, вовремя нарисовались Ирина с
Нонной и последняя бросилась на выручку к своему партнёру по любовным секретам:
- Ой! Привет, Стасик! Ты по делу? - Заверещала она, активно пихая Ахмеда в
бок.
- Д-да.. Тут у меня... Я вот... Мы были в городе и я подумал...
Девочки ждали. Три электрика вворачивали новую лампочку. Стасик собирался с
силами...
- Мила! Мы увидели очень красивые браслеты для беллиданса! Я купил! Надо
пойти посмотреть! Пожалуйста! - Скороговоркой выпалил он и шумно выдохнул.
Электрики закончили работать, сделали гордый щелчок выключателем и все увидели
красного, потного Стасика, теряющего сознание. Рядом стояла бодрая Нонна и
подмигивала Милке. Сама Милка с очками набекрень туго соображала, почему мигает
Нонка.
- Мил, иди, посмотри, а? - лепетал на последнем издыхании Стасик.
- Уау! - Опомнились Ирина и Лана, радостно подскочив. - Какой ты молодец!
Мы тоже пойдём!
- Стоять!!! - резко зашипела в сторону девок Нонна и улыбнулась Стасику:
- Конечно, молодец... Милк, сходи, глянь.
И сразу же ходячая неприятность почувствовала яростные щипки на своей
заднице:
- Да пойду я, пойду! - рявкнула она на Нонку, что старалась оставить синяки
на пятой Милкиной точке, и гордо прошествовала на выход. За ней радостно
поскакал счастливый Стасик, показав своей наставнице выставленный вверх большой
палец и шепча «Спа-си-бо!».
За парочкой закрылась дверь.

- Процесс пошёл! - потирала руки Нонка. - А то - Херушка, Херушка -
красавец, Херрит - сюсю, Херрит - мусю... Тьфу!
- Тебе бы свахой работать, - вздохнула пострадавшая от «Муромца» Лана.
- А что? Сидит ребёнок неприкаянный...
- Это Стасик что ли? - усмехнулась Ирусик.
- А хоть бы и Стасик! У него проблемы. Душевная травма... Прогоревший
бизнес...
- Какой ещё бизнес? - Не поняли девочки и Нонна, с превосходством
посвящённой в тайну, рассказала про все перипетии Стасиковской голландской
любви и предпринимательства.
- Так что... Ингрид - это не то, что мы думали! Любит он Милку! Сам
признался! - закончила она.
- А как скакал, как скакал!
- А убивался как!
- Целых три дня убивался!
- Он же так никогда не убьётся...
- Кстати, она жива вроде... Ингрид-то... И аварии не было. - Выдала ещё
одну тайну Нонна, на что Иринка в глубоком офигевании покачала головой:
- Артист... По нему плакал Голливуд, Мосфильм и Монгол синема лимитед.
- Тьфу! - сплюнула Ланка. - А я ещё переживала! Клопу все уши проела, как
там бедный Стасик? Только ты, Нон, в курсе спектакля или Муди тоже знал? Ему-то
поди как весело было. Какой кошмар... Ужас!
Она причитала бы ещё долго, но распахнулась дверь, влетела растрёпанная
Мила и сердито бухнулась на диван, сложив губки в птичью гузку и раздавив
задницей Нонкину пудру, что опрометчиво там завалялась.
- Ну? - Хором спросили Нонна, Ирина и Лана.
- Антилопу гну! - раздражённо рявкнула Милка. - Не хочу! Пошёл в задницу! Чтоб ему...
- Да погоди ты! - подсела к ней Нонна. - Что случилось?
- Браслеты где? - начала было о материальном Ирина, но Нонка цыкнула на
подругу и ласково погладила Милку по плечу:
- Рассказывай.
- Нечего рассказывать! Пошёл он...
- Он тебя обидел?
- Нет! Чтоб он нырял и не выныривал!
- Браслеты не понравились? - всё-таки вставила Иринка.
- Нет!
- Что-то не так сказал?
- А он умеет разговаривать?! Да чтоб ему...
- Что-то не так сделал?
Милка заглохла и насупилась. Нонна поняла, что молчание - знак согласия, и
твёрдо приказала:
- Колись!
- Такое впечатление, - махая руками и летая по комнате, начала Мила, - что
лицо своё в центр веника сунула! Щетина везде: в носу, во рту, в глазах! Ещё и
рот свой раззявил и моя морда натурально, бабы, туда провалилась! Слюни
везде... Бррр... Еле ноги унесла...
- А он что?
- Что... До сих пор поди стоит, соображает, за что его послали. Целоваться
научись, слюнявый!!! - гаркнула Милка в направлении входной двери.
Девочки не знали, как реагировать, а Нонна решила не отступать:
- Ну ты, Милк, и штучка! Как будто только с чемпионами по сексуальным
игрищам в постелях кувыркалась! Мужик откуда знает, как тебе надо? Он же
исполняет как привык, как научили... хм... другие леди... Потом всё объяснишь,
он и втянется!
- Нонк, ты, блин, такая умная! Иди вон в ванную и поцелуй мокрую щётку для
полов! Если этот террорист заснёт ещё раз с открытой дверью, бля буду, сбрею
все усы на хрен во имя других ледей, кто слюнями захлебнуться не боится!
- Хватит, Мил... - миролюбиво произнесла Ирина. - Ну, не понравилось, не
хочешь... Значит, не твой человек. Зачем гнобить-то?

«Лучше одной, чем с таким идиотом!» - всё ещё
психовала в душе Мила. Фиг с ним и с Херритом тоже. Херушка, конечно, красавец,
но если всё пошло не так с самого начала, значит - не суждено. Попыталась два
раза, хватит.
После переживаний по поводу изложенного в письме мамы Нонны, ей подумалось,
что жизнь быстротечна, все люди бренны, а она не живёт в полную силу. В груди
пробежал неприятный холодок, заставивший устремиться, как ей тогда показалось,
в водоворот жизни. С Херритом ощутить радость бренного существования не
удалось. Вторая попытка была и того хуже. Стасик, сам того не ведая, поставил
жирную точку в Милкиных стремлениях крутиться в водовороте. Она-то ждала
преклонённых колен, признаний в любви, прогулок под луной с красивыми словами,
а ещё лучше стихами, в течении хотя бы двух недель... Потом первый поцелуй,
сладкий, как мёд... Первая ночь со свечами, постелью из лепестков роз и кольцо
в подарок... А тут? Сраный браслет и половая щётка под носом! Плюс неопытность
и откровенное желание затащить в койку, как какую-то... Надо же сначала
понравиться человеку, убедить его, что чувства захлёстывают с головой,
поглядеть в глаза и увидеть ответ...

Ей всегда представлялось, что она - принцесса, сидящая в высокой башне.
Многие рыцари и богатыри приезжают вызволить её, гордо машут мечами, шпагами и
палицами, взлетают к её маленькому окошку на покорённых драконах, конях с
крыльями или просто научившись взмывать в небеса от переполняющих душу чувств.
И самое сладкое в этой мечте-сказке было то, что Мила отказывает. Вы прекрасны,
сильны и отважны, но я другого жду... Не задели вы струну мою потаённую,
сожалею...
Сегодня к башне прискакала какая-то неведома зверушка, али домахала щуплыми
крылами странная птица, и гордая принцесса, совсем не по-королевски, сама
спустилась из своей темницы. «Дура!» - кляла себя Милка за Стасика и с
сожалением вспоминала Херушку: «Ну, какая сволочь дала мне ножницы в руки? Ведь
точный принц был...»
Теперь ей казалось нормальным быть в одиночестве, потому что жизнь - это не
только рыцари, гарцующие кто на чём у подножия холма, где выстроена высокая
Милкина башня. Нет бы заняться диетами, похудеть, загореть, как шоколадка, и
ждать единственного, кто, как говорила мама, будет нуждаться в твоей душе.
«Пусть другие солируют вчетвером, бегают по полям и лугам, вертятся в водоворотах!
- решительно подумала Мила. - Я лучше в своей башне посижу. Мне и так
хорошо...»
***
Нонна набрала «Морской рай».
- Приве-е-ет, - жеманно пропела она в трубку, как будто Али мог наблюдать
сей пассаж воочию, - как дела?
Оппонент на другом конце провода что-то буркнул. «Наверное сказал, что
о’кей... Немногословен.» - размышляла Иринка, старательно пришивая пояс к юбке
испанского костюма.
- А я вот скучаю... Грущу... - распевалась Нонка.
«Почему?» - вместе с Али спросила в уме Ирина. «Опять пару звуков. Как
будто она клещами из него слова вытягивает.»
- Да ты же не звонишь, не интересуешься, где я, как я... Договорились же,
что мы – друзья! - Обиженно проговорила влюблённая и затихла, слушая трубку.
«На работу ссылается...» - хмыкнула Ирусик.
- Нельзя столько работать! Пришёл бы к нам, развеялся, шоу посмотрел.
Отпросись!.. Ну, ради меня!
«Тьфу!» - Иринка уже злилась. Роковая леди Нонна просто таяла, когда
разговаривала с Али, выставляя себя полнейшей дурой и прикроватным ковриком.
Однако, если эта дама хотела, она добивалась желанного всеми способами и Ирина
не была сильно удивлена, когда вечером Али, хоть и не с шибко радостным лицом,
заявился в дискотеку в сотый раз смотреть программу русского шоу.
После выступления довольная Нонка сразу же втиснулась между Стасиком и Али,
чтобы плотно завладеть ушами последнего.
- Дорогой мой! Ты вообще ко мне равнодушен? - Строила она брови привычным
«домиком».
- Ты хорошая, красивая девушка... - оправдывался «дорогой», - но у меня уже
есть жена.
Нонка фыркнула:
- При чём тут жена? Я же не замуж прошусь. Неужели твоя жёнушка лучше, чем
я?
- Лучше... хуже... Не в этом дело. Я её люблю. И женился поэтому. Понимаешь?..
Стасик, уверившись, что Нонна, друг и соратник,
сильно занят, в свою очередь, повис на ушах Иринки:
- Слушай. Хотел спросить... Только ты никому не говори!
- Нема, как рыба. - С готовностью ответила Ирина и приготовилась внимать.
- На что Мила обиделась, а? Я же ничего не делал. Только... Ну...
Поцеловались мы. Может, я рано полез? Но я же её обожаю, люблю, чувства
невозможно держать в себе! Зачем ждать? Я, как честный человек, сразу говорю,
что чувствую. Она, наверное, подумала, что я...
Иринка задумалась: «По-моему, я тут работаю психотерапевтом или психиатром.
Сначала Шланг со своими вопросами, теперь вот Стасик... Что отвечать-то? Думай,
Ирусик, думай!»
- О! - Хлопнула она себя по коленке. - Как же я сразу не догадалась?! - и
рассказала, что у Милки есть очень противный дядя, у которого имеются такие же,
как у Стасика, усы. Соответственно, Ахмед напоминает этого дядю и нечто
подсознательное в голове Милки срабатывает, как барьер.
- Уж очень она его не уважает... - закончила Иринка свой рассказ и пошла
танцевать. Клоп включил её любимую песню группы «REM».
- Это меняет дело, - задумчиво пробурчал озадаченный Стасик и, поблагодарив
Иринку, спешно покинул дискотеку.

«REM» пели про потерю
неизвестной религии, по какого-то несчастного в углу, пытающегося подобрать
ключи... Нонна, поглядывая на кайфующую Иринку, резко выделывающегося рядом с
ней Психа, исполняющего танец кубика-рубика, и, выдавливая слёзы, шептала:
- А тебя люблю! Вот сейчас пойду и убью себя! Кончу мою несчастную жизнь!
Ради тебя, между прочим!
- Вот этого не надо! - Переполошился Али. На Нонкином лице было столько
решимости, что он поверил: она может учудить и не такое.
- Как же тебе доказать, что ты для меня - всё?! Что значишь для меня
больше, чем моя никчёмная жизнь?!
- Не нужно ничего доказывать! Я верю... - Али с волнением схватил Нонкины
руки.
- Но ты же жену свою любишь! Как мне жить после этого, а? Я даже дышать не
смогу, если ты ко мне равнодушен?
Али не знал, как завершить этот разговор, боялся, что она сорвётся и
побежит заканчивать свою никчёмную жизнь, и ещё сильнее сжал Нонкины запястья,
чтобы удержать влюблённую на месте, в случае чего...
- Я не говорил, что равнодушен. Наоборот, признался, что считаю тебя
красивой и хорошей девушкой.
- Ах! Ты врёшь! - заголосила хорошая девушка и вырвала руки, чтобы затем,
взяв со стола салфетку, промокнуть слёзы обиженной и отвергнутой женщины.
- Мне никогда не везло. Детство было трудное, папа бил маму, денег не
хватало. Мой единственный мужчина, которого я любила всем своим необъятным
сердцем, погиб в автокатастрофе. Он сгорел заживо... Я думала, удавлюсь, когда
узнала! Еле отошла... И вот теперь, когда сердце вновь полюбило, мой избранник
сообщает мне, что у него уже есть любимая жена! Почему я такая никчёмная?!!
Али плакал вместе с Нонной и ласково гладил её по волосам:
- У тебя ещё будут счастливые дни. Ты красива, молода, у тебя собственный
бизнес...
- Да! Именно! Я подписала контракт, сделала программу и пошила костюмы,
чтобы уехать аж в Африку и забыть, как была несчастна в России! И что мне это
дало? Я так же несчастна, как и раньше! Может, даже больше... Потому что твоя
любовь говорит о каких-то счастливых днях, но без него самого. Жить не
хочется...

Нонна бы продолжила о том, как именно ей не хотелось жить и что именно она
будет предпринимать, чтобы раз и навсегда уйти в могилу, но тут рядом с со
столом нарисовался некий субъект, смутно кого-то напоминавший... Он нагло
втиснулся между Милой и Ланой и, широко улыбаясь, происнёс:
- Ну? Как?
Мила высказалась по-русски, Лана предсказуемо уронила голову на стол и
захрюкала, Али, смекнув, что внимание Нонки переключилось, вздохнул с
облегчением, а сама Нонна, сморщив лобик, удивлённо проговорила:
- С-Стасик?
Пышных, залихватских усов не было. Перед ними сидел бледнолицый молокосос с
пухлыми губами. Лишившись своей рыжей красоты, Стасик резко поглупел, выглядел
наивным и до того беспомощным, что хотелось взять в руки щит, меч, гранату и
стать бодигардом.
Вернувшийся с танцпола Псих заржал так, что бравая улыбка Стасика мигом
слетела с юного лица:
- Чего ржёшь? - обиделся он, но Псих краснел пуще и пуще, махая молокососу
рукой: ничего, мол...
Мила, наконец, обрела способность говорить по-английски:
- Куда усы дел, мальчик?
- Как куда? Сбрил. А что? Мне кажется, так лучше. Ты не считаешь?
- Наш Стасик стал выглядеть намного нежнее и ранимее. Даже как-то
благороднее, я бы сказала... - Таращила глаза в сторону Милки Нонна. Мила
поняла и заткнулась, а вот Псих, не заметив Нонкиной гимнастики для лица, так
как ржал, согнувшись пополам, наивно ляпнул:
- Ахмед, ты без усов, как без трусов!
Теперь хрюкали все. Не смешно было только Стасику.
- Сейчас я твоего дядю не напоминаю? - обратился он к Миле. Та тоже
вытаращила слезящиеся от хохота глаза:
- Какого дядю?

После рассказа о Иринкиных предположениях причин Милкиного отказа, все
посмотрели на сцену: там, в толпе вместе с туристами, радостно скакала под
весёленькую мелодию виновница перевоплощения Стасика. Мила поспешила заверить,
что так оно и было и кто мог предположить, как Стасику будет хреново без рыжей
красы под носом, но Ахмед уже понял, что Ирусик сильно ошибалась.
Она долго не понимала, что от неё хочет этот странный, пятнадцатилетний
мальчик, а когда с ужасом признала в нём Стасика, шустро посайгачила из
дискотеки, как горная коза. За ней с благородной яростью на наивном лице
понеслась жертва обмана, горящая чуством мести.
Псих азартно хлопнул рукой по столу, придавив лапой двадцать египетских
фунтов:
- Ставлю на Стасика!
Девочки перебили ставку Ашрафа, выложив пятьдесят за победу Иринки. Пока
торг набирал силу, слышались громкие высказывания, хлопания по столу и разные
варианты клятв типа «Век свободы не видать!», Али, неучаствовавший в азартных
играх, думал, что и как ему предпринять... Бешеный натиск Нонны ошеломил. Да и
шантаж с угрозами самоубийства действовал удручающе. Нужна была передышка,
время на обдумывание ситуации. Идти на поводу у ненормальной влюблённой он не
желал, но и оказаться виноватым не хотелось. Надо было уйти, как джентльмен,
благородно обойдя гору, не пробивая лбом туннель...
- Я должен сейчас откланяться. Но я обязательно завтра позвоню.
- Обещаешь?
- Обещаю.
- Если не позвонишь, я точно напьюсь до смерти, наглотаюсь таблеток,
перережу вены, устрою акт самосожжения и выброшусь в море!

На столе росла гора египетской валюты, Псих орал,
что Стасик Иринке покажет, как брить усы, девочки отвечали, что скорее Иринка
сбреет у Стасика остатки рыжей красы, но уже на голове и заднице, а Нонна
проводила в уме анализ встречи: «Вроде проникся. Теперь надо добивать. Можно
напроситься в отель. Пройду по пляжу, никто не заметит, а там... Эту ночь он
запомнит надолго! Лишь бы жены в отеле не было. Надо спросить Стасика...
Кстати, где он?»
Безусый Стасик вломился в дискотеку на всех парах. С засунутым в рот
кулаком,  вылезшими из орбит глазами и сволосами, что были любовно уложены в начале вечера гелем, а теперь торчали во
все стороны, как солнечные лучи на рисунке пятилётнего ребёнка. За ним с палкой
для беллиданса летела Иринка и ругалась непотребными словами. Из нормальной
речи, иногда проскальзывавшей, можно было понять, что Ирина вдалбливает Стасику
значение доброй, русской поговорки «Заставь дурака...».

Девочки сгребали выигранные фунты. Псих, как
всегда, убеждал, что он ещё что-то и кому-то покажет, а Нонна занималась
аутотренингом: «Он обязательно позвонит. Не может не позвонить! Я самая умная,
самая красивая, самая желанная...»
Он не позвонил.
 
НессиДата: Суббота, 24.06.2017, 17:55 | Сообщение # 73
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7194
Награды: 91
Статус: Offline
Цитата Хагга ()
Он не позвонил.

1:0 в пользу Али  456ik  Что же предпримет Нона, интрига, однако.  alik
 
MiramarДата: Суббота, 24.06.2017, 18:28 | Сообщение # 74
Valkyrie
Группа: Модераторы
Сообщений: 12173
Награды: 132
Статус: Offline
Дала книгу коллеге на работе почитать, первое издание.
Уже очередь выстроилась  cool


If everybody loves you, something is wrong. You can't please everybody ©
 
SharlezДата: Воскресенье, 09.07.2017, 19:23 | Сообщение # 75
Посетитель
Группа: Друзья
Сообщений: 444
Награды: 11
Статус: Offline
где продолжение!?!?!? diablo

ex-Чалыкушу
 
MiramarДата: Воскресенье, 09.07.2017, 20:06 | Сообщение # 76
Valkyrie
Группа: Модераторы
Сообщений: 12173
Награды: 132
Статус: Offline
Ты это, свое пиши  3

If everybody loves you, something is wrong. You can't please everybody ©
 
SharlezДата: Понедельник, 10.07.2017, 14:34 | Сообщение # 77
Посетитель
Группа: Друзья
Сообщений: 444
Награды: 11
Статус: Offline
нет. я отказываюсь в таких условиях продолжать. 456ik  ибо поняла что немодно щас писать продолжения. нехай будет интрига

ex-Чалыкушу
 
ХаггаДата: Вторник, 11.07.2017, 13:47 | Сообщение # 78
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Шарлиз, я исправлюсь))). Давай не принимать это за тенденцию.  Просто я опять перешла на новую должность и была без компа с русским языком. Сейчас всё устаканилось и продолжение выложу сегодня. Интрига хороша, когда она недолгая. air_kiss 

Цитата Miramar ()
Дала книгу коллеге на работе почитать, первое издание.Уже очередь выстроилась

Комменты в студию. Дюже интересно. blush
 
ХаггаДата: Вторник, 11.07.2017, 19:22 | Сообщение # 79
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Сказка о шустром колобке.
                                                                                  
Очень был скор, удачлив и нагл
этот колобок. Ушёл от всех: от зайца, медведя,лисы...
Но всё же обещал вернуться...
 
- Кто со мной в город? - весело спросила
Иринка.
По магазинам в отеле они прошлись уже миллион раз. Первое, что удручало -
постоянный курортный ассортимент: майки, сланцы, шорты, солнцезащитные очки и
сувениры с фараоновской тематикой, произведённые в Китае. Второе - это цены,
рассчитанные на туристов, которые обязательно что-нибудь приобретут, даже если
сувенир стоит по местным меркам бешеных денег. Туристы-то этого не знают... Что
сказали, то и заплатили.
Прожив здесь почти пять месяцев, девочки поняли, что торговля, которая
развивалась здесь с незапамятных времён, достигла невероятных высот. Нация
торгашей уже просто ради любопытства взвинчивала цены до небес, дабы поиграть с
покупателями в неспешный торг-игру «Кто кого надует?». Торговаться надо было
везде. Примерный сценарий приобретения той или иной вещи начинался банально: с
вопроса «Сколько стоит?», произнесённого небрежным тоном. Вы просто
интересуетесь от нечего делать, вещь вам не нужна в принципе, гуляли мимо и спросили
без последствия, каким и является, собственно, покупка. Продавец, что сидел в
магазине, зевал, пил чай и курил кальян, обязательно резко активизируется и
назовёт цену в два или три раза превышающую ту, за которую планирует продать.
Вы цокаете языком, удивляетесь, как это дорого, благодарите за информацию и
направляете оглобли к выходу. Сбросивший с себя остатки сонливости,
уразумевший, что светит навар, продавец бросится зазывать посетителя выпить
чаю, покурить кальян и поговорить о житие-бытие. Куда торопиться? Не хотите
покупать - не надо! Вы же уже друзья! Добро пожаловать в Египет и в его лавку!
Вы должны ответить, что вообще-то опаздываете, но что не сделаешь ради уже
друга! Даже если этот друг не хочет вам уступить... Друг, конечно, проявит
вежливость и спросит сколько вы хотите заплатить за товар. Вы назовёте цену,
которая меньше в два или три раза той, за которую планируете купить. Наступит
черёд цокания языком у продавца. За чаем, чашечкой кофе или трубкой кальяна вы
неспешно пробеседуете о красотах страны, менталитете и похвалите египетское
гостеприимство часок или два, попутно вставляя, что продавец - замечательный
человек, но уж очень жадный. В процессе беседы будут меняться расценки и
черепашьим шагом вы наконец доберётесь до величин, которые будут почти
устраивать обоих. Если продавец упрям и слишком долго застревает на
какой-нибудь высокой цифре, не соответствующей вашим планам, вы опять
благодарите за всё и решительно, но медленно уходите. Двигайтесь много, но
хаотично, как будто вы забыли, где выход. Даже если успели выйти на улицу,
остановитесь, вспоминая в какую сторону вам идти. Продавец обязательно вас
догонит и предложит следующую ставку. Тут уж можно смотреть по ситуации: или
вернуться продолжать пить чай, или сказать продавцу, что он - мудак и с
противным, хитрым лицом завернуть в соседнюю лавку выпить чаю с другим другом.
Лана и Мила мгновенно отозвались на призыв
Иринки. Нонна же, пребывающая который день в прострации от неудачи с Али,
отказалась. Трое девушек вышли из отеля, минут тридцать поиграли с таксистом в
«Кто кого надует?» и, договорившись, прыгнули в старенький «Пежо».
- Нонка-то глубоко ушла в себя. Парень её погиб, Али вообще нос воротит,
что в принципе правильно... - вздохнула Милка.
- Влюбилась по уши, а он женат, - поддержала Лана разговор.
Ирина повернулась к подружкам и хмыкнула:
- Она в шоке, что ей отказали! Может быть, впервые в жизни её не хотят.
- Обидно, - согласилась Лана, - она считала, что её не могут отвергнуть.
- Всё бывает в первый раз. Но Нонна знает, как клин клином вышибать. -
Хихикнула Ирусик. - Вот увидите, она быстро замену найдёт.
- Да уж... За этой не заржавеет.
Выпрыгнули из такси около аптеки. Именно в
аптеках торговали косметикой. Раньше они искали специальный магазин, не
подозревая о том, что всё продаётся рядом.
- Мудичка просил купить ему пенку для бритья, а я ни фига не понимаю в
этом... - Лана тупо застыла перед стендом для мужчин.
- Чего тут понимать? Хватай любую!
- Мудичка... - передразнила Ирина, - ты его «котиком»  или «зайцем» каким-нибудь зови, что ли...
Милка захихикала:
- Не... Давай лучше: мой тайгер! Лайон!
- Какие тигры со львами? Тушканчик! - Смеялась Иринка. - Сокращённо: Тушик!
Лана тоже заулыбалась, но не согласилась называть будущего мужа словами с
табличек зоопарка:
- Что же поделать, если у него такое имя?
- Ничего. Только в Россию не приглашай.
- Ты тоже Ашрафу купи что-нибудь, - предложила Ланка, - ему будет
приятно...
Иринка посмотрела на заботливую подругу удивлёнными глазами:
- Это ещё зачем? - буркнула она. - Псих не заслужил. Вообще не знаю, что с
ним делаю.
- У меня тоже раньше такое чувство было. А сейчас... Муди такой красивый!
Как представлю его на белых простынях!..
- Тянет тебя на экзотику, - вздохнула Иринка, - а мне Психа и послать неудобно,
и встречаться с ним тоже. С одной стороны приятно, что не одна, а с другой...
Не моё это.
- Ну и зачем тебе этот чемодан без ручки? - Спросила Мила. - И выбросить жалко,
и носить не можешь. Я вот прекрасно себя одна чувствую! И потом, Ашраф мне
вообще не нравится. Уж тебе-то, дорогая, надо кого-нибудь посолиднее и
поспокойнее, а не идиота и психа!
Иринка опять рассмеялась:
- Действительно псих, - и тут же посерьёзнела:
- Плюс ещё замашки «мохнатые» начались.
- Это ещё что такое? - Удивилась Лана.
- Варвару помните с её Мохом? Шорты не одевай, Стасику не улыбайся...
- Ну и что? Мой Мудичка такой же. Они любят и, естественно, ревнуют. Им
неприятно, что мы с другими общаемся. Не забывай, что у них так принято.
- Может, ещё и паранджу одеть?
- Паранджу... Не паранджу... Если тебе человек дорог, то можно и не носить
шортиков.
- Вот ты, Ланк, и не носи. Скоро будешь купаться  в саване до пят, сидеть безвылазно дома,плести кружева, совершенствовать кулинарные способности и долбить пять раз на
дню лбом в пол. Он хорош и красив на белой простыне... Ради этого можно забыть,
кто ты и что ты, религию поменять, положить с прибором на карьеру...
- Да-а-а... - задумчиво произнесла Лана. - А что здесь такого? Разве
женщина не создана для семейного очага?
 
ХаггаДата: Вторник, 11.07.2017, 19:24 | Сообщение # 80
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Иринка пожала плечами:
- Может и создана. Но быть человеком, а не детородной машиной и
хозяйственным придатком к мужчине, ей никто не может запретить.
- А если мне не нужна карьера? - Чуть ли не слезами проговорила Лана. -
Если я всю жизнь мечтала сидеть дома и заботиться о муже и детях?
- Значит, сиди! - Вмешалась в спор Мила. - Кому чего...
На том и остановились. Ирина складывала покупки в пластиковые пакеты, Мила
читала инструкцию к витаминам, а Лана вертела в руках лезвия фирмы «Лорд».
- Девочки, лезвия взять?
- «Лорд»?! - с ужасом в глазах переспросила Мила. Однажды она озаботилась
гладкой кожей под мышками и в районе бикини. Приобрела лезвия этой фирмы,
гладко выбрила интимные участки, похвалилась всем, какая стала нежная кожа и
спокойно уснула, предвкушая выход на пляж утром. На следующий день Мила
выползла только в ресторан на ужин. Да и то с трудом. Ноги и руки не
соединялись. Прошкрябанные «Лордом» участки горели. Она неделю гуляла по отелю
в позе «ходячая звезда», пока раздражение не спало, благодаря наложению
килограммов детского крема.
- Теперь я понимаю, почему все мужики тут прилюдно чешут яйца! Побреют свои
заросли вот таким «Лордом» и всё! Хочешь, не хочешь, а горит, колется, щипет!
Положи этот ужас назад! - Посоветовала Лане опытная Милка.
- Почему же? - Не согласилась Ирина. - Наоборот! Возьми побольше. Я вот
Ашрафу тоже возьму... Хи-хи!
...Обратно такси мчалось на всех парусах.
Водила закладывал такие виражи, что сердца трёх уходили в пятки.
- Формула уан!!! - Зажмурилась Ирусик на очередном резком повороте.
- У него движок от «Феррари» что ли? - Гадала Милка, придерживая
многострадальные
очки без дужек.
Обгоняя очередную машину, ненормальный арабский водитель с восторгом кричал
«Банза-а-а-ай!», так девочки в начале пути опрометчиво подбодрили «Все русские
- заядлые любители быстрой езды!» и во время обгона кричат «Банзай!», что
значит «Как я его уделал!». Мила и Ирина продолжали изредка орать вместе с
водилой, а четвёртая, не участвовавшая в общем веселье единоличница, слабо
пищала:
- Бабы, мы не доедем...
Они доехали. Таксист с шиком притормозил
перед дверьми лобби, подняв тучу пыли и истошно взвизгнув тормозами.
- Фух... Я уже мысленно со всеми попрощалась.
- Ага! Особенно, когда он грузовик обгонял! Там одно колесо с его
раздолбанный «Пежо»! Вильнул бы и тогда точно - звездец котёнку...
- Я номер записала, - сообщила всем Милка.
- Зачем? Мы рожу этого Шумахера на всю жизнь запомнили.
- Даже если он останется последним на свете шоферюгой, я к нему не сяду.
Пойду пешком! - Пообещала Ирина, открывая дверь своего номера ключом. - Хотя,
было классно! Столько андреналина...
Девочки решили всем скопом завалиться к
Нонне, поговорить, отвлечь, показать покупки... Ирина, шурша пакетами, первая
ломанулась в комнату, крича:
- Нонк! Зря не поехала! Мы были на формуле... уан... - запнулась она,
увидев картину «Не ждали...»: на Нонкиной белоснежной простыне лежал,
прикрываясь одеялом, чёрный, как смоль, красавец-Муди...
В офигевшую Ирину по слепоте своей влепилась с разбегу Милка и моментально
превратилась в столб с косо сидящими очками. Лана протиснулась последней и тоже
застыла, продолжая глупо улыбаться.
- Ты... ты что тут делаешь? - наконец вымолвила Ирусик.
- Лежу. Не видно? - Нагло и с премерзкой улыбочкой ответил Клоп.
Из ванной слышался шум воды и тирольские песни лидера коллектива. Муди, как
ни в чём ни бывало, закурил сигарету. Мила хлопала ресницами и шмыгала носом,
пытаясь подбросить наверх очки, а Лана начала икать.
- Уведи её отсель! - Приказным тоном сказала Ирина Милке. Та медленно
повернулась и взяла вздрагивающую от иков под руку:
- Лан, а что ты думаешь о завтрашней погоде? Мне кажется, будет дождь... -
начала она движение к двери, выворачивая голову, дабы хоть краем глаза
подсмотреть, как развиваются события. Ланка послушно поплелась за Милкой,
продолжая икать и глупо лыбиться.
- Ты чего творишь-то, мудозвон?
- А что? Она меня сама позвала.
- А про Лану ты подумал?
- А что Лана? Мы скоро поженимся...
Иринка со злостью кинула пакеты с косметикой Клопу в лицо:
- Иди отсюда, Мудя... Быстро! А не то я позову секьюрити, Юсефа и Тарека.
Клоп опять заулыбался:
- Да я с удовольствием уйду. Но мне надо одеться.
- Ты, как я вижу не стеснительный. А если беспокоишься обо мне... - она
схватила разбросанное по полу исподнее Клопа и вышвырнула в коридор, - одевайся
там!
Муди стянул с кровати простыню, замотался и неторопливо пошлёпал на выход.
Дверь ванной открылась и оттуда выплыла благоухающая Нонка с тюрбаном из
полотенца на голове:
- Ты куда? - промурлыкала она.
Клоп, не отвечая, чмокнул её в щёку и кивнул головой с сторону Иринки,
стоящей, как памятник грозному Феликсу, сложив руки на груди и сверля парочку
недобрым взглядом.
- Приветик! - приторно-весело сказала Нонна.
- Ты совсем ох...ела, да?
- Фу! Какие выражения...
- У Клопа Ланка!!! Ты забыла?!!
- Значит, Лана найдёт себе другого... - она показушно зевнула и включила
телевизор, - Муди сказал, что она глупая, как пробка. И в сексе мёртвая. Он и
так собирался с ней порвать скоро.
- Сука ты, Нонк... - сплюнула Ирина. - Мало ли, чего он там сказал! Это их
дело: Ланы и мудака. Тебе не хрен туда влезать! Чего и кому ты доказываешь,
секс-бомба наша?
Сидевшая в соблазнительной позе фаворитки султана, Нонна устало вздохнула,
сняла тюрбан из полотенца и обречённо ткнулась в него лицом. Плечи
подрагивали...
 
ХаггаДата: Вторник, 11.07.2017, 19:24 | Сообщение # 81
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
- Забудь про Али... - уже мягче сказала Ирина. - Один! Всего один
единственный из миллиардного населения Земли тебе отказал! Но у него есть
уважительная причина - он женат! Всё. Закрой эту тему. Ищи другого! Тут этого
добра, как говна! Не успеешь моргнуть, как оно рядом, облепило уже и хрен
отскоблишь! Но не трогай девок, которые живут с тобой бок о бок, едят и пьют из
одной посуды, спят рядом и всё о тебе знают.
Нонка плакала, уже не скрываясь.
- Кто тебе Клоп? Никто! А вот с Ланкой тебе ещё работать и жить в этой
стране, где только мы рядом с тобой! Так что... дорогая наша, П...да Ивановна,
перед Ланкой придётся извиниться.
- Я дура... - промямлила Нонка. - Точно дура! Почему я такая никчёмная?
Почему такая несуразная, глупая и невезучая? Все корни наших бед - из
детства...
Иринка закатила глаза в потолок и, досчитав до пяти, заговорила:
- Ты знаешь... Только сегодня узнала... В Египте обнаружили очередную
древнюю пирамиду.
- Да ну! - Нонка вытерла слёзы.
- Ага. Прямо археологическая сенсация. Все газеты кричат, что пирамиде этой
несколько тысяч лет и сохранилось всё на диво замечательно.
- Надо же!
- Так вот в этой пирамиде нашли много интересного и одним из важнейших
артефактов был саркофаг с мумией фараона. Когда саркофаг открыли, в жопе
древней мумии торчал папирусный свиток, где был написан целый трактат про твоё
трудное детство и какая ты никчёмная.
- Тьфу! - Сплюнула Нонка. - Я-то уши развесила...
- Итак, мораль: иди в сад и не зуди мне про твоё детство!
***
Мила и Ирина сидели за своим любимым
столиком в кофе-шопе. Ирина пила пятую чашку кофе, а Милка складывала из
салфетки кораблик.
- Ты заметила? Она не тронула твоего Ашрафа и Стасика не подцепила, хотя
так мне его рекламировала.
- Я тоже рекламировала, - ответила Ирина. - Если бы я знала тогда о реальных похождениях нашего наивного добезобразия «рыжика»...
- Стасика неинтересно окучивать. Оно ничьё. Херушка нас за километр
обходит. Волосья отращивает. Ей бы Клопа или Психа, чтобы доказать - она всех
милей, румяней и белей. Что стоит только свистнуть - все побросают своих баб и
к ней перебегут.
- Ага! Зато Али она заколебалась свистеть! Художественным свистом с трелями.
- Вот поэтому и бросилась на Мудю. Ашрафа трогать боязно, там - ты... А Ланка
наша - мямля... Интересно, как они сейчас там общаются?
Ирина закурила.
- Нонка будет жать на то, что она несчастная дура, невезучая и перманентно
никчёмная. Чудовищная ошибка, бес попутал, нашло затмение от горя, забирай
своего Клопа, оно мне не надь...
- А наша чистая и непорочная ему ещё пенки с лезвиями два часа выбирала!
- Я бы убила Нонку!
- Поэтому она Ашрафа и трогала.
Ирина посмотрела на Милку:
- Суть не в том, что она Клопа или Ашрафа захотела. Глубже смотри. Нас тут
четверо. И никому, кроме нас самих, мы здесь не нужны. Как не нужны сейчас и в
России. Работы там нет, на улицах стреляют, потенциальные женихи или спиваются,
или рекетируют, или уже на кладбищах лежат. Родители выкручиваются, как могут,
заводы закрываются, зарплат по шесть месяцев нет. Все торгуют. А нам с нашими
профессиональными навыками в области ногозадерания на рынках делать нечего. Да
и места уже все там забиты. «Челночить» тоже не умеем. Куда идти работать, чтоб
нормально жить? В ресторан? Задницами перед «новыми русскими» крутить и после
выступления, сжав зубы, выполнять их сексуальные фантазии? Офигеваю... За каким
столько лет пахать, зарабатывать мениски, растяжения и синяки, чтоб потом с
таким же успехом, как и обыкновенные бабы, зажигать в постелях? Для чего вся
эта нудная, тяжёлая, травмоопасная работа над собой в танцевальном классе?
Спать с мужиками можно и без десятков лет классического урока у станка. Сейчас,
говорят, хореграфии без секса не бывает... А я танцевать хочу! Просто
танцевать! И получать за свой многолетний труд деньги! Можно, конечно, не
работать и бизнесмена отхватить, если повезёт, но где гарантия, что завтра в
него не всадят обойму и ты не останешься с детьми да ещё с висящими на тебе,
как жене, долгами? Нет, бабы... Надо держаться друг за друга, если хотим
остаться, продолжать работать, получать приличные деньги за хореографию без
секса. Разосрёмся и всё! Считай, привет, Россия-мать...
- Н-да... Продуктовые карточки, мафия, перестрелки, холодно... Пошли,
стукнем Нонку по темени? Может там замкнёт чего-нибудь в правильную сторону? – горько
улыбнулась Милка.
- Без толку. У Нонки всю программу менять надо. Будем держать кулаки, чтобы
они там о чём-нибудь договорились. Вот если бы и Клоп отсюда сдристнул, дабы не
мельтешить и не напоминать о неприятном событии...
Иринка и не знала, что опять выступила в роли «предсказамуса».
***
- Лана, я не хотел! Клянусь Аллахом! -
Клоп стоял на коленях и почти всплакнул с расстройства. - Она сама позвала... А
я... Я - мужчина! Что я мог? Она передо мной и так и эдак крутилась!
Он заявился сразу после Нонны. Как они не столкнулись в дверях, осталось
загадкой.
- Ну, хочешь, я ей при тебе скажу, что просто попользовался? Что ты лучше?
Лана не хотела. Она вообще ничего не желала, кроме того, чтобы все ушли и
перестали ждать от неё ответов, прощений и вселенской доброты вместе с
состраданием.
- Ну, Муди... - поморщилась она, - уйди, пожалуйста, а? Я не могу
разговаривать.
- Я не уйду, пока ты меня не простишь! Я дурак! Глупый осёл и сволочь!
Виноват. Но и Нонна тоже нехорошая девушка! Как она посмела отбивать любимого у
своей подруги?! Не дружи с ней!
- Ну, Муди...
- Я сказал, не дружи! Она - проститутка!
- Муди! - С укоризной проговорила Лана и стала чувствовать, что
раскалывается голова. Она не могла объяснить даже самой себе, что гложет сердце
больше: измена Мудика, или подлость Нонки... Нужен ли ей вообще этот Мудик? Как
теперь общаться с Нонной? С одной стороны она чувствовала облегчение, что
появился повод сложить с себя обязанности «девушки темнокожего Тарзана». Но
легко сказать: сложить... Вот он, стоит тут на коленях, жалкий и злой
одновременно, требующий прощения и сваливающий вину на Нонку. Нонку, которая
прекрасно понимает, что она сделала, и тут же объясняющая, что Клоп - мудак и
если один раз изменил, то будет ходить налево всю жизнь. Она знает, она
проверила, раскрыла Ланке глаза...
Клоп стонал в ногах, только усиливая желание сделаться глухой и слепой.
- Муди, я хочу прилечь... - слабо попросила Лана.
Клоп обиженно поднялся, резко метнулся к двери, но задержался, как-будто
вспомнил что-то, и, словно решившись, произнёс, чётко разделяя слова:
- Я уйду. Но больше не вернусь. Так и знай! - После чего он завис ещё на
минуту, вглядываясь в Ланкин силуэт, сидящий на кровати, и не дождавшись
реакции, громко хлопнул дверью с английским «Фак!».
 
ХаггаДата: Вторник, 11.07.2017, 19:25 | Сообщение # 82
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
- Девушки! Дорогие наши балерины! Сегодня
ровно полгода, как вы с нами! - торжественно произнёс мистер Тарек. - Я думаю,
это прекрасный повод для того, чтобы выпить!
- О-о-о-о! - Протянула Ирина, склонившись к Милкиному уху. - А ведь был
такой скромный, ранимый, неопытный трезвенник!
Милка хихикнула. Тарек радостно плёл про то, что девушки сроднились с
коллективом «Солнечного берега», стали неотъемлемой частью, визитной карточкой
отеля, показал рекламные проспекты, где на одной из страниц красовалась
фотография, сделанная во время самбы, а также мелькнуло отдельное Милкино
изображение в костюме танца живота. Потом он долго выражал благодарность Нонне
за прекрасный менеджмент русского шоу и частые премьеры.
- Ну... Это спорное утверждение... - Теперь уже Мила шептала Иринке на ухо.
- Представляешь, сама слышала, как она Тареку рассказывала, что и программу-то
она сама ставит, херограф, блин... И костюмы днём и ночью шьёт. Дизайн,
соответственно, её. Кутюрье, твою мать... И вообще, у неё скоро нимб над
головой засветится!
- Хм... А чего раньше молчала?
Милка пожала плечиками:
- Пусть трындит!
- А теперь але-гоп! - Мистер Тарек вытянул из-под стола яркие пакетики. -
Разрешите от своего лица подарить вам эти скромные подарочки!
Первый достался Ланке. Она открыла коробочку и увидела прекрасное кольцо,
переливающееся всеми цветами радуги.
- Ой! Мистер Тарек! Зачем?
В коробочках Милы и Ирины были тоже кольца, но немного другого дизайна.
- Золото, что ли? - Вытаращила глаза Ирусик.
- А это... - Тарек вытащил коробку побольше, - для несравненной Нонны,
лидера коллектива!
- Офигеть! - Произнесла Мила, когда в этой коробке обнаружилось большое,
умопомрачительного вида колье и пара серёжек к нему.
Нонка, забыв про приличия, повесилась Тареку на шею. Тот засмущался,
покраснел, но было видно, что доволен и рад, как Дед Мороз во время утренника.
- Она его щас тут прямо и изнасилует! Благодарность так и прёт... Так и
прёт...
...Шесть месяцев! Подумать только!
Казалось ещё вчера они, изнемождённые долгой дорогой, праздновали приезд,
перенося тела туда-сюда, подписывали контракт и знакомились с персоналом и
менеджментом. С тех пор утекло много воды...
В последний месяц репетиций было не много. Иногда «великий Чапай» ловил
музу и девочки уходили в работу: переписывали музыку, шили костюмы и махали
ногами под чутким Иринкиным руководством и зорким взглядом Джозефа из-за
диджейской стойки.
Иринка всё чаще задумывалась о роли Психа
в своей жизни и установила условный срок: в случае их совместного сосуществования
в течении ещё трёх месяцев, надо будет озаботиться устройством будущего. Если
оставаться с Психом, нужно обеспечить себя и его работой. Перед глазами вставал
пример девушки Анны, московского партнёра Будёного-Халида...
Мямля - Лана, в несвойственной ей манере,
упорно отвергала Мудины извинения в течении двух недель. Потом опять обозвала
ситуацию «сложившейся» и перестала сопротивляться, всё чаще представляя себя у
домашнего очага, окружённой детьми, которым Мудичка с добродушным лицом читает
книжечки.
Радостный Клоп бегал по отелю, по-аниматорски заводил народ днём, вечером
работал диджеем и, как местная звезда, общался с поклонниками. Особым спросом
он пользовался у немецкой части туристов, так как кроме английского владел ещё
и немецким. К Лане он проползал уже ночью, чем окончательно убедил Милку, что
спать без ударов кровати о стену она уже не сможет и будет вечным третьим
лишним в их семье.
Сама Милка, давно наплевав на «водоворот»,
стала больше уделять внимания именно своей скромной персоне, выполнив сто
пятьдесят раз данное себе обещание - похудеть. Счастье переполняло всякий раз,
когда она вставала перед зеркалом или ушивала костюмы до новой, красивой
фигурки, приобретённой таким трудом. Она, правда, не знала, сама ли добилась
такого результата или резко закончился вечный пубертат... Какая разница?! Зато
теперь это была быстроногая лань, а не корова со складками жира на талии! И
даже если она никогда и не была коровой, заложенные «Современником» комплексы
не давали почувствовать себя не то что красивой, хотя бы нормальной и не
ущербной. И вот в последние недели Мила вообще расцвела... Выкрасила волосы,
попросила Ирусика постричь редкие патлы и обнаружила, что причёсочка типа
длинного карэ отлично скрывает чебурашкины ушки. Похудение вызвало и изменение лица.
Появился аристократический овал, а не блин луны, изъеденный кратерами прыщей.
Солнце, которое она впитывала всеми фибрами, подсушило кожу и Милка уже не
помнила, что это такое, угри, прыщи и другое косметическое безобразие.
Нонна, после дурно пахнущей истории с
Муди, обратила свой лукавый взгляд на гостей отеля. Случилась ещё одна любовь
всей никчёмной жизни. На этот раз её заклинило на немце с атлетической фигурой,
чёрными, цвета вороного крыла, волосами и доской-лодкой под мышкой. Вспомнив
Милкин опыт и возрадовавшись, что Маркус, так звали спортсмена, не дайвингист,
Нонка сразу же увлеклась виндсерфингом и пропадала в море целыми днями, добавив
к виртуозному владению водными мотоциклами сносное управление доской с парусом.
Плохо было одно - Маркус приехал только на две недели. Она, может, и сумела
как-то выстроить отношения, но довести их до логического конца (с обещаниями
вернуться, клятвами любви до гроба и «выходи за меня») не успела... Маркус
отчалил в Германию, приподнеся Нонке напоследок серебряное колечко в память о
прекрасном времени, проведённом вместе. Теперь секс-бомба русского шоу
находилась в стадии поиска, не отпуская на всякий случай Тарека и изредка
позванивая Али...
... - Я не поняла, это золото или что? -
Спрашивала Мила после того, как они вернулись с террасы, где выпили с Тареком
по бокалу шампанского за полгода совместной жизни.
- Хрен его знает... - рассматривала Нонка ожерелье, - выглядит, как золото.
Ланка же, одев кольцо на палец, умилялась:
- Какая прелесть!
Ирина тоже, высоко задрав руку с кольцом и ловя разноцветные блики на
камнях, любовно разглядывала Тарековский подарок.
Опять кто-то не вовремя постучал в дверь. Милка метнулась открывать, как
мчащаяся на всех парах электричка. Конечно же, пока паровоз летел к коммунизму,
снёс по дороге несколько плохо прикреплённых предметов, а также выбил из
Иринкиной руки только что полученную в подарок драгоценность. Колечко
покатилось впереди Милки и Ирусик с ужасом пронаблюдала, как подошва
недотёпиного башмака опустилась на красивый предмет, садистски вдавив его в
керамический пол. «Неприятность» сразу же остановилась и повернулась: Ирусик
смотрела так, что Милке захотелось самой снять штаны и подать ремень.
- Ириночка! Не молчи на меня...
- Что «Ириночка»?! Щас Ириночка тебе сделает поздний аборт!
- Какой аборт? - Изумилась Лана.
- Запоздалый. Молилась ли ты на ночь, Дездемила?
- Я только дверь открою... - жалобно проскулила виновная в смерти
ювелирного изделия и побежала впускать гостей.
Ирина с болью в сердце подобрала колечко. Милкин башмак сделал из него
витиеватую загогулину.
За дверью был Стасик:
- Можно войти?
Мила молча отступила в глубь комнаты.
- Зато теперь точно ясно, что не золото! Иринк, не переживай! - Заявила
Нонка и с негодованием захлопнула крышку своей коробочки.
- Почему?
- Позолоченное! На сгибах краска отколупалась и видно обыкновенную железку.
- Всё равно красиво, - сказала Лана и обратилась к несчастной Иринке:
- Если так легко согнулось, можно распрямить. Дай-ка сюда! И щипчики
маникюрные тоже давай...
Мила виновато подала Ирине искомый предмет:
- Вот...
- Сгинь, катастрофа ходячая!
- Девочки! - в который раз позвал всех Стасик. - Меня послали...
- Куда тебя послали? Кто послал?
- К вам послали! Позвать на...
- Что будем пить? - Опередила его Нонка.
Стасик присел на Шланговскую тумбочку и развёл руками:
- Уж простите, но ничего выпить нет! Зато есть банго!
- Это ещё что за животное? - Подала голос Ирина. Радости не было предела:
колечко выглядело, как новое, не считая отвалившегося кусочка краски. Она
поцеловала Лану в щёчку и буркнула в сторону Дездемилы:
- Ладно уж, живи.
- Банго - это слабенькая травка. У нас есть немного, мы решили вас позвать,
а то у нас Муди уезжает.
Ланка с недоумением оторвалась от колечка:
- Куда?
Стасик горько вздохнул:
- В Германию на заработки.
- А почему Лана не в курсе? - Иринка сунула свой пародистый нос в гусарские
усы.
- Он её расстраивать не хотел. Наверное, скажет сегодня.
- Ладно. Мы подойдём.
И когда за Стасиком закрылась дверь, Ирина обратилась к девочкам:
- Что-то тут нечисто. Ланк, почему ты не знаешь?
Лана смущённо пожала плечами, а Милка в сердцах сплюнула:
- Доп...делся он с фрау!
- Какая фрау, Мил? - Тихо спросила Лана.
- А то ты не знаешь и не видела! Мы же с тобой раза три к ним подходили,
когда они у бассейна заседали! Она ещё тебе руку пожала так, что синяк остался!
- Ну и что? Она же туристка.
- Турыстка! - Передразнила Мила. - А работу твоему Муде, видать,
предложила!
- Это правда, - подтвердила Нонна. - Они тут все мечтают в Европах работу
найти. Помните, как Стасик рвался? На этого крокодила без слёз взглянуть нельзя
было! Сразу хотелось отдать все деньги в фонд «Красота спасёт мир!», откуда
выделялись бы деньги на пластические операции... А он цветочки, романтические
игрища на пляже, свадебку...
- Я думаю, что нет, - высказалась Иринка. - Фрау там одной ногой в могиле
уже. Чуется мне, как великому Предсказамусу, что она ещё тридцатилетней
молодкой задорно встречала русских в Берлине...
 
ХаггаДата: Вторник, 11.07.2017, 19:26 | Сообщение # 83
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
... - В чём кайф-то? - Недоумевали
девочки, выкурив по сигарете банго.
- Должна образоваться такая невесомость, лёгкость... - учил Стасик, - очень
часто тянет на поржать, а иногда, наоборот, грустно становится. Короче, банго -
это вещь!
Ирина и Нонна, подперев головы кулачками, обречённо ждали нашествия кайфа,
а Милка потянулась за пачкой своего «Мальборо»:
- Я лично ничего не чувствую. Херня какая-то...
Стасик увещевал:
- Погодите, погодите... Сейчас накатит.
Но банго действовало как-то избирательно и накатило только на Стасика. Он,
с благодушным видом развалившись на кровати, рассказывал о своём детстве:
- Я был такой чудной! И всегда меньше остальных. Все уже под метр
пятьдесят, а я - этакий мужичок любому из моего класса под мышку. Зато, как я
их бил! Как гонял!!! Пока какой-нибудь дылда замах рукой делает, я ему уже все
ноги истопчу! Никто не мог меня победить!
Девочки зевали от скуки:
- Врёшь поди, Ахмед...
- Я?!
- Ты.
Стасик,сладко причмокивая губами и устраиваясь поудобнее на кровати,
соглашался:
- Конечно, вру.
И пока Стасик самозабвенно врал, Муди
открывал Лане голую правду:
- Что я здесь? Диджей? Аниматор?
Лана тупо молчала и молилась всем богам, чтобы он от неё отстал. Ей давно
казалось, что она с ног до головы перемазалась в каком-то липком веществе, и
нет никакой воды, никакого средства, чтобы отмыться. Надо или привыкнуть жить
так или соскребать эту слизь, сдирая кожу. Она никак не могла решиться, пока
сама слизь не стала отрываться, прихватывая куски тела и души, причиняя ещё
большую боль и страдания, потому что как остановить этот процесс Лана не знала.
Надо было терпеть и ждать, ждать и терпеть. Осталось недолго. Совсем
чуть-чуть...
- Здесь, конечно, лучше, чем в Судане. Там вообще работы нет. Но! Ты только
представь! Германия! Столько возможностей! Хельга мне поможет на первых
порах...
Лана, сидя неподвижно и глядя в противоположную от Клопа сторону, казалось,
никак не реагировала на Мудичкины объяснения.
- Да!!! Я с ней сплю!!! Ты это хотела узнать? - Взорвался Клоп и заметался
по комнате. Лана так и осталась сидеть.
- Это мой пропуск в нормальный мир! Для кого я стараюсь, а? Ты думаешь, мне
приятно трахать старую, немецкую корову?! Пять лет! Всего пять лет! Я вернусь с
деньгами и мы заживём с тобой, как в сказке! Я открою туристическое агенство, о
котором давно мечтал! Ты работать не будешь, родишь мне детей... Лана, всего
пять лет!!!
Опять начиналась головная боль...
- Ты меня будешь ждать? - Муди проникновенно заглянул в отрешённые Ланкины
глаза. Она молчала. В глазах стояли слёзы. Отдиравшаяся слизь оставляла за собой
лохмотья человеческой материи. Разорванные места нестерпимо горели. Было
больно...
- Я не уеду, пока ты мне не пообещаешь...
- Ладно, - устало молвила Лана.
Муди попрыгнул:
- Я знал! Я знал, что ты меня поймёшь! Ты только представь, как мы заживём!
Не вспоминай про Хельгу. Не травмируй себя. Мне тоже плохо. Но мы должны пройти
через это испытание...
Он властно прижал Лану к себе:
- Ты - моя судьба! Я сделаю всё, чтобы тебе было хорошо!
Клоп уехал на следующий день. Хельга
отчалила на неделю раньше, оперативно выслала ему билет, приглашение и, соответственно,
денег. Мудик помчался в Каир оформлять бумаги, чмокнув Ланку напоследок и
приказав вести себя целомудренно. Ланка помахала Клопу ручкой и со вздохом
облегчения уселась работать иголкой: у халатика оставалось подшить только
низ...
 
НессиДата: Среда, 12.07.2017, 11:02 | Сообщение # 84
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7194
Награды: 91
Статус: Offline
Сколько новых кусочков!!!

Ланку жалко  cray   Что ж Мудичка такой мудичка 4466
 
ХаггаДата: Суббота, 15.07.2017, 16:27 | Сообщение # 85
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Сказ про нешустрого колобка.
                                                                                  
К кому не подкатится нешустрый колобок - все посылают...
Обиделся он и ускакал за горизонт.
Возвратиться не обещал...                       
 
Египет гудел. Хоть мало кто в мире не
знает, что такое египетская национальная сборная по футболу, жители страны
болели за неё до инфарктов, до дрожи в ногах, до срыва лужёных глоток. Даже
если сборная и не играет в этом чемпионате мира, они будут также рьяно болеть
за Саудовскую Аравию, за любую африканскую страну или просто за Бразилию или
Италию с Францией, потому что там - целое соцветие футбольных звёзд мировой
величины.
- Ну, мистер Юсеф!!! Пожалуйста! Всего на полчаса раньше!
- Ваши всё равно проиграют. - Не соглашался мистер Юсеф перенести
выступление русского шоу. - Это же Аргентина, девочки!!!
- Ну и пусть! Мы хотим видеть, как они проиграют...
Нонна, Мила и Ирина уже битый час уговаривали генерального менеджера. В
кофе-шопе установили огромный экран и теперь каждый день там собиралась
многоголосая толпа, наслаждающаяся играми мондиаля, орущая, свистящая и даже
рвущая на себе рубашки, если кто-то из любимых проиграл. Страсти выплёскивались
нешуточные и трое из русского шоу так же страстно желали поболеть за своих в
матче с Аргентиной.
- Мистер Юсеф! Ну, кто сейчас пойдёт на нас глядеть? Все болеть будут! -
Привела последний аргумент Нонна и Сникерс сжалился:
- Ну, ладно... Помяните моё слово: про-иг-ра-ют!
- Ура-а-а! - Закричали девушки и побежали за костюмами.
Отработав шоу, они вернулись в кофе-шоп.
Лана не интересовалась мировым футболом и осталась в комнате. Единоличница
решила сделать педикюр с маникюром, взяла из комнаты Ирины и Нонны магнитофон с
любимыми «Депеш Мод» и кайфовала, устроив себе салон красоты на дому. С тех
пор, как уехал Муди, она, как и Милка в своё время, занялась с собой: ходила на
пляж, учила английский и познакомилась с массажисткой Мэрфат, которая бесплатно
делала ей массаж два раза в неделю.
Аргентина оправдывала статус одной из
ведущих команд мира. Бедные российские игроки бегали по полю, как слепые, не
замечая, что к их воротам то и дело подлетают латиноамериканские мачо и бьют
без промаха. Троица, болеющих за явного аутсайдера чемпионата, выслушивала в
адрес россиян нелестные комментарии. Первую игру в своей подгруппе наши
продули, вторую уже продували...
***
Раздался стук в дверь. Ланка, растопырив
пальцы с накрашенными ногтями, пошлёпала открывать. На пороге стоял Псих.
- А Ирина чемпионат смотрит... - начала было Лана, но Псих протиснулся в
комнату:
- Чем занимаешься?
Лана смущенно пожала плечиками и вытянула вперёд руки с ещё свежим лаком на
ногтях:
- Вот.
- Красиво... - похвалил Ашраф и неожиданно ляпнул:
- Ты любила Муди?
- Ну, Ашраф... - скуксилась Лана, которой совсем не хотелось вспоминать
этот период своей жизни.
- Я так и знал! Ты мне всегда нравилась! - Горячо зашептал Псих...
***
Российская сборная проиграла. Зверски. Как
там не набралось 10:0, никто не понимал. Видно, аргентинцы были под огромной
мухой или обкололись сразу всеми наркотиками. Наши не сопротивлялись, вежливо
пропускали всех к воротам, почтительно кланялись, а то и вообще падали ниц,
уступая дорогу, и делали всё для безоговорочной победы Аргентины, по-советски
протягивая руку помощи развивающимся странам.
Мистер Юсеф с довольной мордой встал с насиженного за два часа места,
погладил свой живот и, обращаясь к русским, произнёс:
- Я же говорил! Продули!
- Ну и что? - Так же громко возмутилась Нонка. - Ваша славная сборная даже
отборочные не прошла!
Все трое еле удержались, чтобы не показать генеральному язык. Мистер Юсеф
крякнул, погрозил Нонке пальцем, типа «Уела, уела..», и все стали расходиться.
Мила влетела в номер и рассказала Лане о результатах матча. Подруга почти не слушала, а потом и вовсе перебила
восторженный рассказ о том, как Нонна спасала честь российской команды,
задумчиво проговорив:
- Милк, тут Псих приходил...
- Ну и что? - Отмахнулась та. - Так вот, мистер Юсеф потом...
Но Лана, терзаясь своими соображениями, продолжить не дала и поведала, что
Ашраф был не в себе, выдал про давнюю симпатию к Лане, пожалел об её отношениях
с Клопом, признался, что Муди, по его мнению, чистый мудак, не дававший Ашрафу
приблизиться к своей мечте.
Мила давно забыла про мондиаль и спортивные достижения русских, открыла рот
и сидела, как истукан, ловя ворон. Очки съехали, как всегда, на бок, а сигарета
истлела дотла...
Потом Ашраф так страдал без Ланочки, что попытался успокоиться в объятиях
Ирины, но не смог. И вот теперь, когда Мудя свалил к своей Хельге, открыты все
дороги, все пути! Вот он я, дорогая Лана! Бери меня со всеми потрохами
изумрудного свойства!
- Я, говорит, шесть месяцев ждал этого момента. И полез целоваться... -
смущенно договаривала Лана.
Мила же закрыла рот, чтобы открыть его снова:
- Ну и?
- Ну и поцеловались...
- Ты что?!! - зашипела Милка. - Дура совсем? Тебя же Ирусик во второй раз
дефлорирует за такие дела!
- А что я? Он сам пришёл! Сам полез... Не драться же...
- Знаешь что, подруга... - Мила решительно поднялась. - Надо рассказать
Иринке.
- Я боюсь!
- Целоваться ты не боялась! Пошли!
Дверь открыла Нонка.
- А Ирусик где? - строго спросила честная и справедливая Мила.
- В кофе-шоп за пепси помчалась. Джозеф нам маленькую бутылочку виски
презентовал! Чтобы не загнулись от расстройства за свою державу... - Довольно
хихикала Нонна.
***
... Она не могла поверить своим глазам: у
бассейна сидел Псих с какой-то рыжей дамой, держал её за руки и вообще был
полон заинтересованности. «Это ещё что такое?» - спросила сама себя Ирина и
заказала бармену четыре бутылки пепси, продолжая наблюдать за парочкой. Ашраф
наклонился и чмокнул рыжую в щёчку. «Ни хрена себе!»...
 - Ашраф! - Крикнула Иринка. - Можнотебя на минутку?
Она сжимала в руках бутылки и ждала, пока Псих вальяжно и нехотя доковыляет
до кофе-шопа.
- Кто это?
- Как кто? Туристка. Зовут Николь.
- Это я понимаю... А что мы тут сидим и целуемся?
- Это был дружеский поцелуй! Почему такие вопросы, а?
- Я сейчас тоже пойду кого-нибудь чмокну по-дружески, - предупредила
Иринка, наблюдая, как Псих потихоньку превращается в нервнобольного и не может
стоять спокойно: руки и ноги Ашрафа так и неслись в пляс.
- Ирина, иди домой! Я с тобой потом поговорю...
- А я не хочу с тобой разговаривать. Чего ей от тебя надо?
- Сегодня ночью к ней постучался в дверь номера хаускипинг и потребовал
секса! Представляешь, какое позорное пятно ложится на отель?! Она испугалась и
позвала меня. Ясно теперь?
- Нет. Не ясно. Почему позвала тебя, а не секьюрити?
- Что за вопросы? Кто ты такая, чтобы задавать вопросы? Я на работе!
- Знаю я вашу работу! Иди! Продавайся, проститут...
Псих задохнулся и точно бы взорвался каким-нибудь интересным ругательством,
но фрау Николь вовремя вмешалась, сексуально пробасив:
- Майн херц! Ком цу мир, майн херц!
Псих потрусил к столику с извинениями «Иншульдиген зи битте!», а Иринка
быстро удалялась к корпусу контрактников, прижав к себе бутылки. «Майн херц! -
передразнивала она Николь. - И этот туда же, сволочь...»
Злая, как сто собак, она зашла в номер:
- Где вискарь?
- Туточки, - услужливо подала ей «Блэк лэйбл» Мила. - Иринк, ты выпей. Тут
Лана тебе что-то сообщить хочет...
Она подтолкнула подругу детства к Ирине и уселась рядом контролировать
разговор. Ланка, зажавшись и еле мямля, выдала недавнюю историю посещения своей
персоны гражданином Психом. Попыталась промолчать про поцелуй, но Милка резво
вдарила кулаком по ноге, призывая говорить всё, без утайки. Ирина, узнав много
нового и интересного за сегодняшний день, тихо спросила:
- Лан, он тебе нужен?
Та молчала, уставившись в пол.
- Если нужен, то можешь забирать. Только сейчас у него про графику фрау
Николь и он немножко занят.
Услышав набившее оскомину слово «фрау», девочки заинтересовались ещё
больше. Ирина поведала о своём походе в кофе-шоп, а также попросила не мусолить
тему дальше. Всё ясно. Разлили «Блэк лэйбл», выпили по глотку и тут мирная
бабская посиделка была прервана громкими ударами в дверь.
- Точно псих...
Ирина пошла открывать.
- Идём со мной! - Гневно сказал Ашраф и буквально вытащил её в коридор.
- Ирк! В случае чего - кричи! - проорала Милка. Оставшиеся члены мирно
распивавшей виски компании на цыпочках переметились в ванную комнату и угнездились
там, не включая света. Оттуда можно было хорошо видеть и слышать происходящее в
коридоре.
Ирина стояла, скрестив руки на груди, а
Псих наматывал километры, вертясь вокруг.
- Что ты мне мешаешь, а? Я её почти уговорил! Николь собралась открывать
здесь бизнес и так как обязателен для этого дела египетский партнёр, пригласила
на эту роль меня! Я стараюсь, как...
- Пидорас! - Вставила Ирусик.
- А ты - дура! Посмотри на Лану! Муди ей всё объяснил и она поняла! А ты...
- Вот и возьми себе в жёны Лану. Ты же с ней уже договорился.
Ашраф прекратил метания, осмысливая сказанное, а потом гордо поднял голову
и почти совсем спокойно произнёс:
- Николь - прекрасная женщина. И она меня сильно любит. Не то, что ты! Она
даст мне много денег и мы заживём припеваючи хоть здесь, хоть в Германии. Я для
неё - всё! Ты бы с кем осталась? Наверняка с тем, кто тебя больше любит! Верно?
- А ты? Ты её любишь?
- Конечно! - Фыркнул Псих, как будто Ирина сказала полнейшую чушь.
- А со мной что ты делал? К Лане зачем ходил?
Ашраф зло расхохотался:
- Неужели ты думаешь, что вы лучше, чем немки? Чем Николь, например?
Трое, засевшие в ванной еле сдерживались. Милка очень рвалась в бой,
поглаживая любимую всеми швабру.
- Чем же они лучше?
- Ха! Они - уверенные в себе леди! У них есть всё! Их страна - сильная,
богатая держава! А вы что можете предложить, а?
- Ладно. С этим понятно. Скажи только одну вещь: хоть не продешевил? -
устало улыбнулась Иринка.
Ашраф позеленел и не знал, куда деть руки. Было видно, что ещё немного и он
вдарит Ирусику по носу, совершив очередную «пластическую операцию»...
- Русские проститутки!!! Вас можно факать, факать и факать! Это вы отлично
умеете!
- Зато ты не умеешь... - спокойно заявила Иринка и, развернувшись, пошла в
комнату. Псих семенил рядом, кочевряжился и брызгал слюной:
- Ха-ха-ха! Как будто не ты стонала подо мной!
Иринка аж споткнулась:
- Когда я успела-то? Постонать?
- Да если ты хочешь знать, Николь я выбрал из сотни женщин, которые меня
добивались!!! Ты, глупая курица, ни хрена не замечала!!!
- А что, были турниры? Леди зверски бились на шпильках и баллончиках лака
для волос? Или леди Николь просто заплатила больше?
- А как же? Я свой член не на помойке нашёл! - Выдал прекрасный аргумент
совсем съехавший с катушек Псих.
- Золота и бриллиантов я на нём не заметила, кстати... - возразила Ирина,
пытаясь пройти к своему номеру, но Псих плясал под ногами, загораживая проход.
- Да ты знаешь, что у меня за член?!!!
Услышав последнее, девушки в ванной не выдержали и залп ржача раздался на
весь коридор.
- Подслушиваете?!! - Орал ненормальный. - Выходите, шлюхи! Я покажу вам,
что значит настоящий, большой член!!!
- Етить-колотить! - Округляла глаза Милка. - Жаль магнитофон Джозефу
вернули. Вот бы записать!
Нонка же задиристо орала в окно ванной:
- Ну-ка, ну-ка! У тебя до Каира, что ли, феномен ты наш?!!
Ирина, воспользовавшись тем, что Псих отвлёкся и, тыча свою морду в окошко
туалета, доказывал, что действительно феномен, прошла в номер и заперла дверь.
Девочки тоже вышли из ванной, так как Псих ничего интересного уже не орал и
перешёл на банальные факи. Через некоторое время он затих, чтобы постучаться в
дверь ещё раз.
- Ирина, я настоятельно прошу тебя вернуть мне все мои подарки. - С
презрительным лицом оттарабанил Ашраф, когда открылась дверь.
- Хорошо. Они не мне нужны.
- Вот и замечательно. Потому что они нужны мне и Николь.
- Ай-яй-яй, - не сдержалась Нонка, - она тебе дворцы, пароходы, нефтяные
вышки, а ты ей галабейку и сраное колечко? Нехорошо...
Псих пожалел, что зашёл ещё раз и начал приплясывать, что являлось верным
признаком появления пара из всех щелей и навязчивой рекламы мужского
достоиства.
- Ты что, Нонк? - Вставила своих пять копеек Милка. - Он ей свой член в
сапфирах подарит! Член тот - чистый изумруд, член тот яйца стерегут!
Пар пошёл, но Ашраф нечеловеческим усилием совладал с собой:
- Через пять минут. Я жду. - Отчеканил он и скрылся в своей комнате.
... - Вот это экспрессия! Какой концерт!
Какой слог! - Восхищалась Нонка и, глянув на Ирину, которая достала красную
галабею, вытаращила глаза:
- Ты что?!!! Собралась отдавать?!
- Щас... - усмехнулась та, - где тут ещё шкатулка была, в которую мы бисер
складывали?
Милка вспомнила, что шкатулка у них в комнате, и метнулась за ней, как
ветер. Ирина ещё раз осмотрела всё, что собрала, и скомандовала:
- Пошли. Вискаря осталось немного?
- Да там ещё с пол-бутылки.
- Отлично. Захвати с собой, Лан.
В коридоре все подарки были вывалены
сиротливой кучкой на пол из метлахской плитки прямо перед дверью Ашрафа. Ирина
сбрызнула кучку виски и кинула туда спичку. Галабейка вспыхнула... Шаг за шагом
весело загорались и остальные немудрёные презенты. «Сейчас всё превратится в
золу и я забуду этот страшный сон, будто его не было...» - подумала Ирина,
глядя на языки пламени.
«Страшный сон» учуял запах дыма и в бешенстве вылетел в коридор, чуть не
сыграв носом в костерок из своих подарков.
- Вы... Вы... Проститутки! Шлюхи! Дешёвки! - Завизжал он, вспоминая всё
больше и больше занятных сравнений и ругательств. Девочки же вынесли стулья и
уселись наблюдать, как догорает Ашрафское добро. Псих метался, орал, брызгал
слюной и вообще пребывал в стадии обострения прогрессирующей болезни, название
которой бешенство.
В окне на противоположной стороне коридора показалась голова Шалуфы:
- Что сегодня?
- Привет! - откликнулись девушки. - Смотрим ритуальные пляски аборигенов.
Шалуфа перевёл взгляд на аборигена, скачущего рядом с костром и орущего,
что всё это стоило денег, а русские шлюхи обязательно поплатятся, и покачал
головой.
Ашраф, покувыркавшись около костерка, резко рванул к Иринке и проорал:
- Где моё кольцо? Я его там не видел!
- Ах! Простите! - Язвительно извинилась Ируська, сняла кольцо и запулила в
небо. Приземлилось оно где-то на крыше.
- Дуй, изумрудный мой! Доставай!
Ашраф скорчил рожу и заорал, что Иринка банально ревнует, ей обидно до
смерти, что такой во всех смыслах прекрасный секс-террорист выкинул её на
обочину за ненадобностью.
- Ладно, - под конец гаркнул он, - можешь оставить себе на долгую память! Я
добрый... Ха-ха-ха!
- Псих, ну что так убиваешься, а? - не выдержала Мила. - Тебе что, Николь
подарить нечего?
- Да-да, - поддержала Нонна, - у тебя же есть для неё самый дорогой
подарок  - феномен протяжённостью доКаира в жемчугах и рубинах! Только, я тебя умоляю, поменьше около костра
крутись. Не приведи Аллах, спалишь богатство...
Мила нарочно заспорила с Нонкой:
- Чему там гореть?!
- Ты не веришь, что у меня большой?!!! Показать?!! - Руки Ашрафа зашарили в
штанах.
- Вот этого не надо, дорогой! - Раздался бас Шалуфы. - Я старый, больной
человек и таких шоу не выдержу!
- Мистер Шалуфа, не бойтесь! - Браво успокоила Мила. - Он ничего не
нашарит!
- Тем более, - крякнул Шалуфа. - Милый друг! Не надо ничего показывать
русским! Когда надо, они сами посмотрят...
...Золу собрали в пластиковый пакет и
вынесли. Закопчёное пятно - след костра, так и не отмылось...
- После Мудика Псих у нас диджей. Нам с ним ещё работать... - устало
произнесла Нонна.
- Не думаю, что будет говнить, - опустошённая до предела Ирина прилегла на
кровать.
- Девочки! Да неужели, если он что-нибудь учудит, мы не справимся? - Милка,
инициатиативная, как никогда, заняла позицию в центре комнаты. - Да мы его
сгнобим! А заортачится - мистер Тарек нас ещё не подводил.
Лана только качала головой, не веря:
- Столько грязи вылить! Шесть месяцев жили бок о бок и не подозревали!
- О Мудиле твоём тоже никто не подозревал, - глядя в потолок, проговорила
Ирина. - Гнобить их побольше, мужиков всех... Нормального языка они не
понимают, честных отношений не разумеют. Теперь только использовать! Корыстно,
цинично и изощрённо...
***
 
ХаггаДата: Суббота, 15.07.2017, 16:28 | Сообщение # 86
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
- Джозеф! Он всё делает специально! -
Доказывала Нонка, возмущаясь. - Я ему сказала, что номером четыре будут
«Скорпионз», а он, нагло улыбаясь, врубил рок-н-ролл!!! Гадёныш...
Псих не просто пытался испортить
впечатление от выступлений, он ещё и показушно ржал всякий раз, когда девушки
проходили мимо или находились в поле зрения. Прописавшись в компании немцев,
где присутствовала его Николь, Ашраф, завидя русских девочек, начинал шептать в
многочисленные уши, после чего все браво хрюкали, провожая шоу-группу взглядом.
Но сейчас, как только показались спускающиеся по лестнице Мила и Лана,
решившие рвануть в номер за кассетами Джозефа, пока Нонна и Ирина жаловались на
жизнь отцу родному, Псих как-то неестественно замолк и почти спрятался за пальму:
один из немецких туристов быстро просеменил к девочкам и восторженно залепетал:
- О! Это было прекрасно! Ваше шоу бесподобно! - пел он, целуя ручки и
приглашая за свой столик около бассейна, туда, где заседала Ашрафская компания
бюргеров, поддерживающая туриста выкриками «Я! Я! Натюрлих!». Мила и Лана,
мямля что-то про благодарности, пытались пройти домой, но немец прочно
загородил дорожку, рассыпаясь в комплиментах. Явно смущаясь и не соображая, как
выкрутиться из этой ситуации, они не успели опомниться, как оказались
перекинутыми через плечи незаметно подскочивших сзади шутников из немецкой
компании Психа, и со всем концертным скарбом в пластиковых пакетах, макияжем на
всё ещё недоумевающих лицах полетели в бирюзовую воду бассейна под радостные
улюлюкания толпы.
Столик Ашрафа чуть не помер от экстаза. Сам Ашраф повалился на шезлонг и
задрыгал ногами, как психованный младенец.
Ланка вынырнула первая. Милка же, бухнувшись в воду, испытала ужас.
Показалось, что на талии железные брикеты, которые так и тянут вниз. Попытка
дайвинга осталась в мозгах болезненным комплексом страха резкого погружения под
воду. Кроме того, тушь попала сразу в оба глаза, не давая возможности глянуть
хотя бы где свет, на который можно целенаправленно грести, слабо двигая руками
и ногами. Милка перепугалась, хаотично забарахталась, пару раз втемяшилась
головой в стенки бассейна, окончательно потеряв возможность соображать, и
обречённо затихла, пока какая-то внешняя сила не вытащила её наверх.
Стасику, как истинному рыцарю, пришлось, не тяряя времени, бухаться в
бассейн скоропостижно и при всей амуниции, потому что из воды виднелась только
Милкина задница, что медленно кружила возле островка с пальмами в течении
долгих секунд. После счастливого спасения утопающих, Милка посидела минуту на
кромке бассейна, как Алёнушка на известной картине Васнецова, потом до неё
резко дошло, что случилось, и она впала в сильнейшую истерику, изрыгая что-то
гневное в сторону немецкой компании:
- Ы-ы-ы, са-а-а-а-э-э-эм... э-э-э-па-ну-у-у-ы-э-э-э, да?!!! Ы-ы-ы-ы...
Незадачливые шутники-туристы приносили свои извинения, оправдывались тем,
что не могли представить таких последствий этой шутки, и указывали на
генератора идеи Ашрафа. Тот, в свою очередь, орал про нормальность таких шуток
на морском курорте. Стасик орал на Ашрафа. Мухаммед и Ебейд разнимали друзей и
орали просто так. Мила самозабвенно крыла нечленораздельными матюгами всех
сразу. Лана, всю жизнь тихая до безобразия, наверное, материлась про себя.
Нонна и Ирина, что устали ждать, когда
принесут кассеты, вышли из дискотеки и сразу поняли, что произошло неладное.
Подруги детства не могли ничего сообщить, оба другана-секьюрити были заняты
выяснением отношений, немцы тупо твердили «Сорри!». Ирина пыталась достучаться
до Стасика, но тот рьяно отмахивался и на повышенных тонах что-то доказывал
тому немцу, который восхищался русским балетом, а Нонна, завидя в толпе
дрыгающего ногами Ашрафа, сразу поняла, что без него тут не обошлось. Лидер
коллектива пришла в ярость и, молча, вручив свой пакет с концертными
принадлежности кому-то из зевак, стартанула как Карл Льюис, прыгнула как Бубка
и в стиле Жан-Клод Ван-Дамма залепила Психу ногой в грудь. От такого
неожиданного, коварного нападения Ашраф, махая всеми конечностями и, как
офигевший соловей, выводя руладу «А-а-а-и-и-и-х», молниеносно отправился в
полёт, который бесславно закончился смачным шлепком в бассейн. Нонка вложила
столько силы в удар, что сама забалансировала на краю бассейна. Толпа
зааплодировала, кто-то прокричал «Браво!», Стасик согнулся и заржал, повизгивая
и держась за за рукав Ебейда, сам Ебейд, так же как и Мухаммед, стучал челюстью
о зелёное ковровое покрытие.
... - Надо его проучить! Мордень начистить
или ещё что... - бурчала Мила, переодеваясь в сухое.
- Тёмную! - предложила Лана.
- Если действовать, то цивилизованно, - покачала головой Иринка, не соглашаясь
с подругами детства, - через Тарека, например.
Нонна задумчиво теребила серёжку в ухе:
- Это точно. К нему сейчас в комнату не пробраться: фрамугу заколотил,
дверь закрывает, бутылки пустые к ней подвешивает...
- Боится, значит уважает!
- Очень уж он счастлив, что диджеем стал. Престиж, понимаете ли... -
Продолжала думать вслух Ирина. - Надо его в реаниматоры вернуть. Нонк, займись!
- А что? И займусь...
***
 
 -Мистер Тарек! Мы такие несчастные! - Нонна изобразила какие и Тарек переменился
в лице:
- Скажи мне! В чём проблема? Я разберусь! Я решу! Я...
- Может, жаловаться и некрасивое занятие, но диджей Ашраф нас достал! Он -
никудышный работник! Вчера всё выступление нам испортил... Я даже плакала
потом. Обидно: стараешься, стараешься, ночей не спишь...
- И это вся проблема? - Расслабился Тарек.
Через три дня в лобби отеля вошёл молодой
человек. Он был модно одет, на лице сияли солнцезащитные очки «Police», на голове завязана бандана, в правой
руке - кофр «Samsonite», в
левой - журнал «Newsweek».
Строго следя за белманами, что еле ворочали огромный чёрный ящик, молодой
человек командовал:
- Осторожно! Там моя фонотека! Аккуратнее!
- Бабы! Диджей! - Воскликнула Милка с радостью в глазах.
Нонна облизнула губы:
- Какой хорошенький... Минутку! Стойте здесь! - и подефилировала к
прибывшему. После приветствия он галантно поцеловал ей руку и Нонна расцвела.
- Итак! - Восторженно сказала она, вернувшись к коллективу. - Зовут Майкл.
Двадцать шесть лет. Гороскоп - Лев. Не женат. Родом из Каира. Провославной
религии. Знает Толстого и Достоевского!
- Знает лично? - Хихикнула Иринка.
- Дура! Образованный, не мусульманин, красавец да и просто мачо! Это ж
находка!
Ирина опять хихикнула:
- Конечно, дорогая! Ты первая увидела, ты первая заметила. За-би-рай! Не
думаю, что мы будем возражать. Ибо разочаровались в этой половине человечества.
Правда, девочки?
Псих бесился, но никуда не денешься:
пришлось бегать по пляжу с волейбольными мячами, как и раньше. Николь уже
навечно, как думали девочки, поселилась в «Солнечном береге». По всем, даже
скромным, подсчётам она сидела здесь уже месяц. Все нормальные туристы
приезжали на период от недели до двух. Слухов о том, что они с Ашрафом будут
регистрировать свои отношения, не было. Псих, прячась и перебегая от куста к
кусту, навещал её бунгало почти каждую ночь. Девочки слышали, как в одно и то
же время осторожно хлопала дверь и видели в окно ванной комнаты крадущегося к
выходу Психа. «Свой человек» Мухаммед позволял ему беспрепятственно шастать по
ночам, чем подвергал себя опасности быть уволенным. Именно из-за участия Мухаммеда
в этих ночных вылазках сорвался блестящий план Нонки, которая в очередной раз
задумала припахать к решению проблем Тарека. Сам Мухаммед дальновидно
предполагал, что если поссорится с Психом, тот доложит о прекрасных отношениях
между секьюрити и русскими девушками, что не очень хорошо для всех, вовлечённых
в конфликт. Руки оскорблённых чесались, желая сделать бяку обидчику, устроить
вендетту и показать «кузькину мать», но пока пришлось удовлетвориться только
Майклом на месте диджея.
- Что же делать? Как его достать? - думали, горящие местью сердца.
- Ничего. Вот если б ситуация сложилась подходящая...- говорила, как ни
странно, самая спокойная Ирина. - Самим создавать не надо. Не наше это дело -
наказывать.
- Ничего себе! - возмущались все, а Милка добавляла:
- Меня ещё никто шлюхой и проституткой не называл! Ладно бы за дело, а то
чиста, как слеза! Почти девственница!
- И в бассейн так подло не подговаривал бросать! - Вставляла Ланка. - Чего
мы ему сделали, чтобы так ненавидеть?
Самая безразличная к судьбе Ашрафа, бывшая подруга дней суровых, только
вздыхала:
- Да ничего, Лан. Завидно ему, что Мудя в Германию рванул. Что, он
недостоин, что ли? Ты ещё со своим мягким характером пообещала, что ждать
будешь. Я понимаю, что ты сказала так, чтобы отстал. Но я-то не пообещала.
Опять Мудику повезло больше. Псих – типичный закомплексованный и завистливый
дурак.
- Ух! Как я зол, как я зол! - скрипела зубами Мила. - Мы ему ещё покажем!
Он может закрыть свою дверь на засов, нанять бодигарда, купить двустволку и
постоянно носить бронетрусы, но ему не уйти от правосудия!
Именно Милка больше всех горела желанием отомстить за свою поруганную
честь, а также за честь подруг, и ежедневно следила за Ашрафскими
передвижениями, как зоркий орёл следит за петляющим у подножия горы зайцем. И
однажды ей повезло...
- Девки!!! Родные!!! - Она забежала в
комнату с лицом, на котором читалось высшее знание. - Он забыл закрыть дверь!!!
Я толкнула на всякий случай, а она... хоп! И открылась! Сам, зараза, в комнате.
Дрыхнет. Забегался по пляжам, собака...
- Есть ли у нас план? - Сразу же активизировалась Нонка.
Милкин генератор давно родил план мщения, чем она и поделилась не медля.
Псих спал глубоким сном, открыв рот и
разметавшись по кровати отнюдь не в бронетрусах.
- То, что доктор приписал! - Прошептала Мила и достала из лифчика
супероружие мести - ярко-красную помаду фабрики «Свобода».
Через пятнадцать минут объект был недвусмысленно разрисован женскими
губками, имитирующими страстные поцелуи. Лицо, шея, грудь и даже бёдра сияли
следами, подтверждающими недавнее бурное, сексуальное действо.
Вернувшись в комнату, Милка заговорщицки прошептала:
- Нонк, беги искать Стасика!
Та вернулась на удивление быстро, еле сдерживаясь, чтобы не заржать, как
конь.
- Ну? - спросил «генерал» посыльного. - Сделала?
- А то! Сказала, что видела секьюрити, вызывающего врача в корпус
контрактников. Поинтересовалась зачем и тот ответил, что Ашрафу плохо. Опять
перманентный синдром диареи, насморка и угревой сыпи, температура, удушье и
косоглазие. Изобразила вселенскую скорбь, участие, выдала, что надо
предупредить Николь. Мало ли... Вдруг, что-то серьёзное? Мы, конечно злы на
него, но тут вопрос жизни и смерти.
- Молодец! Пошли занимать места в первом ряду!
Ждать пришлось недолго. Фрау Николь
примчалась быстрее ветра. За ней семенил успокаивающий взволнованную женщину
Стасик. Она нервно забарабанила в дверь. Стасик помог нервно барабанить.
Барабанили они до тех пор, пока на пороге не возник сонный Псих, весь в следах
любовных игрищ.
- О-о-о-о! Какой сюрприз! - Морда Ашрафа растянулась в голливудской улыбке
и тут же свернулась набок от прямого хука в челюсть. Взволнованная, слабая
женщина неожиданно выбросила вперёд кулачище размером с арбуз, что глубоко
впечатался в счастливую физию Психа, смешав в кучу нос, шлёпающие приветствие
губы и радостные от сюрприза глаза.
- Что случилось, шатци? - Тупо спросил Ашраф, но Николь ещё одним
выверенным, страстным ударом ноги в область изумруда с сапфирами, куда она
вложила всю неземную любовь, согнула Психа в позицию вопросительного знака.
Стасик нервно грыз свой кулак, с диким ужасом зыркая глазами то на Николь,
то на Ашрафа, прислонившегося к стене и хватающего ртом воздух.
- Вот это женщина! - Пропела Нонка.
- Жестоко.
- Бабы, мы суки...
- Суки, - подтвердила Ирина. - Зато теперь ни одна сволочь не вякнет, что
нам нечего предложить...
 
НессиДата: Понедельник, 17.07.2017, 11:59 | Сообщение # 87
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7194
Награды: 91
Статус: Offline
Цитата Хагга ()
Взволнованная, слабаяженщина неожиданно выбросила вперёд кулачище размером с арбуз, что глубоковпечатался в счастливую физию Психа, смешав в кучу нос, шлёпающие приветствиегубы и радостные от сюрприза глаза.

Так ему и надо  4466  Паразит....
 
ХаггаДата: Понедельник, 17.07.2017, 12:32 | Сообщение # 88
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Вообще у меня Ашраф - самый противный персонаж, как мне кажется.
Несси, благодарю, что читаешь! 5709
 
SharlezДата: Вторник, 18.07.2017, 15:21 | Сообщение # 89
Посетитель
Группа: Друзья
Сообщений: 444
Награды: 11
Статус: Offline
вах! вот это бадарок!!! збазиба, Вошть!

ex-Чалыкушу
 
ХаггаДата: Четверг, 20.07.2017, 18:03 | Сообщение # 90
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Цитата Sharlez ()
вах! вот это бадарок!!!

Всегда пожалуйста!

Ловите ещё. dance
 
Дом Культуры » Авторские студии » В гостях у Хагги » Повести и романы » Улыбайтесь, вы в Египте! (Авторская редакция)
Страница 3 из 4«1234»
Поиск:

ДК Хагга-Град © 2017