Главная » 2018 » Май » 16 » О, боль! Ты - жизнь!
22:36
О, боль! Ты - жизнь!

Когда что-то болит, ты вдруг и неожиданно вспоминаешь, что эта часть тела у тебя есть. Думаешь, что пора бы ей заняться, что-то сделать, улучшить, исправить, подлечить-с.

Я простудила ухо. Началось всё с лёгкой боли в затылочной части головы, а через денёк вдарило в ухо. Вот никогда не думала об ушах. А теперь началось: надобно как-то заняться, улучшить, полечить. Уши рядом с мозгом, товарищ Хагга. А мозг – моя любимая часть тела. К тому же, головой ворочать стало проблематично, жевать тоже, да и вообще рот открывать трудновато. А как же я смогу постоянно молчать? Да ещё, как назло, именно когда заболело ухо, зачесалось поговорить буквально со всеми. Да и на работе требуется рот всё-таки раскрывать и чего-то с умным видом вякать. Улыбаться ещё нужно. А это вообще проблематично...

Проснулась я в пять утра от дикой боли (нечаянно повернулась на левый бок и прилегла на больное ухо). Закапала, легла. Но, как выяснилось чисто практическим путём и в ходе опроса коллег и друзей, капли вообще не помогают! Провертелась полчаса. Вроде уже начала засыпать, как тут запел мой телефон: просыпайся, мать твоих детей! Конечно же, с этим ушным кошмаром я совершенно забыла, что школа-то закончилась и вставать мне можно позже. Когда пришла эта счастливая мысль, я сладко заснула. Ну и соответственно, второго будильника я на телефон не поставила. 7:30 – хорошие цифры. Но из дома мне надо выползти в восемь!

Работа встретила меня моим дорогим врагом – мистером Ведро. Почему Ведро? Игра слов - это раз. А во-вторых - потому что лысина отражает яркие солнечные лучи. В третьих, ходит, как тевтон с ведром на голове: важно и неповоротливо. Ну и в-четвёртых, Ведро пустое. И, как уже понимаете, встретить пустое Ведро с утра - плохая примета. Вы тоже замечали, если одно пошло не туда, всё другое стремится тоже уйти налево? Хором этаким, одним слаженным отрядом, косяком и строем. Ведро вообще аллергическая личность, а ведь одного знака зодика со мной! Так подставить Деву!

Пропел мне про важный визит какой-то компании, которую нужно встретить и показать ей отель, и покатилось Вёдрышко на террасу курить. Опа-на! А ведь бросал так яростно...

Ушла в работу с головой, хотя одно ухо в работу включаться так и не хотело... К тому же позвонил генеральный и сообщил, что к нам пришёл кандидат на роль моего подчинённого. Мальчик, говорящий на русском, немецком, английском, ну и арабском, куды ж без него. Надо идти встречать, беседовать.

- Вот тебе бланк заявления на работу, дай ему, - распорядился генеральный и довольный умчал на своём гольф-каре на наши вечные коммунистические стройки.

То есть, мальчик уже принят. Зачем тогда мне с ним беседовать?

Мой новый подчинённый выглядел интеллигентно и бедно. Анкету заполнил, да и.... Что и? Пошла я. Одно только меня всегда удивляет у египтян. У них у всех, ну у большинства, прекрасные зубы от природы. Есть, конечно, случаи, когда бог, прилаживая зубы, уставал и тупо кидал человеку горсть в рот. Вырастут как лес, да и ладно. Или наоборот, проникался геометрией и крепил зуб за зубом, точно выверяя щербины, чтоб сантиметр точно. Но зубы у египтян в большинстве своём от природы здоровые. Иногда чёрные от злоупотребления гашем и чифиром, но как же им повезло-то! Или это во мне кипит зависть, не знаю.

Я же росла в городе, где в воде не хватает фтора. От этого у нас самая востребованная и высокооплачиваемая профессия – зубной. Врач и техник. Я начала свои походы к этим двум красавцам аж с семи лет.

Помню, был у нас в школе зубной кабинет. И как раз прислали красивого практиканта. О том, зачем в школу практиканта присылать, мы говорить не будем. Пришла эта звезда и сразу покорила всех будущих баб, начиная с 7 лет и старше.

Зубы меня мучили уже тогда. Вот я и пошла на приём. Напомню: 1980 год, анестезии нет, зубодробильная машина – наше всё, пломбы из гипса, месятся на стёклышке каким-то шпателем. Хорошо, что зуб был не передний. Ну, ничего, потом мне и передние починят так, что... Короче, по порядку.

Пошла, села в кресло. Мальчик суетится, в рот заглядывает... Скажите, что приятно, когда в рот смотрят? Только не стоматологи, конечно, и уже тем более не гвоздодёры, то есть зубные техники.

Надо, говорит, сверлить. И на что только не пойдёшь, чтобы привлечь внимание звезды...

 - Сверлите, - шепчу.

И понеслась...

- Не закрывай рот!

Да как я вам его закрою? Со сверлом между зубов?

За дверью ждут другие будущие красавицы экрана, желающие сделать себе голливуд.

Вышла я через полчаса, кинула на всех победный взгляд и пошла за угол быстренько, а то от вкуса гипса и какого-то спиртосодержащего лекарства аж передёргивало.

Дома я показала свой зуб всем. Какая я молодец! Сама конфетами зуб попортила, сама залечила, вот! А ночью я начала показывать свой зуб ещё сто разов, разевая варежку и бросаясь на стены. Моё теперешнее ухо – ничто по сравнению с той болью!

Ровно в восемь я уже бросалась на дверь зубного кабинета.

- Что такое?

- Вот! – в очередной раз раскрыла варежку.

- М-да... Я забыл тебе нервы убить.

Ты мне уже все нервы убил за эту ночь, поганец! А ведь ещё красавцем казался!

Конечно, это я ему не озвучивала. Не дай бог, ещё и вырывать захочет из-за практикантского рвения.

Час, товарищи! Час он долбил мне свою на совесть сделанную пломбу. Выдолбил приличное дупло, захерачил туда мышьяк и сказал болеть до завтра. Вторую ночь я облизывала стены квартиры. Ровно в восемь – дверь зубного кабинета.

- А сейчас будет немного больно... – предупредил он.

Да неужели?

Да. Немного больно было. Так... Фигня. Нервы вытянуть. За минут пятнадцать. Тут я уже не стеснялась и била его ногами. 

- Зуб пломбировать сейчас не буду. Пусть немного заживёт. – Сказал он и законопатил мне дупло ваткой. – Меняй каждые восемь часов. И после еды тоже, чтобы ничего туда не попало. Через три дня жду.

Я пришла через одиннадцать лет. И не к нему, конечно, а к...

Все эти годы я старательно меняла ватки в дупле. И если бы не обыкновенная простуда, которая вдруг вылилась в огромный флюсище, меняла бы ещё столько же лет.

1991 год. Операция «Кооперация» в разгаре. Все наши стоматолухи рванули открывать частные кабинэты.

- Очень хороший специалист! – говорил мне друг Сашка-самбист, у которого уже тогда был эффект Овечкина. Четыре раза. То есть, все передние. – Я у неё лечил! Наушники тебе надевают, там музыка классическая, сверлят с лидокаином, ничего не чуешь ваще! Смори! – открывал он недра и демонстрировал мне оставшиеся после самбо коренные.

Кабинэт располагался на первом этаже обыкновенного жилого дома – пятиэтажки. У подъезда, как это было принято, заседали три бабы Васи, которым всё про всех надо знать, а также всем за это прописать. Когда мы зашли в подъезд, во мне признали, конечно же, гулящую, а в Сашке – алкоголика малолетнего.

Таки да... Частный бизнес, делаем деньги красиво, культурно, конкуренция не дрэмлет... Надели наушники с Моцартом. Объяснили, что музыка Моцарта задействует те центры головного мозга, которые отвечают за удовольствие. Сказали расслабиться. Лидокаин продемонстрировали: не ссы, щас будет удовольствие...

После первого укола я и правда расслабилась. Это вам не зубной школьный кабинет с практикантом! Однако, когда женщина посмотрела мне в рот и потрогала своим никелировынным гвоздём зуб, я прекрасно чуствовала, что заморозилась только нижняя челюсть, а вот верхняя...

- Ещё один?

- Угу!

На тебе ещё один лидокаин. Подождали. Та же хрень. Заморозилось уже и горло, и левая грудь (делай операции, не хочу!), а верхняя челюсть всё чует, зараза.

Третий укол навёл докторицу на мысль:

- Да у неё же тут свищ ещё! Всё через него вытекает! Я колю, а всё вниз течёт! Всё. Больше колоть нельзя. Будем рвать так.

И бабы Васи на лавочке услышали всё, что я думаю о частном бизнесе, а также вспомнили вторую мировую с концлагерями. Досталось потом и Сашке. Жаль, что выбивать было уже нечего. Зато когда мы выходили, старушки вжались в лавку уже не с ехидными мордами, а с лицами, переживающими за мою судьбу. Одно я не поняла: почему в наушниках был пятый концерт Моцарта, а не его Реквием?

Зато я поняла одно правило: если один зуб больной, другие так и рвутся примкнуть к всеобщему движению. Хором этаким, одним слаженным отрядом, косяком и строем.

Ещё один зуб мне тоже вылечили, а потом пломба сказала: «ну, я пошла!», и я опять осталась с ватками. Этот зуб мне честно пытались залечить многие представители из армии зубных фей и феев, но, видно, не судьба. Если тронули когда зуб стоматолухи, значит закончат его трогать клещи в руках техника. Другого не дано.

Этот я решила рвать в клинике. Нормальной, культурной, с оборудованием из Европ.

Дали мне направление в 4 кабинёт. Иду по коридору, смотрю на номерки дверные, четвёрку свою ищу... Клиника огромная, зубы многим феи потрогали, теперь прям поток зубных клиентов... Шла-шла, хопа! Цифра 4 на верхнем косяке! А под этой цифрой, точно под ней, голова. А под головой – тело в белом халате. Тело закрывает весь дверной проём кабинета.

- Вы ко мне? – спросила голова.

- Неа, - ответила я и уже хотела вернуться к ваткам, как ручища размером с бревно вытащила из моей куриной лапки листочек с направлением, прочитала цифру 4 и осклабилась:

- Гы... Ко мне!

Этот исполин через час уже лежал на моих пятидесяти килограммах, плотно вдаливая тщедушный скелет в кушетку. Не подумайте ничего эротического! Зуб мой оказался с четырьмя корнями, сидел он так плотно, что сначала техник положил на меня колено «для усиленного рычага», а потом уже влез всей тушей. Мне казалось, что из меня вынимают как раз мою любимую часть тела – мозг. Или через рот пытаются достать глаз. Короче, мне было интересно так, что аж дышать трудно.

Нельзя, конечно, сказать, что это навсегда отвратило моё желание иметь голливудскую челюсть. Лет через десять я всё же пошла опять по стоматологам, и уже в это время действительно лечить зубы было неопасно и не больно. Однако, правило: если один раз до зуба дотрагивалась зубная фея, то это писец зубёнку, больше жить во рту не будет; выполнялось всегда.

Нет! Нельзя работать! Ухо просто стонет, в затылке словно ятаган воткнули, влево башку не свернёшь, жрать нельзя! Надо пойти в нашу отельную клинику к нашему Ленку. Спросить про какие-нибудь сильные капельки на ночь.

- Дай горло посмотрю, - приказала Ленок и залезла в мою многострадальную варежку. – Да, с левой стороны покраснение. Давай я тебе антибиотик вколю?

- Не, ты мне лучше название лекарства, капелек которые, скажи, я дома...

- Слушай сюда! Снимай штаны, буду ставить укол.

Игла вошла, как по маслу. А вот дальше...

- Лена, твою мать! Это же ты мне камень туда пихаешь.

Вся правая сторона занемела, ятаган торчал уже в заднице!

- Ещё немного... – ответила Ленок и победно вытянула иглу. – Вот!

- Я у тебя тут жить останусь. Ибо двигаться не могу вообще!

- Надо немного ноги позадирать, разогнать кровь.

Пошла плясать. Минут десять разгоняла кровь, пока не начала передвигаться. Медленно. Очень медленно. Вспомнилась «Кавказкая пленница»: я пешком постою.

Через часок меня потянуло в сон, или... Лучше сказать в медитацию. На работу стало похрен, хотелось сидеть, курить и искать белую стену. Знаете, как искать белую стену по Вадиму Зеланду? Короче, там целая методика, но я скажу так: садишься и посылаешь всё на хрен, видимое и невидимое. Нирвана, белая стена перед тобой и внутри тебя. Ничего нет. Слушаем тишину, если получится. Как-то так.

- Ты может домой пойдёшь? – участливо спросила меня Зденка, моя коллега и моя подчинённая, которая у меня пока единственная. Завтра придёт мальчик от генерального, который сегодня анкеты заполнял, и разбавит картину женского хоровода.

Я покачала головой. До дома я сейчас не доеду. У меня белая стена.

Одно хорошо: если тебе больно, значит, ты - живой. Оптимист я))).

Просмотров: 15 | Добавил: Хагга | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 3
0
1  
Хагга, вот как так у тебя получается, даже о неприятном писать с юмором! Про зубы это прям в точку!

1
2  
Так уж дело давнишнее о зубах))), а вот ухо да... Прям трагедь)))

0
3  
Хагга, береги себя, выздоравливай!

Имя *:
Email:
Код *: