Суббота, 22.07.2017, 13:41
Главная | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 41234»
Дом Культуры » Авторские студии » В гостях у Хагги » Повести и романы » Дьявольский роман (Последняя редакция)
Дьявольский роман
ХаггаДата: Четверг, 23.03.2017, 14:29 | Сообщение # 1
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Роман-фантасмагория, словно весёлый клоун в цирке, жонглирует смешными картинами из, казалось бы,
чужой жизни, чужих судеб, чужого мира и чужого времени. Цирк – трюкачество, книга – фантазия, театр – иллюзия, жизнь – чей-то сценарий... Пожелает автор, и в мелькающих как в калейдоскопе разноцветных картинках будет видно тихую грусть,
да и под ярким гримом клоуна иногда проглянет серое печальное лицо. И вдруг станет ясно, что это наши судьбы, наш мир, наша жизнь и наше время, а мы сами кем-то придуманы, облачены в маски и расставлены по сцене...

ДЬЯВОЛЬСКИЙ РОМАН

Часть 1

ДИБИлоид инженера Харина

КВАРТИРА НАЧИНАЮЩЕГО ПИСАТЕЛЯ БОРИ КОЗЛИКОВА

«Флюиды запредельных фантазий наполняли пространство библиотеки. Поэт ощущал возбуждение кожей, видел глазами, нюхал
носом и чувствовал естеством. Энергия любви пульсировала в бренном теле,
как...»

«Хорошая муза была Катя... – отвлёкшись от рукописи, студент первого курса
Литературного института Боря Козликов задумался о роли женщины в искусстве. -
Книга получается чувственная, с глубоким проникновением в… Да она просто мир
перевернёт!»
Он сладко потянулся и снова застучал по клавишам компьютера:
«Как шоколад на солнце плавилась муза в руках поэта. Забродила великая страсть, произошло свехестественное! Родились-таки
гениальные строки! Срывая голос, радостный творец продекламировалих в ухо своей
содрогающейся от оргазма музы:

Крыльями страсти меня обнимай...
От счастья умру я, и ты умирай».
***
Боря решил стать великим писателем давно. Ещё в школе. Хотя он и проявлял огромные
способности к точным наукам, мог складывать и умножать в уме многозначные
числа, любимым предметом стала литература. Старший Козликов был не доволен этим
обстоятельством, но считал, что единственный сынок и преемник пока слишком
молод, чтобы осознать своё настоящее предназначение. Отец смотрел на увлечение
отпрыска сквозь пальцы и думал, что знание литературы всё равно пригодится
будущему бизнесмену Борису Козликову, чтобы выглядеть не только образованным
дельцом, но ещё и интеллигентным политиком.

Боря же совсем не интересовался основами ведения бизнеса и политическими
интригами. Он обожал уходить в мир выдуманных кем-то историй и сам начал
сочинять лет в девять. Благодаря няне Татьяне Мироновне, младший Козликов узнал
сказки Пушкина ещё младенцем, научился читать в три года и писать в четыре.
Няня постоянно хвалила воспитанника за нелепые детские стишки и рассказы,
поселяя в душе мальчика почти зависимость. Выработался этакий условный рефлекс:
хочешь одобрения или похвалы – черкани стишок про солнечного зайчика, что
разбудил тебя сегодня утром, или опиши ворону за окном, которая прилетела
рассказать на своём каркающем языке о каком-нибудь событии из мира пернатых...
Потом, потеряв Татьяну Мироновну, этого близкого ему человека, настоящего
друга и единственного слушателя, младший Козликов уже не мог остановиться.
Однако, почему-то учительница литературы не смогла понять творений маленького
гения, и Боря никогда не получал за свои опусы оценки выше тройки. Анна
Семёновна после каждого сочинения вызывала отца Бори, этого уважаемого и
занятого человека, на ковёр.

- Дорогой Александр Иваныч! – строго говорила она. –Я понимаю, что у вашего
сына слабая форма дисграфии, и молчу про многочисленные ошибки. Но про
содержание я молчать не могу! Вы только посмотрите, что он пишет в сочинении по
«Ревизору» Гоголя!
Александр Иваныч, крупный бизнесмен и политический деятель, водрузив очки в
золотой оправе на нос, открывал тетрадь сына и читал:

«... И тут появляется Шпекин с сообщением, кто на самом деле есть Хлестаков. Все действующие лица понимают, что одурачены. Но их не жалко. Жаль дочь городничего. Она ждала своей свадьбы с Хлестаковым,
представляла в девичьих мечтах первую брачную ночь, первое знакомство с сексом,
первое погружение в мир страсти, а тут... Какая ей разница, Хлестаков ревизор
или нет? Ну и что, что едет настоящий? Время-то потеряно! Мечты и надежды
девушки развеяны в пух и прах! Вот, где настоящая трагедия...»

«В принципе... – подумал Александр Иваныч, вглядываясь в корявый почерк
сына, - и правда, трагедия. Но надо Борьке намекнуть, чтоб писал, как просят, а
не как хочется. Ах, Мироновна! Царство тебе небесное... и спасибо, блин,
научила пацана марать бумагу!»

В виду страшной занятости так и не успев намекнуть сыну про Гоголя, старший
Козликов скоро опять шёл на свидание с Анной Семёновной. Пунцовая от стыда, она
молча протягивала очередное сочинение будущего гения:
«Не понимаю, как можно было предпочесть импотента князя Верейского молодому горячему Дубровскому? Что будет делать эта Маша скучными морозными ночами? Кто раскроет возможности девственного лона? Кто вонзит
твёрдый...»

Александр Иваныч тоже покраснел и стал серьёзно думать, что настало время
для важного разговора с сыном. А вскоре, снова сидя в кресле перед заламывающей
в отчаянии руки учительницей, читал сочинение сына об эгоистичном Евгении
Онегине и скучных морозных ночах Татьяны. Тут-то старший Козликов понял, что
разговаривать с сыном поздно. Пришлось заглянуть в каталог одной фирмы и
выбрать для Бориса личную «домработницу» по имени Катя. Кате было
строго-настрого приказано удовлетворить все мечты и желания отпрыска.

Девушка постаралась... Сынуля взялся за эротический роман. Анна Семёновна
вздохнула с облегчением, ибо роман Боря писал дома, а в школе предоставлял на
её суд скачанные из интернета болванки сочинений на разные темы. Творчество
отнимало все силы и всё время. Младшему Козликову стало некогда теребить нервы
бедной учительнице литературы. Папа тоже вздохнул спокойно и выдал Кате премию.
Благодаря «Музе», яро выполнявшей свой долг, образовательное учреждение
Боря закончил без эксцессов. Но оценки были не столь хороши, чтобы сбылась
мечта будущего гения, мечта учиться в Литературном институте. Подняв на ноги
всех, кого знал, Александр Иваныч протолкнул-таки Борю в вожделенный мир
искусства, хоть и был против такого выбора профессии.
- Эх, Борька, Борька... – вздыхал мастер подковёрных боёв и акула
отечественного бизнеса. - Хрен с тобой, малахольный. Учись там. Но если через
пять лет успеха не будет, пойдёшь по моей тропе. По той, что я для тебя давно
готовил. Понял?

Младший Козликов всё равно обрадовался. Пять лет! Целых пять лет! За эти
годы он уж точно добьётся признания! Боря ощутил творческий подъём, набрался
наглости и потребовал у отца отдельную жилплощадь: творец должен работать в
полном уединении. Большой двухэтажный особняк не подходит: слишком много народа
там отирается, прислуга сбивает с мысли, важные для отца гости портят настрой.
Переехав в «хрущёвку» одного из спальных районов Москвы, Боря был счастлив!
Наконец-то можно отдаться творчеству!
Александр же Иваныч был не столь рад: сын с головой ушёл в литературную
деятельность. Но старший Козликов зажил намного спокойнее и вскоре забыл, что
когда-то имел столько проблем из-за собственного дитяти.
«Катьку надо отпускать, а то заработалась девка... – резонно отмечал
старший Козликов. - Борис теперь сам найдёт себе кучу муз. Чай, не маленький
уже... А там... Он точно допетрит, что это не его стезя».

Борис и сам предпочитал, чтобы папаня не вмешивался в его уединённую жизнь.
Он должен достигнуть всего собственными усилиями и доказать успешному родителю,
что тоже кое-чего стоит. Боря не хотел больше слышать, как Александр Иванович
Козликов, заботливый и щедрейший отец, безрезультатно вкладывает в сына
огромные средства, и что природа отдохнула на его потомстве...
- Я тебя, конечно, сильно люблю... Ты мой единственный сын, - сложив руки
на груди, говорил Александр Иваныч, - но, оставлять тебе бизнес, Борик,
опасаюсь... Голова вон какая большая, мозгов вроде там много, а качество ума
тебе всё-таки от матери досталось, к сожалению. Литератор, конечно, бесполезная
профессия в нашем деле, но хоть какая-то работа для головы. Ты уж давай,
тренируй извилины-то, учись, чердак умными мыслями наполняй. Эх! Если бы, какую
таблетку изобрели, чтоб мозги вправляла! Любые бы деньги отдал! Мне ж помирать
когда-никогда, а ты наследник... Просрёшь бизнес-то... – вздыхал он и привычно
отстёгивал сумму, требуемую для заполнения «чердака» полезными знаниями.
«Я стану знаменитым писателем, папа! – забирая деньги, думал Борис. - И
тогда я сам отстегну пару тысяч для реконструкции твоего чердака!»
 
sherifochkaДата: Четверг, 23.03.2017, 15:50 | Сообщение # 2
Посетитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 306
Награды: 4
Статус: Offline
read нравится.
 
MiramarДата: Четверг, 23.03.2017, 16:00 | Сообщение # 3
Valkyrie
Группа: Модераторы
Сообщений: 12173
Награды: 132
Статус: Offline
Тоже читаю. Но мне трудно разорваться между Бруной и Хаггой.
Пожалуй тут я подожду наполнения и буду потом читать большими кусками.


If everybody loves you, something is wrong. You can't please everybody ©
 
ХаггаДата: Четверг, 23.03.2017, 17:24 | Сообщение # 4
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
***
«Горячее дыхание стало прерывистым и хриплым. Миг блаженства обрушился на белое тело
музы, её крылья затряслись, перья на них вздыбились. Поэт, обнимая тонкий стан
подруги, разродился фонтаном эмоций и чувств:

- О, наслаждение! О, страсти взрыв!
Пульсация, стенания, обрыв,
Забвение, мурашки, вопли,
Снос крыши, башни, кровли...
В ответ на ласковый призыв,
Творю шедевр, гений свой раскрыв...»

«Это - чума!!!» – радостно подумал о своём творении Боря, быстро исправил
ошибки, указанные текстовым редактором, и ткнул в иконку «Сохранить».
Довольный законченным романом, начинающий писатель полез в поисковые
системы интернета и уже через час, вооружившись списком издательств России,
стал рассылать шедевр по редакциям.
«Они будут счастливы узнать, что в наше время появился настоящий гений! Все
будут драться за моё произведение, словно сорвавшиеся с цепи псы!»

ЧЕРЕЗ ГОД

КВАРТИРА ВАСИЛИСЫ ЕГОРОВНЫ. ОДИН ИЗ СПАЛЬНЫХ
РАЙОНОВ МОСКВЫ.

... - Я те как на духу говорю! Этот Борька из пятнадцатой – псих! - Василиса Егоровна хлопотала на кухне, разливала
подружкам чай и докладывала последние новости:
- Вчера - глядь! Эта дылда шкандыбает по лестнице. Шум, грохот! С чего бы,
думаю? Присмотрелась... А оно в коньках!!! На плечах чёрная накидка в пол с
какими-то росписями, на голове шабаш...
- Мож, он артист какой? – отхлебнула чайку Макаровна и закусила куском
рафинада. Она каждый день заходила к Василисе на чай. Рафинада подружка в доме не
держала, предпочитая сахар-песок, поэтому Макаровна всегда наведывалась со
своей коробкой. - У нас знатный подъезд... – продолжила она, вгрызаясь в
белоснежный кубик. - Тут тебе и профессур Харин, на верхотуре художник творит,
собутыльник художника тоже учёный какой-то... А дылда из пятнадцатой – точно
артист!
Третья подружка-лавочница, Роза Пална, самая образованная и интеллигентная,
тоже высказала свою точку зрения:
- Вполне возможно, член какого-нибудь сообщества, партии или кружка... Развелось
сейчас всяких-разных. И гомосексуалисты, потерявшие всякий стыд, и фанаты
футбола, раскрашенные на манер радуги, и чокнутые чайлд-фри, которым дай волю –
вымрет человечество… А политики? Самые ненормальные, каких только можно найти!
Люди посходили с ума!
- Вот-вот! – вытянула палец Василиса Егоровна. - Нас окружают психи! Скоро
конец света!
- Свят, свят, свят! – закрестилась Макаровна, а Роза Пална сообщила:
- По Нострадамусу в две тысячи тридцатом году - всё! Закончатся наши земные
мучения.
Василиса Егоровна поперхнулась чаем:
- Ты что, Роза? В две тыщи сорок пятом!
- Обе не правы. Я слышала из верных источников, что в двадцать втором, -
встряла Макаровна.
- Сорок пятом!
- Нет, в тридцатом!
Они бы ещё долго препирались, но тут с лестничной клетки послышались
скрежещущие звуки.
- Он! – шёпотом произнесла Василиса Егоровна и бросилась к двери. За ней
поскакали и Роза Пална, и Макаровна.
- Здорово, сосед! – приоткрыла дверь Василиса. - У тебя сахарочку, который
песок, нету случайно?
Сосед, прямой, как палка, цокал полозьями коньков, чинно вышагивая мимо двери
Василисы Егоровны. Сахара у него не было. Зато подружки-лавочницы смогли
рассмотреть глубоко посаженные глаза, орлиный нос и вздыбленные чёрные патлы на
голове.
- Ну, чистый сатана! – всплеснула руками Макаровна, как только захлопнулась
дверь квартиры Василисы. - Мне кажется, он – сектант!
- Да-а-а... – протянула Роза Пална. - Коньки-то ему зачем?
- Копыта скрывает! Чёрт! – прошипела Василиса Егоровна, активно копаясь в
ящиках комода.- Вот! – с горящими глазами молвила она, потрясая вытащенной на
божий свет бутылкой из-под водки. - Надо спрыснуть Борькину дверь святой водой!

Макаровна поддержала:
- И ещё иголки в обивку двери натыкать!
- Что за древние методы?! – фыркнула Роза и предложила обратиться к своему
другу и консультанту по всем вопросам – потомственному белому магу Велимиру
Фокусову:
- Он – профессионал! – авторитетно заявила самая культурная. - Может левитировать,
проходить сквозь стены и видеть ауру любого человека!
- А третьего глаза на лбу у него нет? – подколола Василиса, поглядывая на хитро
прищурившуюся Макаровну.
- Есть, – с достоинством поведала Роза, - но не на лбу... А в очень-очень
скрытом месте...
 
ХаггаДата: Суббота, 25.03.2017, 10:29 | Сообщение # 5
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Цитата sherifochka ()
нравится.
 Благодарю! Роман неоднозначный. От полного принятия. то полного фу - по отзывам. Будет интересно, как вы его оцените. 5709 

Цитата Miramar ()
Пожалуй тут я подожду наполнения и буду потом читать большими кусками.
Ага. Потом тебя вообще не словишь! А мне твое мнение нужно!
Я буду выкладывать каждый день. То есть, ждать не придётся))).
 
ХаггаДата: Суббота, 25.03.2017, 10:34 | Сообщение # 6
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
КВАРТИРА НОМЕР
ПЯТНАДЦАТЬ, СОСЕДНЯЯ С КВАРТИРОЙ ВАСИЛИСЫ ЕГОРОВНЫ.

«Слышишь ли ты своего Повелителя, раб?» - раздался в голове посторонний голос, и Боря застыл, поклонившись:
- Слышу...
Он слышал его с того самого момента, когда решил было утопиться в полынье. А зачем жить? Всё, ради
чего существовал, оказалось не его, совсем не его... Любовь к серьёзной даме,
которая зовётся Литературой, никак не становилась взаимной. И не могла стать!
Так ему сказали уже в тридцать третий раз редакторы всяческих изданий.
Перечитывая свои шедевры, Борис не понимал, как можно не увидеть глубины идей,
нетривиальности в изложении и пусть, может, не высокого пока мастерства, но
больших задатков литератора, писателя, поэта? Вначале думал, что банальная зависть
всему виной, потом – законы капитализма («Не вижу финансовой перспективы!» -
слышал он от тех, кто не желал быть меценатами.), и вот дошло до мысли, что раз
его гений не смогли оценить при жизни, так наверняка оценят после смерти.

Литератор Козликов рванул к полынье.
«Как твоё состояние, раб Боря?»
- Да вроде хорошее. Здоров. Только ноги от коньков болят.
«Копыта - хуже...»
- Я усердно готовлюсь, Повелитель! Кроме коньков ничего подходящего не нашёл...
«Выглядишь как псих, ну да ладно! Тренируйся так...»

Он чуть не скончался там, у полыньи, когда услышал откуда-то сверху:
«А почему топиться? Почему не петля, пистолет, яд?»
Писатель Боря пошатнулся и судорожно схватился за грудь.
«Например, Сальери знал толк в красивом смертельном эпатаже. Моцарт остался доволен. Его
смерть и то стала темой для гениального произведения. Понимаешь, о чём я?»

- К-кто? Кто «я»... Ой! Кто вы? – заоглядывался белый-белый, как снег под ногами, Боря. - И г-где?
На ледяной равнине Козликов был один. «Чёрный глаз» полыньи, куда он с опаской заглянул, тоже был необитаем.
«В данный момент тут».
Послышался этакий, как казалось Козликову, презрительный плевок.
«Совсем, что ли, без воображения, мозгов и фантазии, наконец?»

Отчего-то стало ужасно холодно. Поэт почувствовал, что даже сопли в носу начали спешно индеветь. Словно мороз,
исходящий ото льда, вдруг с молниеносной быстротой поднялся наверх, пытаясь
превратить всё живое в неподвижные памятники своей силе.
- Я... я... – замямлил Боря, но голос перебил:
«Писатель! Поэт! Мастер художественного слова! Жаждущий известности гений!» - демонически хохотал он. От этого адского смеха стало ещё холоднее, но Боря даже поёжиться не осмелился.
«Кому ты нужен в полынье? Кто так себя увековечивает?! А если и тела не найдут?!»
- О чём вы? Мне всё равно! Я не хочу жить! –
простонал неподвижный, как ледяная статуя, Козликов. - И кстати... откуда вы
вещаете?
«Откуда, откуда... От верблюда! Жить он не хочет! Можно и не хотеть... Не вопрос. Но
кому ты после смерти нужен? Думаешь, в раю тебя заждались?»


С писательского носа отлетела сосулька и глухо булькнула в масляную воду полыньи. «Вот так... Кануть в никуда... Забвение...
Ад...»
«В аду тоже не нужны такие «борисы». Ты сначала создай себе памятник нерукотворный, а потом красиво
умри на дуэли. Сразу приму! Скажу чертям, чтоб по высшему разряду встречали...»


В охлаждённых мозгах всплыла, наконец, догадка.
Яростно заработало сердце, разгоняя остывшую кровь. Она, вскипев, понесла жар
по заиндевевшим членам литератора. От этого жара стало ещё страшнее, но потом,
глянув на зев полыньи, уже поддёрнутый ледком, Козликов решил расслабиться.
Чего пугаться-то? Не смерти ли он здесь ищет? Чего страшного, если ОН решил с
ним поболтать? Самоубийцам всё равно с ним целую вечность языками тереть...
- Погибнуть на дуэли сейчас не получится. – Шмыгнул носом Боря и присел на корточки, ибо ноги перестали слушаться. -
Вешаться не хочу. Выглядеть буду плохо...
«А утопленники все красавцы?! Ты хоть изредка визуализацию включай. Хорош будет гений:
распухший, синий, рыбами покусанный! Короче, слушай...»

И Козликов послушал.

«О чём тебе писать, мой мальчик? Что у тебя вжизни было, кроме взрыва гормонов и Катьки, которая этот взрыв гасила?
Правильно, дорогой Боря... Ни-че-го. Что тебе рассказывать читателю? Как жезл
входит в трепещущее лоно? Не было у тебя ни страданий, ни предательств, ни
низшей подлости, ни высших чувств. Разве можно создать шедевр, не пережив
приключений, не познав любви, не окунувшись в горе? Писатели в большинстве
своём бунтари, мятущиеся сердца, раздиратели собственных душ. А ты?
Рафинированный Боря, проживший двадцать лет за спиной отца. Почему, кстати,
папаню не подключишь? Он бы тебе устроил лавры писателя».

- Не, - закачал головой Боря. - Папа школьных
сочинений начитался... Спасибо, что в Литинститут устроил.
«Н-да... Не понимает тебя папа. Пиши уж тогда об этом. Отцы и дети… Только и в данной теме у тебя ничего душещипательного, а
народ нервы щекотать желает, узнать хочет, что кому-то было хуже, покопаться в
грязном белье обожает. Ну? Можешь накропать сюжетец со страстями? Не можешь. Не
знавал ты настоящих страстей, да и за страстями чужими наблюдать забывал...
Людей нужно разглядывать, анализировать, сканировать! А ты? Упёрся в свой жезл
да Катьку... Третий роман на волне своего подросткового гормонального взрыва
написал! Хоть бы Катькиными чувствами да целями поинтересовался и изложил
материал с её стороны, всё новьё... Но, видать, Боря - упёртый писатель. Если
влез на тему, не изнасиловав раз сто, не слезет».


Лицо Козликова окрасилось из белого цвета в пунцовый.
«А ведь и правда! Ни разу её не спросил, как дела, что нового в жизни и так далее... Сразу за комп бежал и писанину свою
читал. Катька молчала да улыбалась. А я всё трындел и трындел про свои идеи...
Дурак!»
«Не такой уж и дурак, но... Ладно, пропустим. Всё-таки импонирует мне твоё фамильное упрямство. Вложил бы ты ещё и душу в
проект! Я бы помог... -
вкрадчиво проговорил Сатана. - Глядишь, и сотворили бы совместными усилиями гениальный шедевр?»
Тут-то Боря и понял, что у него появился Повелитель, который укажет путь к успеху. Он так обрадовался твёрдой длани,
направляющей его гений к вершине признания, что уже через месяцок вся округа
засудачила о том, что писака-Козликов сбрендил окончательно. Чтобы соответствовать
образу ученика дьявола, он купил три метра чёрной саржи и изобразил «Ужас,
летящий на крыльях ночи» - расписанную непонятными знаками накидку в пол. Потом
«свил» на голове причёску «воронье гнездо» и влез в коньки, дабы тренировать
ноги для копыт. Сатана поцокал языком:
«Я бы сказал,что выглядит гов... готично. Мне наплевать, но сих пор злит, как
всякие сатанисты униформу себе изобретают, Кардены чёртовы... Люди...  Людям это нужно. Люди будут от тебя без ума! Для привлечения всеобщего внимания только и надо что-нибудь вычурное,
сногсшибающее, попахивающее скандальчиком. Коньки тут вообще ни к чему, но на
что только не согласишься, чтобы рабы не плакали».

- Дык я же вместо копыт, Князь! – с бесовской горячностью попытался оправдать свой выбор Боря.
«Ладно...Станешь звездой -  обязательно пригласят кататься в шоу с профессионалами-фигуристами. Так что дерзай!» - нашёл применение конькам Повелитель, а счастливый литератор бухнулся ниц, дабы в
очередной раз засвидетельствовать своё почтение.

Новый персонаж заполнил в душе Бориса ту пустоту, что осталась после кончины няни Татьяны Мироновны.
Александр Иванович всегда был против общения сына со сверстниками. Среди
приобретённых друзей вполне могли оказаться дети конкурентов и, что ещё хуже,
журналюг. Будут ходить к нему домой... Борька по малолетству сболтнёт чего...
Потом проблем не оберёшься. Да и дружба между детьми обязывает к некоему
приятельству их родителей. Александр Иваныч знал цену таким приятелям. У
настоящего политика и бизнесмена не может быть друзей. Только партнёры. И им
априори нельзя доверять. Нужно полагаться лишь на себя. Тогда предать могут
только родственники или друзья, говорил отец. То есть, самые близкие люди.
Родственники – это данность, а вот друзья – потребность. И от потребности, что
мешает бизнесу, можно легко отказаться. Из-за убеждений отца у Бори и не было
друзей. Папаня всегда успокаивал:
- Зато у тебя есть деньги. А друзья да приятели на это добро слетаются так активно, что не успеваешь разгонять. Запомни, мой
мальчик, приятельствовать надо временно и с теми, кто нужен в данный момент, –
задирал Александр Иваныч свой ухоженный палец вверх и, заметив на лице
мальчугана недоумение, добавлял:
- Сделка какая важная намечается, или подсидеть кого надо... Мало ли, что за цели могут быть. Понял?

Боря кивал, но сообразить не мог. Единственное, что осталось в его голове – друзей и приятелей ему иметь пока нельзя. А вскоре
и сам привык быть постоянно один. То есть с няней. И именно няня открыла перед
ним волшебство литературы, позволяющее оказаться в предлагаемом автором мире,
где можно найти ответы на многие вопросы, где можно представить, что общаешься
с героями наяву, где можно переживать, любить, ругаться, плакать, смеяться...
Потом Боря начал придумывать свои собственные миры, описывая их детским корявым
подчерком в тетрадках, и, как каждый творец, стал нуждаться в слушателях или
читателях. Татьяна Мироновна выполняла эти роли безупречно, но добрейшей души
няня оказалась не вечной. С этой ролью, плюс с ролью музы, хорошо справлялась и
Катя. Только Борис чувствовал, что нет в ней той заинтересованности, которая
присутствовала у дорогой сердцу няни. Татьяна Мироновна обсуждала новое
творение часами, хвалила с воодушевлением, указывала на удачные моменты в
тексте и каждый раз сообщала воспитаннику, что тот – будущий гений. Катя же,
подавив зевок, целовала Борю в лоб и на вопрос «Ну как?» отвечала:
- Прикольно, пацан...

И вот теперь младший Козликов снова почувствовал, что востребован. Кто-то, наконец, искренне интересовался его
творениями, помогал советами и радовался тому, что Козликов младший «марает
бумагу», а не изучает основы менеджмента и маркетинга, как хотел отец. Боре
казалось, что Князь Тьмы – единственное существо, которое его понимает и
принимает таким, как есть. И литератор верил каждому слову Повелителя... Ведь
каждое его слово было так ему близко, а описываемые скорые события так
желанны...
 
ХаггаДата: Суббота, 25.03.2017, 17:47 | Сообщение # 7
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
КВАРТИРА СЕМЬИ ХРЮНДЕЛЬКОВЫХ

Заокном вьюжило. Лапчатые снежинки то и дело налипали на оконное стекло, образовывая
завораживающие узоры. «Когда же кончится эта зима?!» - со вздохом подумала Марысечка.
Вообще-то, статную пышногрудую блондинку звали Марина, но муж с самого первого свидания перешёл на это крысиное, как казалось Марысечке, прозвище. Мало того, очень скоро её так стали звать все друзья
мужа-Витюньки, закадычные подружки и даже собственная мать – Апполинария Семёновна.

На улице свирепствовала февральская метель, а в доме Марысечки и Витюнчика Хрюндельковых было тепло и уютно. Хозяйка включила телевизор. На экране высветилось умное лицо Президента Российской Федерации Валериана
Валериановича. Шли «Новости».
- Наша задача – добиться снижения смертности, увеличения рождаемости, атакже повышения эффективности миграционной политики. Это позволит стабилизировать численность населения России уже в ближайшие годы, – говорил
Валериан Валерианович, кидая серьёзные взгляды на министров. - Критическое
сокращение населения страны впервые было отмечено в 1993 году и приобрело с тех
пор устойчивый характер. Фактически мы стоим сегодня у кризисной черты. За 13
последних лет число умерших граждан страны превысило число родившихся на 11,2
миллиона человек. Если ничего не делать, то к концу ХХI века население России уменьшится вдвое.
Марысечка горько ухмыльнулась: «Как тут беременеть и рожать?!»
- Денег нет, образование дорогое, медицина платная... А вдруг чего нездоровое родится? - передразнила она мужа и вновь уставилась в окно со снежинками.

Какой же Витюнька был статный, красивый и галантный ещё пяток лет назад! Она, как
сейчас, помнила их первую встречу на перроне вокзала. Марысечка, в то время
просто девушка Марина, встречала мать. Та почти месяц загорала в каком-то
санатории. Апполинария Семёновна вечно жаловалась на растрёпанные нервы, и
однажды ей повезло: путёвка досталась абсолютно бесплатно.
- Узрели небеса мои страдания! – воскликнула она и отчалила в южном направлении,
прихватив два чемодана с платьями, шляпами и туфлями на каблуках.
Из телефонных разговоров Марине было известно, что маменька усердно лечится. Одних только процедур штук пять
ежедневно, а ещё лекции, аутотренинги и психологические семинары... Стояла
Марысечка на платформе первого пути и молилась, чтоб вся эта лабудень помогла.

Там же стоял красавец-курсант, который так и стрелял глазами в сторону белокурой
девушки, которая задумчиво покусывала прозрачную обёртку от небольшого
букетика. Как потом признавался Витюнька, она ему напомнила репродукцию картины
Лопатникова под названием «Полдень», где была изображена голая дама в позе
ожидания. Картина эта висела над его кроватью с детства.
- Во как! – вытягивал он потом указательный палец вверх. - С младых лет приобщали меня к искусству и культуре!
Если бы девушка видела ту картину Лопатникова, то, наверное, смутилась бы от такого сравнения. Но Мариночка не сподобилась лицезреть шедевр, и тогда ей показалось, что Витюня - интеллигентный, умный и просто… идеальный мужчина.
Она так на него и посмотрела: как на идеал. Виктору понравилось...

Он уже застенчиво целовал даму в щёчку, обещая звонить, когда дверь вагона распахнулась, и оттуда важно выплыла Апполинария Семёновна. Попутно она отдавала распоряжения двум престарелым поклонникам: Акакию Васильевичу и Кузьме
Харитонычу. Мужчины, недобро поглядывая друг на друга, выносили на перрон маменькины
чемоданы, коробки, пластиковые пакеты и многочисленные вёдра с черешней, вишней
и алычой.
- Ох... – вздыхала в такси Апполинария Семёновна, - все нервы мне там своей ревностью измотали, изверги... Тебе, кстати, кто больше понравился: Акакий или Кузьма?
Марысечка не ответила: в белокурой головке прокручивалась сладостная картина знакомства с Витюнькой. «Ах, если бы он стал моим мужем!» – мечталось тогда.

Мечта сбылась. Но после свадьбы муж резко перестал говорить о своей любви кискусству, работа его не радовала, дом тоже, о наследниках он и слышать не хотел, ибо наследники – лишние траты и головная боль. Вся его жизнь держалась
на трёх китах: еда, пиво и футбол. Марысечка сама не заметила, как плавно
перешла от реальной жизни, где радостей и романтики шиш с маслом, к выдуманным
приключениям на страницах книг. Её библиотека любовной литературы уже не
помещалась в стареньком серванте...

Нетерпеливый звонок в дверь отвлёк от снежинок, узоров и воспоминаний.
«Вот он!» - уже с раздражением подумала Марыся и побежала открывать.
- Привет! – влетел в квартиру Витюнчик и мазнул жену небритым подбородком по щеке. - Пожрать есть?
- Есть... – пролепетала Марысечка.
- Давай всё на стол! – спешно скидывал с себя сапоги муж. - И выключи эту фуетень! Пятый канал давай! «Реал» Мадрид! Важная встреча...
Марысечка вздохнула и поплелась переключать. За ней прилетел возбуждённый Витюнчик:
- Три тарелки ставь. Сейчас Серёга с Петькой придут.
«Рождаемость?» - ехидно хмыкнула Марысечка и полезла в шкаф за тарелками.
 
l_64_Дата: Суббота, 25.03.2017, 17:57 | Сообщение # 8
Посетитель
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Награды: 0
Статус: Offline
Очень интересно,захватывает.новенькое....жду продолжения.
 
ХаггаДата: Суббота, 25.03.2017, 18:05 | Сообщение # 9
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
l_64_, приветствую! Завтра выложу ещё cool
 
MiramarДата: Суббота, 25.03.2017, 22:07 | Сообщение # 10
Valkyrie
Группа: Модераторы
Сообщений: 12173
Награды: 132
Статус: Offline
Хагга, стиль стал другой, по сравнению с предыдущими книгами.
Мне интересно, но пока не хватает спайса, ну как ты умеешь  5709


If everybody loves you, something is wrong. You can't please everybody ©
 
ХаггаДата: Воскресенье, 26.03.2017, 16:18 | Сообщение # 11
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Цитата Miramar ()
Мне интересно, но пока не хватает спайса, ну как ты умеешь
 Это как?))))
 
ХаггаДата: Воскресенье, 26.03.2017, 16:19 | Сообщение # 12
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
ЧАСТНЫЙ ДОМ СЕМЬИ КОБЫЛИНЫХ.

...- Да когда ж ты упьёшься окончательно, а?! – орала Клава на представителя
мужской части человечества, в данный момент напоминавшего банальное бревно. -
Алкоголик, душегуб, пьянь!!! – вопила она, ворочая его от входной двери к
спальне.
Модест Евгеньевич Кобылин двигать руками, ногами и пятой точкой не мог, зато язык шевелился:
- Кла-а-вка-а-а, – растягивал он каждый слог, - молчать, когда с мужиком разговариваешь!
Клавка в сердцах сплюнула. Из зала голосом Валериана Валериановича неслось:
- Очевидно, что пока нас в какой-то мере спасают активные миграционные потоки или, во всяком случае, они выравнивают положение. Эту тенденцию нужно грамотно развивать, определив выгодные для нашей страны и её граждан правила
приёма иммигрантов. Причем воздействовать на миграцию проще, чем на рождаемость
и смертность.
- Я ж за тебя, Клавка, всю жизнь задницу рвал! – продолжал Модест-бревно. - А ты, неблагодарная...
- Свыше 700 тысяч человек ежегодно умирают вРоссии в трудоспособном возрасте. При этом подчеркну, что глубоких исследований
по демографической проблематике у нас крайне мало.
- Ты бессердечная стерва, Клава... – промямлил Модест Кобылин и с надрывом запел:
- Синий, синий и-и-иней лёг на правада... В небе тёмно-си-и-инем синяязвез...
Клава с трудом затащила щуплую тушу на кровать:
- Валяйся, певец...
Утирая пот, вошла в зал. Президент выговаривал сложные фразы и завуалированно призывал всех срочно делать детей. Модест из спальни выл про бессердечность человечества.

Клаве Кобылиной скоро должно было стукнуть тридцать семь. «Подумать только! Кажется,
ещё вчера окончила школу и умудрилась на выпускном вечере оторвать самого
перспективного парня – Модьку! – сокрушалась она. - И что? На встрече
выпускников оказалось, что лучше всех устроился незаметный рохля из десятого
«А» - Митька Горюнов... Троечник и обладатель вечного фингала сейчас имеет свою
картинную галерею и жену-модель! А «самый перспективный» Кобылин пьёт, как
сапожник! Подумаешь, не удалось с первого раза издать сборник стихов! Как будто
у всех всё получается с первого раза! Талант должен настойчиво пробивать себе
дорогу, а у Моди есть... Ой! Были все предпосылки... Нет бы, пробовать,
пытаться, идти до конца... Зачем? Мы просто напьёмся, скажем, что мир – гавно,
гениев признают только после смерти, и будем спокойно горевать по этому
поводу!»

Первые три года Модест старался, писал, обивал пороги издательств, участвовал в конкурсах. А потом... Потом сдался. Выдохся. Клава давно взяла на себя роль жены гения, отдавала мужу всё свободное время, оградила того от
домашних проблем... И что в итоге? А в итоге – почти сороковник! И на данном
рубеже у Клавы только халупа в частном секторе, работа продавщицы, пьяница-муж
и отсутствие детского смеха в доме... Однако не дошла она ещё до той банальной
идеи забеременеть и родить от другого, здорового и непьющего. Модя во время
редких проблесков всё-таки казался ей перспективным гением, хотя ничего не
писал уже лет пять. Да и кто обратит внимания на далеко не молодку и уже не
красавицу? Сама виновата... Бросила все силы на Модеста, забыла про себя.
Забыла про то, что женщина. А женщине положены всякие тряпки, помады да духи...

«Всё! – сказала Клавдия. - С завтрашнего дня худею, мажу лицо кремами и откладываю деньги на милые женские безделушки!»
В телевизоре Валериана Валериановича сменил ответственный за социальную политику
Сусликов Дмитрий Анатольевич:
- На 100 женщин репродуктивного возраста сейчас приходится 134 родившихся, что значительно ниже уровня, необходимого для воспроизводства населения... Простого воспроизводства!
- Как же вы заколебали! – в сердцах воскликнула Клава и ткнула в кнопку на пульте. Экран погас.
 
ХаггаДата: Воскресенье, 26.03.2017, 16:25 | Сообщение # 13
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
ЗАГОРОДНЫЙ ДОМГОСПОДИНА КАНАРЕЙКИНА.

- Софа! Собирайся!– кричал из своего кабинета импозантный франт, успешный бизнесмен и убеждённый
холостяк Аристарх Андреевич Канарейкин.
Софа, длинноногая модель, преданная сожительница Арика, торопливо красила ресницы и косила взглядом на большущий экран. Показывали фильм «Девять месяцев» с красавчиком Хью Грантом.
«Ах! Какая счастливая эта Мур!» - пришло в голову Софе. Аристарх внешне не хуже Хью и он так же, как и Грант, не хочет иметь детей. Было только одно различие между русским и английским красавцами: Хью худо-бедно заимел ребёнка в
«Девяти месяцах», а вот Аристарх твёрдо стоял на своих позициях.
- Софа! Я бизнесмен! Я не смогу уделять достаточного времени детям! А совесть не позволяет мне делать что-то не в полном объёме! – объяснял любимой женщине свои принципы  Канарейкин. - И вообще... Ребёнка кто-нибудь спросил, хотел ли он рождаться? Наш страшный, страшный и неугомонный мир... Разве я могу взять на себя такую ответственность и ввести
туда нового человека без его на это желания?!

У Арика были деньги и возможности. Софа знала, что он её трепетно любит... Но его патологическая боязнь иметь детей раздражала и приносила страдания. Дошло до того, что её умилял любой ребёнок, оказавшийся поблизости,
вызывал ревность факт беременности у знакомых, вышибал слезу каждый фильм, где показывали агукающего младенца...
Софа не принадлежала к тем женщинам, что рвались сделать карьеру ипосвятить жизнь каким-то непонятным изысканиям в себе любимой. Ей была чужда модная теория «childfree»... Она страстно желала возиться с «громко чмокающим
«кульком», который орёт посреди ночи и пачкает памперсы. Арик не поддерживал её
материнских чувств, и Софа уже привычно свёртывала разговор, коря себя за то,
что вновь его начала. Потом в тишине ночи она точно будет лить ручьи слёз:
тридцать пять лет – самое время, сколько ещё ждать?

-Софа! Мы опоздаем... - благоухая дорогим парфюмом, ввалился в будуар Арик. - Ты
ещё не одета? Ну, Софа... – разочарованно протянул он.
- Сейчас, сейчас... – пролепетала она, подтирая размытый макияж.
- Опять двадцать пять!!! – с раздражением буркнул Аристарх. - Не смотри эту муть, если не можешь себя сдержать!
Он щёлкнул пультом, и картинка «Девяти месяцев» сменилась приятным политическим лицом Сусликова:
- Предусматривается и дальнейшее развитие учреждений родовспоможения...
Канарейкин мучительно застонал:
- Сговорились, что ли?
 
ХаггаДата: Воскресенье, 26.03.2017, 16:27 | Сообщение # 14
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
САЛОН «ОБРАТНАЯСТОРОНА ЛУНЫ». МОСКВА.

- Макаровна и Егоровна, рты не открывать! Говорю только я! – предупредила Роза Пална и осторожно
шагнула за тяжёлую портьеру.
Во всех углах помещения дымились благовонные палочки, горели свечи. Тут и там
свисали шифоновые занавеси. Создавалось впечатление, что стен нет. Потолок,
задрапированный тканью с рисунками небесных светил и изображениями знаков
гороскопа, имелся. На полу лежали тёмные ковры, на которых были небрежно
разбросаны атласные подушки.
- Прям будуар султана... – шепнула Василиса Егоровна, но Роза Пална твёрдой
рукой закрыла ей рот:
- Тссс! Ты в обители!
Глаза Василисы с недоумением глянули на Макаровну. Та пожала
плечами. Потрескивали свечи, воняло благовониями, колыхался шифон, и звучала странная
музыка, наполненная зловещими звонами и загадочностью фагота.
- Сейчас начнётся... – прошептала Роза Пална и судорожно потеребила свой
кружевной воротничок.

Раздался удар гонга. Макаровна подпрыгнула. Бабка Вася полезла в недра вязаной кофты за валидолом. Шифоновые
занавески взволновались, свечи, казалось, вспыхнули ярче, и завоняло в «обители» немилосердно.
- Приветствую вас, жаждущие помощи! – громогласно раздалось за спинами
посетительниц «Обратной стороны Луны». Макаровна и баба Вася бросились друг
другу в объятия: Василиса - закатывая глаза, Макаровна - бормоча «Свят, свят,
свят!». Колдун материализовался неожиданно, двигаясь плавно и величаво, как
появляющаяся перед Гвидоном Царевна-лебедь.
- Со смирением к Вам, Велимир Яковлевич! – запищала Роза Пална и цыкнула на
бормотавших молитвы подружек. - Примите дары наши...

Бабки засуетились, выкладывая на указанный колдовским перстом столик домашние
банки с провизией и тощую пачку денег. Мелодия крякнула несколько раз, застряв
на одной ноте, потом вообще задёргалась: что-то непредвиденное случилось с
проигрывателем дисков. Велимир Фокусов плюнул и перестал плыть, размашисто прошагав
к своему трону в центре шифоновых кулис.
- И послал Господь благоденствие! – зычно гаркнул он, мельком глянув на
скромные дары посетительниц.

Колдун мало чем отличался от соседа бабки Василисы. Тот же чёрный балахон, та же
всклокоченная причёска, орлиный нос... Только ходил он, как парил. Без
музыкального сопровождения получалось немного хуже, но всё равно эффектно.
«Явно без коньков...» - подумалось Егоровне, и она посеменила за подружками,
которые, кряхтя и охая, приземлялись на низкие подушки.
Закрыв глаза, колдун выслушал Розу и надолго замолчал, выводя Макаровну и бабку
Васю из терпения. Когда бабушки уверились, что колдун заснул, и хотели уже
«стукнуть султанской подушкой по кумполу», он вдруг резко «проснулся» и
протяжно заговорил:
- Я должен поискать ответ в астральных плоскостях. Но и ваше участие надобно.
- Говори, мудрейший Велимир, что нам делать, - покорно пропела Роза Пална.
- Необходимо выяснить, кем или чем он одержим. Нужна фотография вашего соседа.
Жду вас! Ступайте с благословением моим...

Раздался удар гонга и шифоновые занавески упали, скрыв загадочную фигуру мага и чародея от посетительниц. Бабки
остолбенели на несколько секунд, а потом поняли, что аудиенция закончена.
- Чо ж он, твой хвалёный экстрасекс, в астрал не вышел, да сам оттуда на гаврика из пятнадцатой не посмотрел, ась? –
шипела Василиса.
- Нам невесть какую задачу задал, хотя мог бы и сам долететь к сектанту! Ты ж говорила, что он – летун... –
вторила Макаровна.
Роза Пална не сдавалась:
- Летать и левитировать - разные вещи.
- Почему третий глаз в очень скрытном месте не применил? – не успокаивались подружки. - А нам теперь думай, как
карточку эту добывать, чтоб хоть от одного сумасшедшего мир очистить...
- Молчите уж, - махнула рукой Пална, - спасители Вселенной…
 
ХаггаДата: Вторник, 28.03.2017, 12:10 | Сообщение # 15
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
КВАРТИРА НОМЕР
ПЯТНАДЦАТЬ, СОСЕДНЯЯ С КВАРТИРОЙ ВАСИЛИСЫ ЕГОРОВНЫ.

«Хорошо повеселился, раб Боря?» - вновь послышался вкрадчивый голос.
Сил не осталось. Тело совершало стремительное падение в какую-то тёмную вязкую
бездну. Клейкая чернота жадно поглощала бренное тело и отнимала способность слышать и соображать.
***
Новый роман Бори под названием «Райское наслаждение» снова не нашёл понимания у акул пера.
- Что это за порнография?! Где у вас идея?! – проорал с пеной у рта главный редактор. - Где катарсис?! Что это вообще такое?!
– картинно взмахнул он рукой, и листки бумаги, мирно лежавшие на редакторском
столе, белыми воронами закружили по приёмной. – Уйдите, я вас умоляю!!! И
главное - не возвращайтесь, не пишите больше!!! В прошлый раз - невнятное
произведение «И это всё о нём», где с великого перепугу рассказываете, как
«копьё, наливаясь кровью, восстаёт из пепла». Сейчас у вас вообще дикая мечта о
мультикопье!!! Не надоедайте мне больше, пожалуйста! Мне и одного «копья» в
прошлый раз хватило на всю оставшуюся жизнь!

Вот так, безответственно рубанули прямо под корень труд многих бессонных ночей. «Что это за порнография? - вспоминал слова
редактора Боря. - Убожество, а не роман!» Повелитель же наоборот одобрял
концепцию и рваное повествование, скакавшее от главного героя к ощущениям муз,
хвалил за меткость выражений, но был категорически против названия «Райское
наслаждение» и предлагал заменить его на «Адский отжиг».
- Я – бездарность! – заламывал руки в трагический вензель бедный сочинитель.
«Неправда!– возражал Князь Тьмы. - Бывает хуже...»
- Вот только вы, Повелитель, меня понимаете... – траурно отвечал Козликов, поглядывая из-под вензеля на троицу водочных бутылок
в серванте. Он берёг их специально для великого дня. Дня, когда его шедевр
напечатают... Тогда он пригласит редакторов, корректоров и даже папаню на...
«Зато ты меня не очень, – парировал Хозяин Ада. - Преподношу тебе роман почти на блюде. Завязка уже есть: Сатана спасает непризнанного гения от суицида и предлагает вместе сочинить шедевр. Далее
идут резкие повороты сюжета, приключения, герой набирается опыта, Сатана
благородно ведёт его по хитросплетениям судьбы...»

- Сами же говорили, Повелитель, что не могу я писать о том, чего не было, чего сам не пережил...
«Не тупи, раб мой! Мы ж с тобой будем главными героями! Ты, конечно, самым главным. Переживания я тебе устрою. Например, сейчас, чует мой левый рог, у нас будет продолжение завязки. Писатель сильно переживает
очередной отказ и напивается до чёртиков».


И действительно. Водка, которую Боря не уважал ранее, полилась в пищевод, как по маслу. Настроение резко улучшилось. Показалось, что главный редактор был пьян, неадекватен, укурен, иначе он бы разглядел идею
с катарсисом точно. Далее писателя Козликова отчего-то понесло в Битцевский
парк, гдеизображая летучую мышь и крича «А ну на колени, тщедушные гаврики!
Князь Преисподней сегодня рулит!», он пугал вампирским оскалом гуляющих мамаш,
спортсменов-бегунов и романтических влюблённых. Всё это сопровождалось
неистовым ржачем Князя Тьмы в гениальной голове:
«Не можешь стать знаменитым гением? Стань сначала просто знаменитым! Неважно, как! Потом, как говорится, свита сделает
короля, и гений тебе припишут! У-ха-ха-ха!!!»


После Битцевского парка лёгким конькобежным шагом Козликов двинул на ВДНХ, где его, пытающегося отгрызть у скульптуры
Республики Молдавии початок кукурузы в руке, сняла с фонтана «Дружбы народов»
доблестная милиция Российской Федерации. Вечер вчерашнего дня поэт провёл в
отделении, зажигательно рассказывая про Повелителя. Все дежурные менты ржали,
как кони, и от психушки «раба Борю» спас только убойный запах перегара. Бравый
состав отделения милиции решил, что задержанного навестила «белочка», и с
лёгкой душой, под анекдоты о шизиках и наркоманах, его отправили в
вытрезвитель.

Там Борис не дал спать троице алкоголиков, затеяв диспут о месте личности в искусстве, и достав коллег по несчастью философскими вопросами и заунывным декламированием стихов великого поэта, соловья Востока и
«ваще мудрого мужика» Омара Хаяма. Далее литератор Боря по секрету признался,
что сам Сатана ему друг, каких мало, и предупредил соседей:
- Если с вами заговорит, не шокируйтесь, друзья. Существо оно вменяемое...

Вышел из вытрезвителя поздним утром с головной болью и ломотой во всём теле. В мозгах
жил только один вопрос: «Какого демона я так нажрался?». Козликов брёл к
заветной цели, двери квартиры номер пятнадцать, не обращая внимания на косые
взгляды прохожих, застывших с открытыми ртами детей, на спрашивающих «сахарочку,
который песок» старушек-соседей... Он устал, смертельно устал. Но голос
неожиданно появился как раз в тот момент, когда Боря начал снимать коньки,
чтобы рухнуть в кровать.
***
«Хорошо повеселился, спрашиваю?» - не унимался собеседник. Даже сам Сатана неожидал, что главный герой их романа, приличный мальчик с почти гувернантским воспитанием в анамнезе, напьётся не до чёртиков, а до настоящих боевых чертей.
- Да-а-а... – слабо протянул Козликов: бездна обволакивала, как вата.
«Ты чего про меня плёл милиционерам, алкоголик? Это ж надо додуматься: «Дьявол – душка, он вас любит, дорогие мусора!». Как они тебе твои коньки в поэтический рупор не вставили, я не понимаю...»
Боря виновато молчал.
«А это твоё,стихийно-зарифмованное?
Я страстную оду желаю пропеть
Мыслителю, другу, красавцу, скромняге!
Пусть хвост твой торчит, а не виснет, как плеть!
Рога твои крепнут, как градусы в браге!
Прям панегирик... » - не договорил Князь, ибо расслышал слабые всхлипы и сладостные попискивания.
«Силы тьмы! Ты спишь, что ли, раб Боря?!»
Козликов резко хрюкнул и распахнул глаза:
- Прости, Повелитель... Сморило чего-то...
«Я тебе покажу «сморило», когда сам КнязьТьмы с тобой беседы ведёт! А ну... Встать!»
«Раб» подскочил.
«Гран батманы! И раз, и два, и три...»
Пыхтя и заливаясь потом, Боря послушно замахал ногами. Конечности,отяжелённые чёрными бутсами с железом, поднимались вяло, с трудом и неохотно.
«Колени чего не вытягиваешь?! Ну-ка,давай «ласточку»... Вот та-а-ак... Демонически получилось, молодец! Шесть-ноль,
шесть-ноль!»

«Фигурист» в изнеможении бухнулся в кресло, вытирая лоб, шею и затылок шарфом:
- Рад стараться, Повелитель...
«Самое главное выделиться, раб мой! Можно, конечно, сотворить чего-то гениальное или просто
талантливое, чтобы тебя заметили, но есть способ проще. Слышал про такое
определение, как светский лев или львица? То есть, ничего не надо уметь, кроме
эпатажа. С этим у тебя проблем нет. Модно ещё объявить себя творческой
личностью. Чего это такое, даже я не совсем понимаю, но одно знаю точно:
отсутствие таланта никак не мешает ею быть. Явление это сейчас массовое: копыто
некуда поставить, обязательно вляпаешься в ранимую душу такой творческой
личности. Только гениев можно и даже нужно гнобить, создавать им проблемы,
устраивать так, чтоб жизнь била ключом по темени, рукам, карманам... Без
страданий гения не получится. Это я тебе по секрету говорю. А вот творческая
личность – предмет неприкосновенный. Топтать невинное творчество низ-з-зя...
Брызнул такой творец из тюбика с краской на холст и сообщил, что это всплеск
глубоко хранимых чувств. Кто морду скривил, тому свою физию гордую предоставил:
мол, дядя, ты – дурак, раз не понял столь новой и важной идеи. Написал муру –
противникам пальцем у виска крутанул. А ещё лучше похвалил других муротворцев,
и они с удовольствием будут креативно вертеть пальцами перед далёкими от
настоящего искусства. Это же личность, господа критики! Имеет право творить,
как хочет и как может... Потусуешься среди таких же, поэпатируешь и глядишь –
Боря уже главный герой новостей.  Потом в ток-шоу начнут приглашать, вопросы задавать, как самому умному: а за каким вы,
товарищ Козликов, всё это вытворяете, должна же быть веская причина? И Боря
должен ответить так непонятно или так дерзко, чтоб пригласили ещё раз. А там...
В «Танцах на льду» тебе точно равных не будет... Затем можно спеть дуэтом с
какой-нибудь певицей Машей на главном телевизионном канале, потаскать тигров за
усы в «Цирке со звёздами» и, наконец, нокаутировав Колю Валуева, стать почётным
«Королём ринга». Потом... А потом всё, раб Боря! Всё! За тобой, известным
шоуменом, будут бегать все издатели страны!»

- Ваши бы слова да Богу в... – с благодарностью начал было Козликов, как вдруг в воздухе что-то грохнуло, и Повелитель зарычал:
«Думай, что ляпаешь!».
Литератор схватился за голову: гениальные мозги чуть не взорвались.

«Совсем обнаглели слуги Господни! - продолжалрвать и метать Сатана. - Ведь по инструкции каждому человеку положены определённые граммы мозгового вещества! Однако чует мой правый рог, не довешивают ангелы в Небесной Канцелярии!»
- Нижайше прошу извинить... Нижайше прошу извинить... – твердил, как заезженная пластинка, литератор, пока Повелитель
матерился. Наконец, возникла долгожданная пауза, после которой Князь тихо спросил:
«Тебе не кажется, что у меня вредная работа?»
Козликов яростно закивал. Действительно, думал Боря, сколько нужно мозгов, воли и энергии, чтобы за всеми успеть, всем
подсказать, всех направить, всем разъяснить! «Если бы не дорогой Сатана, я бы
точно утопился... Ибо у меня нет нужной силы, чтобы самостоятельно противостоять
превратностям судьбы».
«У тебя ещё превратностей-то и не было!» – прочитал мысли Бориса Князь Преисподней. Мальчику сразу стало стыдно:
- Да я про будущее... – выкрутился Боря. - Сами же говорили, что устроите...
«Ах, да...Запамятовал. И немудрено! Намаялся тут с вами... То вон самодеятельность
разовьёте, что аж Сатане стыдно! То секта какая-нибудь меня идолом своим
изберёт без спроса, то свихнувшийся политический деятель натворит делов по
всему миру, а праведникам уже и серой запахло... Не было меня там! Не-бы-ло!»

Боря вжался в кресло: «Ну, какого демона я так нажрался, а?»
«Сколько можно над Сатаной издеваться, я вас спрашиваю?!»
«Больше не буду! И... пить тоже... ни капли!!!» - под гневные раскаты сатанинского голоса пообещал литератор.
«Как это «ни капли»? Мне понравилось...» - вдруг перестал орать Хозяин Преисподней.
- Я рад, конечно, что понравилось вам... – пискнул Боря в удивлении, - но... Чего обо мне подумают люди?
«Гению на это наплевать, милый раб мой! У тебя душа страдала, при чём тут люди?»
- Да я там сильно погулял, фигни наплёл, многих испугал,
статую погрыз, вытрезвитель навестил... Позорище... – опустил Козликов свою
патлатую голову. – Теперь отец узнает...
«И что? – гоготнул Сатана. - Папа, не бей гения по попе?!»
Боря горько вздохнул:
- Приблизительно так, Повелитель.

«Классно! Потом опишешь в красках! Сцена будет гениальной, ибо основана на настоящих терзаниях! Папе ещё «спасибо» скажешь!– продолжал веселиться Сатана. – Однако пусть это случится чуть позже. А  пока папа по симпозиумам да выставкам с деловыми встречами должен помотаться. С месяца два. Согласен?
Младший Козликов не смог скрыть радость. В данный момент, конечно, лучше, чтобы папа не мешал
становлению гения.
«Хорошо. Как раз в Вене симпозиум завтра начинается. Без старшего Козликова там как без рук!» - расхохотался Повелитель.
Боря со слезами на глазах прошептал:
- Спасибо, Князь…
«Хочешь быть гением? Нет проблем! Допустим, что ты уже гений... Но! Кто о тебе знает? Кто
тебя гением обзовёт, если твоя гениальная рожа никому не известна?»

«Никто»,– опять вздохнул Боря, разглядывая свой образ в зеркале. Чёрная голова в
вороньих перьях, тёмные круги под глазами, трёхдневная щетина из десяти
волосков на подбородке. На щеках у него почему-то ничего пока не росло. Папаня
говорил, что радоваться надо, а то потом как заколосится - морду шкрябать
замучаешься...
«Гений должен почитаться обществом,– продолжал лекцию Повелитель. -  Необязательно современным ему обществом... Как я понимаю, тебя не устраивает почитание тебя, как гения, следующими поколениями. Нам надо всё здесь и сейчас, верно?»
- Хотелось бы... – еле выдохнул Боря.
Предвкушение чего-то великого и непознанного вдруг сбило дыхание. Козликову показалось,
что он вообще забыл, как надо дышать.
«Не будет славы– не будет и гения, раб мой, – заключил Князь Тьмы. - А первое условие славы – продолжительное и сильное влияние на окружающих, влияние на их чувства и умы. То есть, делай, как
я! –
снова захохотал Сатана. - Я – точно гений, ибо тысячи лет прочно сижу на гребне славы, раб мой! Учись!»
Боря с горячностью кивнул: всегда готов!
«Впечатления можно достигнуть блестящими способностями, необыкновенностью поведения или
необычностью судьбы. Тут я про страдания, неблагодарность общества, психические
расстройства, самоубийство... Ха-ха!»

Литератор Козликов, в который раз сегодня, покраснел. Он представил, что бы написали в газетах: «Сын
известного политика и бизнесмена утопился в полынье из-за своего неуёмного
графоманства».
«Да хоть из-за нечего делать!– как всегда прочитал мысли Бори Сатана. - Всё одно это - публикация, известность, общественный резонанс! Но поздно, мой дорогой раб! Было бы поздно! И
безрезультатно лично для тебя. Что тебе общественный резонанс, когда ты уже
мёртв? Попытка самоубийства должна быть всегда с целью и результатом! А ты... Булькнул
бы в полынью и финита ля комедь. А если б там, у полыньи, «случайно» оказались
представители газет, радиостанций, телевидения и «спасли» тебя от необдуманного
шага? Ты бы уже катался на своих коньках в «Ледниковом периоде» и давал
интервью о планах на будущее, как истинная звезда!»


Боря Козликов представил, как он под мелодию танго в паре с Таней Навкой рассекает своим
коньком лёд...
«Вот пьешь ты хорошо... Зажигательно... Потом повторишь».
- Зачем, Князь? – опомнился Боря: Таня Навка чуть не упала с поддержки.
«Ты глухой?»
- Никак нет, Повелитель!
«Ох,недовешивают…» – посетовал Сатана.
- Дорогой, любимый Князь! Я не хочу повторять... – взмолился литератор. - Может, как-нибудь без
пьянства, а?
«Гений без допинга не может! У него душа мечется, ответы на важные вопросы ищет. После
водки чакры раскрываются, и снисходит на гениальные головы озарение. Алкоголь –
великая вещь, чтоб ты знал! Многие гении нашли свои идеи в стакане...»

- Плохо мне... И стыдно ещё... – совсем сник поэт.
«Значит так, Борис... Всё будешь делать публично. Публично страдать, публично психовать,
публично топиться, понял? С сегодняшнего дня ты лезешь во все дыры, напускаешь
тумана вокруг своей персоны и на будущее, чтоб было чего предъявить, когда
станешь звездой, пишешь настоящий роман! Сюжетец я тебе уже подкинул, а душа
твоя у меня побудет, чтоб шедевр вышел... Снизошла на тебя сия великая честь! Слава Силам Тьмы!»

Сердце Бориса подпрыгнуло к горлу:
- Я сделаю всё, что скажешь, Князь! Только водки больше не надо, ладно?
«Ладушки, раб. У нас есть и другие инструменты для достижения цели. Пойду я... Составлю план
твоего восхождения на Олимп...»

- Парнас, Повелитель! – раболепно пискнул литератор.
«Чёрт с тобой! Парнас!».
-Ага, Князь! - Борис гулко ткнулся лбом в половицу, минут пять поторчал задницей
кверху, убедился, что голос исчез, а потом, забыв, что десять минут назад
боролся с бездной похмельного синдрома и, перебудив лязгом коньков соседей
снизу, сплясал танец маленьких лебедей. «Я оправдаю столь высокое доверие,
Повелитель!»

И действительно, думал Боря, пусть пока не печатают. С таким учителем он точно достигнет многих высот! А самое главное:
хоть раз в жизни докажет всем, что кое-чего может сам, без папенькиных вливаний,
наставлений, указаний и приказов. Литератор Козликов прыгнул на кровать и,
проваливаясь в тёмную клейкую бездну, уже видел, как даёт интервью газетчикам,
как вертит Таню Навку на вытянутой руке, как хлыстом загоняет тигров на тумбы,
как бьёт в глаз Коле Валуеву, и как сметают с книжных полок его романы...
 
СветлаЯДата: Вторник, 28.03.2017, 21:08 | Сообщение # 16
Хранитель очага
Группа: Друзья
Сообщений: 1083
Награды: 33
Статус: Offline
Хаггусь, обязательно прочту , только сразу весь , я не люблю частями , мне надо все и сразу  4466

Если я, не красавица, то мужики зажрались!!!!!!!
 
ХаггаДата: Среда, 29.03.2017, 10:21 | Сообщение # 17
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХИССЛЕДОВАНИЙ АКАДЕМИИ НАУК

... - Сам Сусликов приехал?
- А то! Представляете, каково должно быть значение исследований профессора Харина?
- Н-да... Начало в десять?
- Коллега, с такой памятью вы пропустите все научные открытия! В де-вять! Уже начинают!
Пару беседующих в институтском коридоре грозно оттеснили по сторонам люди в серых костюмах, и научные сотрудники смогли воочию пронаблюдать, что приехал сам Сусликов. Министр спешно просеменил мимо них в аудиторию номер 69.
- Надо торопиться! – потянул своего нерасторопного коллегу за лацкан тот, кто помнил всё. - Сейчас точно начнут...
- Заседание закрытое, господа! – Ткнулись лбами в те серые костюмы оба учёных перед входом в аудиторию.
Но тут же заслон расступился и пропустил одного почти полностью лысого, коротенького и полненького, как колобок, человека.
- Кто это? – шёпотом поинтересовался у коллеги один из лишних на празднике науки.
- Вы что?!! Это же Харин!!! Юркий мозг, перпетуум мобиле и неумолимый прогресс нашей науки!!! Величайшая извилина современности!
«Ага... Вот ты-то мне и нужен, извилина современности... - обрадовался «научный сотрудник» с плохой памятью. - Сегодня пошлю шифровку, что объект найден».

Агент777 службы промышленного и научного шпионажа Соединённых Штатов Боб Хопп, или
по легенде, созданной для миссии, просто Ваня Шишкин, попрощался с безутешным
«коллегой» и вышел на улицу. Там он присел на лавочку, как раз напротив окон
аудитории номер 69, и повертел в кармане брюк ручку настройки. В ухо гаркнула
Распутина:
- Отпустите меня в Гималаи!!! А не то я завою, а не то я...
«Shit! - выругался оглохший Боб Хопп. - Неужели русским так жалко Гималаи? Отпустите девушку, наконец! Пусть лает на Эвересте, вызывает там сход лавин, пугает высокогорных орлов и устраивает разрыв сердца у снежного
человека...»

АУДИОЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ В ИНСТИТУТЕ СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.
(Прислана агентом777)

Директор института:
- Уважаемые коллеги! Дорогой гость – Дмитрий Анатольевич Сусликов! Мы собрались здесь, чтобы засвидетельствовать создание, как мне кажется, величайшего прибора современности, имеющего важное значение для нашей науки,
для нашего народа и для нашей политики. Автор данного изобретения – самый
перспективный учёный института и надежда Отечества - Афанасий Гурьянович Харин!
Профессор, вам слово!!!

Бурные овации.

Профессор Харин:
- Спасибо, спасибо, друзья! Благодарю, Дмитрий Анатольевич!

Устанавливается тишина.

Профессор Харин (откашливается):
- Я начну издалека, если позволите... Задам короткий вопрос: что самое главное для любого государства и любой страны?

Молчание в зале.

Профессор Харин:
- Хорошо. Отвечу. Главное для государства – люди! Народ, который населяет субъекты федерации. Без населения ничего нет: ни военных комплексов, ни экономического роста, ни армии, ни медицины, ни богатства, ни державы, ни
страны. Правильно говорит Валериан Валерианович, что приоритетным направлением
внутренней политики должно стать именно социальное. Присутствующий здесь
уважаемый Дмитрий Анатольевич тоже призывает бросить все силы и резервы в
зияющую брешь, что образовалась в нашей стране несколько десятков лет назад.
Какая это брешь, спросите вы?

Гул в зале.

Профессор Харин:
Именно!!! Демографический упадок косит наши ряды! Де-мо-гра-фи-янаходится в самом, что ни на есть, критическом положении!

Аплодисменты.

Профессор Харин:
Возвращаясь к силам и резервам, хочу закономерно спросить: а мы, представители российской науки, преследуя свой гражданский долг, можем бросить наши силы и резервы в эту брешь? Сразу отвечу: да, можем!!!

Бурные овации.

Профессор Харин:
Итак... Посмотрите сюда. Что в моей руке?

Выкрики из зала:
- У вас ничего нет!
- Нет, погодите, я вижу что-то!!!
- Ничего!

Профессор Харин:
- Сейчас я подведу ладонь под проектор. Минуточку...

По залу несутся восхищённые:
- Ах! Ох! Ух!

Профессор Харин:
Как вы видите, на ладони маленький предмет-«таблетка» телесного цвета. Я предлагаю нашему правительству научное решение проблемы: прибор, который я назвал ДИБИлоид!!!

Тишина.

Профессор Харин:
Дозатор Информационной  Биостимуляции Интеллекта! Сокращённо – ДИБИ.

Выкрики из зала:
- Расскажите подробнее!
- В чём суть?
- Не томите!

Профессор Харин:
- ДИБИлоид – это миникомпьютер. Память у него маленькая, но для нашей цели вполне достаточная.
Вернёмся к началу нашего разговора, к моменту про демографический спад. Опять задам вопрос: что, у нас нет женщин детородного возраста? Есть. Мужчин в состоянии оплодотворить? Есть. Но вот тут-то нас и ждёт подвох! Все знают, что
по статистике мужчин меньше. Это раз! Плюс ко всему, я знаю также, что половина
пьёт, а вторая половина боится брать на себя ответственность! Это грубые
подсчёты, но согласитесь, что ситуация критическая!
Я же хочу дать нашим прекрасным русским женщинам сильных, благородных и ответственных мужчин!!!

Крики, гул, аплодисменты, шум в зале.

Профессор Харин:
- Давайте представим, что существует некий волшебный эликсир, испив который, человек становится другим. Кто был пьяницей – забывает, как пить, кто поднимал руку на жену – начинает видеть в ней хрупкий цветок и встанет грудью
на его защиту, кто имел проблемы с потенцией – обнаружит, что Рокко Зифреди по
сравнению с ним сопливый пацан...

Смех в зале.

Профессор Харин:
...кто не знал, как подойти к своей мечте, стеснялся и робел, очарует любимую на следующий же день после принятия эликсира!!! Этот эликсир находится в маленькой «таблеточке» под названием ДИБИлоид!!!

В зале неимоверный шум.

Профессор Харин:
- Первый шаг – это программирование ДИБИлоида. Например, муж бьёт жену.Вводим установку: жена – слабое создание, нуждающееся в защите, заботе и ласке.
Второй шаг – вживление запрограммированного ДИБИлоида в организм... Милейший,
не могли бы вы подойти ко мне на минуту?

Раздаются гулкие шаги.

Профессор Харин:
- Вот сюда, уважаемые коллеги, в затылочную часть головы мы и вживляем прибор.

Шёпот в зале.

Профессор Харин:
- Посмотрите ещё раз на проекцию. Заметьте, по всей поверхности «таблетки» имеются волоски. Их маленькие щупальца как бы ввинчиваются в мозговую ткань, находят нервные окончания, и по этим каналам в мозг посылается
запрограммированный нами импульс-информация. Буквально через день после
безболезненной операции вживления, человеку, который бил жену, захочется её
холить и лелеять. А женщине много ль надо?.. Любовь – её главная необходимость
в жизни. Какая женщина не захочет ребёнка от любимого и любящего мужа? Вот!
Вот! Решение всех проблем! Посмотрите на него и запомните название: ДИБИлоид!!!

Бурные овации в зале, крики «Браво!», продолжительные аплодисменты.

Профессор Харин (перекрикивая всех):
- И это наша российская наука сделала такой прорыв в будущее!!! Россия была, есть и будет в авангарде научно-технического прогресса!!!

Конец записи.

Приложенная к записи шифрограмма от агента 777:
Считаю, что вербовка невозможна. Харин – патриот. В институте спецслужбы. Похищение
ДИБИлоида под большим вопросом. Жду указаний.
 
ХаггаДата: Среда, 29.03.2017, 10:30 | Сообщение # 18
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Цитата СветлаЯ ()
я не люблю частями , мне надо все и сразу
 Все так говорят. А потом хопа и склероз! pardon
 
СветлаЯДата: Четверг, 30.03.2017, 06:36 | Сообщение # 19
Хранитель очага
Группа: Друзья
Сообщений: 1083
Награды: 33
Статус: Offline
Бориска Козликов  меня заинтересовал ,  читается легко , интересно что дальше будет ? Мне нравится .

Если я, не красавица, то мужики зажрались!!!!!!!
 
ХаггаДата: Четверг, 30.03.2017, 10:22 | Сообщение # 20
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
СветлаЯ, ихь бин счастлив! Далее будет.... неуёмная фантазия автора. Только не спрашивайте, чо курила. 456ik
 
ХаггаДата: Четверг, 30.03.2017, 10:43 | Сообщение # 21
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
ЗАКРЫТОЕ СОВЕЩАНИЕПРАВИТЕЛЬСТВА. КРЕМЛЬ.

В кабинете царила неофициальная атмосфера. Министры с жаром обсуждали доклад господина Сусликова и выступление профессора Харина. Валериан Валерианович зорко наблюдал за своим правительством, откинувшись в кресле.
- Вы понимаете, что это значит?!! – пыхтел министр здравохранения в лицо министру сельского хозяйства. - Зомбирование!!!
- Почему бы не зазомбировать, как вы тут выражаетесь? – отбрыкивался главный животновод и агроном страны. - Природа не зомбирует? Что же тогда такое код ДНК, генетический код?

Афанасий Гурьянович скромно восседал на половине стула и пребывал в состоянии величайшего нервного зуда, мотая головой из стороны в сторону, как фанат какого-нибудь Пита Сампраса во время финала «Ролан Гаррос». Сусликов с
безразличным видом просматривал свои документы: очень хотелось зевать.
Остальные министры разбились по парам и создавали рабочий гул.
Через час Валериану Валериановичу надоело, и он тихо произнёс:
- Предлагаю голосовать.
- Да! Мудро! Именно так! – загалдели министры и, отдав свои голоса «за» или «против», наконец-то успокоились.

- Итак... Афанасий Гурьянович, правительство разрешает вам провести эксперимент. Но! Есть несколько условий... Первое: вашим куратором назначен Сусликов Дмитрий Анатольевич. Обо всём докладывать ему. В любое время дня и
ночи. Второе: разрешаем отобрать только три пары. Надеюсь, достаточно?
- Да-да, – боясь спугнуть удачу, пискнул Харин.
- Третье: на эксперимент отводим год. Если что-то пойдёт не так, я прекращу испытания. Ну и последнее: строжайшая секретность! Сами понимаете, ваше изобретение можно применить не только в демографии.
- О! Вы наверняка можете представить, какое блестящее будущее у ДИБИлоида! – загорелись профессорские
глаза. – Это же можно решить проблемы с преступностью, взращивать великих
спортсменов, учёных и гениев искусств, наладить мир во всём мире, наконец!
- Поэтому… Завтра к Вам в институт подъедут наши специалисты. Они разберутся, как сделать ваш... хм...
ДИБИлоид бесследно разрушающимся, если кто-то попытается его достать из
подопытного организма.
- Да-да, господин Президент! –  уже с готовностью ответил Афанасий Гурьянович.- Всё будет в лучшем виде и с соблюдением всех условий. Вы не пожалеете!

ШТАБ-КВАРТИРА СЛУЖБЫ ПРОМЫШЛЕННОГО И НАУЧНОГО ШПИОНАЖА СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВ.

Генерал Донки нажал на кнопку вызова и буквально через секунду, по-армейски печатая шаг, в кабинет вошёл стойкий оловянный солдат и ассистент генерала Тейл. Под кабинетом генерала, на первом этаже штаб-квартиры, там, где находился
шифровальный отдел, посыпалась штукатурка.
- Прибыл по вашему приказу, сэр!!! – Гаркнул Тейл и яростно щёлкнул каблуками. - 777 считает, что вербовка Харина и похищение прибора из лаборатории института невозможны.
- Зашифруйте и передайте, что вступает в действие план «Z»!
- Почему сразу план «Z», сэр?! У нас ещё не использованы «B», «C», «D»...
- Кто вам давал право обсуждать приказ?!! – прервал Донки. -Выполнять!!!
- Прошу прощения, сэр! Есть, сэр! Уже бегу, сэр! – скороговоркой отчеканил Тейл и старательно потопал к выходу из кабинета. В унисон с его бравым маршем жалобно позвякивали оконные стёкла, и осыпалась весёлым дождиком на
шифровальный отдел штукатурка...
 
ХаггаДата: Четверг, 30.03.2017, 10:46 | Сообщение # 22
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
КВАРТИРА КОЗЛИКОВА.

За окном барабанил почти весенний дождик. Февраль не оправдывал прогнозы. Природа обгоняла
календарь. Снег подтаял, воздух посвежел, завывал пронизывающий ветерок. Боря
Козликов сладко потянулся, почмокал губами и вдруг резко вспотел. «Мне же надо
писать, творить шедевр!» - опомнился литератор. Сон слетел, как горе-всадник с лошади.
«Я буду стараться! Стану самым лучшим! Повелитель возлюбит меня ещё больше!»
«Пасмурного утречка, раб Боря!» -раздалось в мозгу, и Козликов пал с кровати ниц:
- Приветствую тебя, Мастер! Слушаю, повинуюсь, ужасаюсь...

«Вот думал тут на досуге... Какой же я добрый, чуткий, милосердный всё-таки... - голос сладко вздохнул. - Я вам все удовольствия предоставляю, блага, искушения, какие только пожелаете. Вот позавчера хотел ты упиться? Да на
здоровье, дурачок! Вчера ты хотел спать? На тебе, раб Боря! Спи, мне не жалко.
Хотите денег? Берите! Славу? Тоже возьмите! Но,несмотря на все мои заслуги
перед человечеством, Бога восхваляют, а меня костерят. Где справедливость,
человек Козликов?»

Боря во время размышлений Повелителя натягивал штаны и ответа придумать не
сумел, поэтому только пожал плечами.
«Вот и я её ищу. И любой гений ищет, но почти всегда безуспешно. Для одних он –
кумир, для других – изгой. В моём случае соотношение почитателей и порицателей
чудовищно. Хуже человеков нет созданий, раб Боря. Вечно всё перевернут,
переиначат, перескажут, как в сломанном телефоне. Сделают гадость, а потом
говорят, что бес попутал. Я вообще ни сном, ни духом!!! Дьявол такой, дьявол
сякой... Вот ты думаешь, что такое ад?»

Козликов застегнул ширинку и предположил:
- Котлы с лавой, сковородки раскалённые, плётки, розги. Что-то в этом духе, да?

«Болван! Все, кто ко мне попал, рады до ужаса! У меня в аду народ кайфует. По понедельникам – курительный день. Кури,
сколько хочешь, пусть даже дым из задницы пойдёт. Ведь тебе всё равно, ты ж не
живой... Да и задницы, как таковой, уже нет».

Боря представил и закивал всклокоченной шевелюрой:
- Оригинально.
«Это совершенно нормально, чтобы ты знал. Когда мы беседуем с Богом на наши сугубо профессиональные темы, мы пачечку или
две точно усасываем».

- Да?! – удивлённо приподнялись брови раба.
«По вторникам – алкогольный фестиваль. Пиво, водка, коньяк рекой, а то и двумя. Цирроз не страшен, ведь ты уже умер».
- Уау!
«Что у тебя за привычки? «Уау!», – передразнил Козликова Князь Тьмы. - Ты писатель, мастер художественного слова, русский литератор, в конце концов!!! Это «Уау!» будешь на раскалённой сковороде кричать!»
- Простите, Повелитель! Больше так не буду! – извинился Боря. - Так что там про алкогольный день?
«Пей, сколько влезет! Ни похмелья тебе, ни отравления. Все ж покойники... Хочешь - смешивай, хочешь – иди на понижение
градуса. А можешь своим любимым напитком ухлестаться! Кстати, мы с Богом
последнее предпочитаем».


Козликов сел за стол, подставил под голову руку и с великим интересом воскликнул:
- А про среду расскажите, Мастер!
«Среда – великий день. Эх, и пыхнули мы однажды! Штуки четыре... А тут сигналы с Земли: человечество погрязло в грехе,
Содом и Гоморра, на помощь, спасите и так далее. А трава-то забористая была.
Уже накрыло прилично... Короче, махнул Бог рукой и сказал: «А пошли все в
баню!», не до вас типа...»

- Ну и...? – заёрзал на стуле Козликов.
«Что «ну»? Поняла Всевышнего Небесная Канцелярия дословно, как открыла вентиль... Да и не закрывала, пока Бог не оклемался.
Потом только этот пройдоха Ной со своим корытом и уцелел».


- Ой, Мастер... – поёжился раб Боря, - неужели всё, что мы знаем о Боге и о Вас, Повелитель, неправда?
«Кое-что знаете... Наши имиджмейкеры работают на износ. Мы с Богом знаем правила. Влияющий на умы должен всегда
пытаться быть загадкой. Нельзя допускать к себе исследователей с увеличительным
стеклом. Всё рассеивается при ближайшем рассмотрении, как мираж. Обязательно
какой-нибудь Ламброзо обзовёт тебя психом, Фрейд найдёт сублимации сексуальных
извращений, а Шопенгауэр обвинит в избытке интеллекта. И это неотвратимо
произойдёт с тобой, если ты – гений. Поэтому больше туману, больше
нелогичностей, больше чудаковатостей. Пусть человеки сами выискивают в твоём
шедевре мораль, идею, философию... Кто не найдёт – дурак. Всё равно, люди поймут
так, как им надо! Им говоришь белое, а они слышат чёрное! Показываешь истину,
видят ложь! Болтаешь, как ваш... этот... Как его?»

- Троцкий? – помог Козликов.
«Ну, да! Верят!.. Нет уже никаких светлых или чёрных небесных сил! Кстати, Троцкий у меня в аду знатно фестивалит. За
ним, правда, с топором вечно гоняются... Иногда даже выпить не успевает...»

- Ну, вы там даёте! – воскликнул Козликов.

«Вот-вот! Косячат все, а отдуваюсь я!»- обиженно прогремел Повелитель. Раб Боря снова бухнулся в позу раком:
- Да здравствуют Силы Тьмы!
«Ты написал первые главы, гений?» - с издёвкой спросил раба Сатана. Он и так знал ответ, но...
- Прости, Князь! Я собирался уже!
«Ну и как тут работать?– горько вздохнул Дьявол. - Если тебя, гений чёртов, я в задницу пинать не буду, что ты напишешь? Сподвигаю человека на шедевр, консультирую от начала до конца, рога раскаляются от мысленной нагрузки, и что в итоге? «Талант!», говорят люди, Бог гения в лоб целовал! У Бога других дел полно, это я для искусства тут
надрываюсь и страдаю во имя его же, как истинный герой. Заметь, страдаю
безвозмездно. Почти...»

Козликов хотел было сказать, что не мог писать, ибо сначала пил, потом болел и, как только проснулся, сразу же хотел сесть за рукопись... Но вдруг передумал оправдываться и послушно прыгнул за компьютер.

«Пиши план первой главы. Сделаем экспозицию. Туда всунь конфликт отцов и детей,
порассуждай о нелёгкой жизни мальчика из богатой семьи. У-ха-ха-ха!»

Боря смутился, но всё же застучал пальцами по клавиатуре:

Глава № 1
Предистория главного героя. Отцы и дети. Стремление к искусству. Непризнание. Попытка суицида.

«Потом опишешь свои мысли по поводу появления в твоей голове меня», – голос зловеще хохотнул и продекламировал нараспев:  «Его сердце заледенело в клетке рёбер. Ушам, наоборот, стало жарко. Они пылали, словно два пиона средь снегов. Юноша ущипнул
себя за нос, но необычайной красоты тембр и не думал исчезать...» Ну?
Гениально?»

- А-а-а... –протянул Боря, - наверное, да.
«После ты уже без всяких проволочек сможешь наваять о метаниях писательской души. Ты
это хорошо переживал, страстно. Только про Битцевский и ВДНХ пропусти. Всё же
для потомков пишем... Думаю, надо подкинуть других весёлых приключений на твой
ленивый зад. Для опыта, раб мой, для опыта. Пьяницей был? Был. Дебоширом был?
Был. Вандалом и то уже... Видишь, сколько типажей набрал сразу, а? На три
шедевра!»

Козликов кивнул.
«Давай теперь будешь супергероем! Твоя цель – спасти мир! Где находится Институт
Социальных Исследований, знаешь?»
 
BrunaДата: Четверг, 30.03.2017, 11:03 | Сообщение # 23
Hanae Mori
Группа: Друзья
Сообщений: 34788
Награды: 402
Статус: Offline
Читала уже, но с наслаждением перечитываю и жду новых кусочков! clapping bis

Не торопитесь, а то не дай Бог, успеете...
 
ХаггаДата: Четверг, 30.03.2017, 11:14 | Сообщение # 24
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХИССЛЕДОВАНИЙ АКАДЕМИИ НАУК.

Профессор Харин с довольным видом потирал руки. Всё шло гораздо лучше, чем можно было себе представить. Он и не ожидал, что на первом же заседании получит от правительства «добро». Хотя, готов к эксперименту был. И давно. Месяца три
назад он дал задание своему помощнику, младшему научному сотруднику Понюшкину
Косте, найти подходящие пары. Костик внёс в компьютер уже сотню, его картотека
постоянно пополнялась, но Валериан Валерианович ограничил порывы учёных протащить в рай как можно больше народа.

«Ну, ничего! Самое главное доказать, что ДИБИлоид работает!» - подумал Харин и позвал ассистента:
- Костик! Неси сюда записи!
Понюшкин, щуплый человечек совсем незаметной внешности, тихо приполз вкабинет и выложил перед профессором горку видеокассет. Костя трепетал, как мечтающий о полёте на Луну мальчишка перед космонавтом, который уже высаживался
на спутник Земли и поднимал бахилами лунную пыль. Харин для него был Богом.
Работать со светилом российской науки Понюшкин почитал за великий шанс и
везение. И вот они в тесной сцепке начинают такой важный эксперимент,
результаты которого перевернут мир!!! Костя до сих пор не верил, что это он, он
помогает Афанасию Гурьяновичу, что это он вместе с профессором на переднем крае
науки, и что к его мнению прислушивается сам Харин!!!

- Ну... Начнём! – устроил свой зад в кресле Афанасий Гурьянович, и Костя трясущейся рукой вставил кассету в гнездо видеомагнитофона. Экран окрасился голубым светом, показалась надпись «Play».

ОТРЫВОК ИЗ ВИДЕОЗАПИСИ СОБЕСЕДОВАНИЯ С ГРАЖДАНКОЙ КОБЫЛИНОЙ К.А.

... – Кроме алкоголизма, что вас не устраивает? Что не даёт вашей семье жить хорошо?
Зарёванная Клавдия Александровна спрятала носовой платок в сумочку.
- Вы понимаете... Нет налёта романтики... что ли... Он ведь до этого...пьянства... – она опять вынула платок и приложила к хлюпающему носу, - стихи писал...
- Костик, принеси стакан воды, пожалуйста, - попросил Афанасий Гурьянович, видя, как переживает несчастная гражданка Кобылина.
- Вот, например, это... он посвятил мне... - и Клавдия, задыхаясь отрыданий, продекламировала:
Ты моя райская жар-птица-а-а,
Услада губ моих и глаз!
Я пью любовь и не могу напиться,
Хочу тебя я здесь... сейча-а-а-ас...
Горло Клавдии Александровны перехватило, и она забилась на стуле в жестоком приступе плача. Харин тоже смахнул слезу и дотронулся до плеча женщины:
- Какие прекрасные стихи...
- Да-а-а... – ревела Кобылина, - но это было давно... От стиха осталась только строка «Не могу напиться...»...
Костик побежал за вторым стаканом воды.
- А сейчас Модест ни на что не способен...
- Импотенция? – подпрыгнул профессор.
- Ага...
- Это очень хорошо!!! Костик, отметь!
- Чего же хорошего? – вытаращила свои красные глаза Клава.
- Не обращайте внимания... – успокоил женщину Харин, - это мы о своём научном...
 
ХаггаДата: Четверг, 30.03.2017, 11:17 | Сообщение # 25
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
СЪЁМНАЯ КВАРТИРА ГДЕ-ТО В ЦЕНТРЕ ЮЖНОГО ЗАБУТОВО. МОСКВА.

«План «Z»... План «Z»... План «Z»...» - мерял шагами комнату агент 777 Боб Хопп или просто Ваня Шишкин.
«План, конечно, хорош... Но как убедить профессора «вшить» ему этот грёбаный ДИБИлоид? Как вообще подступиться к этому Харину? В институте? Исключено... На улице? Кто его будет слушать на улице? Да и вообще, Харина
возят на машине в институт и домой...»
- Оп! Ты – гений, Хопп! – сказал сам себе Ваня Шишкин. - Итак... Мы поймаем эту «извилину современности» в её собственной черепной коробке!

Шифрограмма генералу Донки от агента 777:
Приступаю к выполнению плана «Z». Хопп.

ОТРЫВОК ИЗ ВИДЕОЗАПИСИ СОБЕСЕДОВАНИЯ С ГРАЖДАНКОЙ ХРЮНДЕЛЬКОВОЙ М.Я.

... – Марина Яковлевна, вся проблема в друзьях?
- Да нет! Что вы... –взмахнула длинными ресницами нарядная Марыся. – Тут ещё увлечение спортом...
- Каким видом занимается объект... простите, муж?
- Он смотрит футбол и пьёт пиво. Живот уже лежит рядом с ним, если Витюнчик спит на боку. Это так неэстетично... Ах, каким он был стройным и галантным! – выдыхала Марысечка. - Нет... Витюня не занимается спортом...
- Значит, будет заниматься! – решительно сказал Афанасий Гурьянович. - Нам ведь нужны здоровые дети, верно?
Хрюнделькова зарделась.
- Если вы подпишете, он побежит в футбольную секцию! Уверяю вас...
- Ой! – перебила профессора Марыся. - Только не туда!
Харин развёл руками:
- Куда хотите, Марина Яковлевна! Всё возможно!
- Ах! Мне так нравятся танцы на льду! – воскликнула Хрюнделькова и мечтательно закатила глаза. - Обожаю Антошу Сихарулидзе!
- Будет, как Сихарулидзе! Даю слово!
- Ой! – опять воскликнула Марысечка. - Я, конечно, наглею... А можно Витюнчику ещё и лицо... ну... это... поменять? Чтоб, как у Антона? – она жалобно заглянула в глаза Афанасия Гурьяновича.
- Э-э-э... – стушевался профессор, - вот тут уже не наш профиль... Тут,Мариночка, внешность, а мы меняем внутреннее содержание. Кстати, никаких пожеланий во внутренних областях больше нет? Есть ещё проблемы в семействе?
Марысечка опустила накрашенные глазки:
- Мама...
- Что мама?
- Витюнчик и Апполинария Семёновна ненавидят друг друга. Это вносит такой раскол в семью...
Профессор Харин подмигнул Костику, и тот, высунув от усердия язык, застрочил в блокноте: «Тёща Хрюнделькова... Зарезать нельзя отравить?».

ОТРЫВОК ИЗ ВИДЕОЗАПИСИ СОБЕСЕДОВАНИЯ С ГРАЖДАНКОЙ БЛИЦ С.М.

... – Мы его всего лишь запрограммируем. Это неопасно, дорогая София Марковна!
- Данная операция не повредит его... хм... умственному состоянию?
- Улучшит! – профессор ходил по кабинету. - Введём только одну фразу «Хочу жениться», и он забросает вас предложениями руки и сердца!
- Мне не верится! – всплеснула Софа тонкими руками. - И ребёнка может захотеть?
- Ха! – радовался Харин. - Захочет, как миленький! Ещё и вас будет уговаривать на второго... И даже третьего!!!
Профессор повернулся к Костику:
- Запиши: объекту Канарейкину «залить» в программу повышенную необходимость в наследниках.
- Я согласна!!! – со счастливой улыбкой пропела Софа. - Что мне делать?
Афанасий Гурьянович протянул ей маленький пакетик с белым порошком:
- Это снотворное. Устройте Аристарху Андреевичу чудный вечер при свечах с бутылочкой вина... В бокал подсыпьте содержимое пакетика и, как только Аристарх уснёт, позвоните вот по этому телефону. Дальше – наша забота.
- А это не больно? – тревожно спросила Софа.
- Что вы! Укус комара! Через пять часов будет, как майская роза! – развеял последние сомнения гражданки Блиц профессор Харин, и Софа дрожащей рукой запихнула пакетик в лиф платья. Сердце колотилось, как безумное...
 
BrunaДата: Четверг, 30.03.2017, 11:28 | Сообщение # 26
Hanae Mori
Группа: Друзья
Сообщений: 34788
Награды: 402
Статус: Offline
я нежно люблю всех персонажей. А книгу читаю, как будто фильм смотрю)))

Не торопитесь, а то не дай Бог, успеете...
 
ХаггаДата: Пятница, 31.03.2017, 10:52 | Сообщение # 27
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
Цитата Bruna ()
как будто фильм смотрю)))
 Было бы классно снять фильм)))
 
BrunaДата: Пятница, 31.03.2017, 10:54 | Сообщение # 28
Hanae Mori
Группа: Друзья
Сообщений: 34788
Награды: 402
Статус: Offline
Хагга, сценарий пиши. (сериал серий на 10)

Не торопитесь, а то не дай Бог, успеете...
 
ХаггаДата: Пятница, 31.03.2017, 10:54 | Сообщение # 29
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
КВАРТИРА СЕМЬИ ХРЮНДЕЛЬКОВЫХ.

- Г-о-о-о-о-о-ол!!! Серёга, г-о-о-о-о-ол!
- А-а-а-а! Как он, а?! Ты видал, в натуре, а?
- Петруха! Дай я тебя расцелую!!!
Марысечка сидела на кухне и читала умопомрачительную книжку «Рабыня секса». Принц Малик как раз признавался главной героине в неземной любви, но проклятый «Реал» из Мадрида забил гол, и мужики заголосили так, что испортили такой
душещипательный момент. Марысечка отложила книжку: «Почитаю потом ещё раз, когда Петька с Серёгой уйдут, а Витюнька отключится».

Почему-то захотелось пожить в деревне, на отшибе, на необитаемом острове...Совсем-совсем одной... Самое главное, чтобы там был старенький сервант, забитый историями про рыцарей, про прекрасных дам и про подвиги во имя любви...
Она налила в чайник воды и хотела поставить на огонь, как резким набатом прозвенел дверной звонок. Марысечка вздрогнула. Вместе с ней вздрогнул и чайник, по-снайперски плюнув на газовую горелку. Та моментально погасла.
Марысечка бросилась закрывать вентиль, а из прихожей послышался недовольный бас
Апполинарии Семёновны:
- А ну, геть отсюда, алкоголики!!! У меня слабые нервы, вы знаете...Витюнька, ты опять?!!
«Этого ещё не хватало!» - с ужасом подумала Марысечка и побежала встречать мать.

- Апполинария Семёновна! – сквозь зубы выговаривал Витюнька. -Заметьте, что я вас не трогаю...
- Зато я тебя сейчас трону!!! Сколько раз тебя предупреждала, а?
- Здравствуй, мам... – пролепетала вбежавшая в прихожую Марысечка.
- Привет, дочь! – даже не глянув в её сторону, Апполинария Семёновна упёрла руки в боки:
- Петя! Пшёл вон! Считаю до трёх...
Пётр сожалеючи хлопнул Витюньку по плечу:
- Держись, друг! - и бросился натягивать ботинки.
- Серёжа! Ты особенный, что ля? Не буди во мне психа!!!
- А чего я? – пропел Серёга. - Я вон... В шапке уже...
Апполинария Семёновна вытянула палец в сторону угла, где стояло полное мусорное ведро, которое Витюнька обещал Марысечке вынести после матча:
- Мусор вынесешь. И чтоб, как пуля! Ты знаешь, я ждать не люблю...
- Есть, май дженераль! – схватил Серёга под мышку свою куртку, мусорное ведро и Петруху. Через секунду ухнула входная дверь, и стало тихо.

- Так значит, да? – пыхтел Витюнька. - Вот значит как... В натуре, да?
- Ну и? – упёрлась своей гарной грудью в пивной живот зятя Апполинария Семёновна. - Я тебе что говорила, а? Ты мне что обещал, а? Ты посмотри, что ты с моей дочерью сделал!!!
Марысечка вжалась в тот угол, где раньше дожидалось своего часа мусорное ведро.
- Ты, блин, за каким женился, оглоед?!!
- Апполинария...
- Что Апполинария?!
- Мама...
- Что мама?!
- Ваша дочь со мной счастлива, между прочим!!! – Наконец сумел вымолвить Витюнька. - Да, Марысечка?
Марысечка тихо пропищала из своего угла:
- Ага...
- А ну, дай-ка мне скалку, дочь.
- Мама, не надо скалку, – занервничал Витюнька, отступая в зал, - давайте культурно поговорим... Вы знаете, я буйный! Я за себя не ручаюсь!
Марысечка, узрев зазор между углом коридора и преследующей дезертира матерью, как мышь, прошмыгнула в кухню и притаилась на табуретке за холодильником. Из зала доносились угрожающие Витюнькины крики:
- Мама! Я вас в последний раз предупреждаю!!! Не трогайте моё ухо!!! Это важный орган! Я на вас в суд подам!!!
- Я тебе подам! Я тебе сейчас все органы перетрогаю! А ну, вылезай,зараза! Знаешь же, что туда я не пролезу!
- Хрен вам, маменька!
- Дочь! Дай скалку! Кому сказала?!!

Через полчаса растрёпанная Апполинария Семёновна зашла на кухню.
- Выползай! – приказала она дочери, и та робко вышла из-захолодильника.
- Короче... Недели две точно будет как шёлковый.
- Спасибо... – опустила глаза дочь, а мать, смерив её жалостливым взглядом, направилась в прихожую. За ней посеменила Марысечка.
- Мужика надо вот тут держать, - Апполинария выставила дочери под нос свой кулачище. – Поняла, мямля? – последовал вопрос, и за тёщей Витюньки Хрюнделькова закрылась дверь.

«Мямля» вернулась насвою табуретку и достала вожделенную «Рабыню секса». Благоприятное
обстоятельство в виде отдельной квартиры, что имелась во владении мужа, давно
перестало радовать. Маменька строго следила за жизнью «молодых» и наведывалась
в уютное гнездо с периодичностью кремлёвских курантов, внося в нейтральную
атмосферу стойкий заряд со знаком минус.
В приоткрытую дверь сунулась красная морда Витюньки:
- Ушла?
- Угу...
- Блин... Ещё раз придёт, убью!
- Угу, - безразлично откликнулась Марысечка.
- Я это... Спать пойду.
- Угу...
Принц Малик слой за слоем снимал многочисленные одежды наложницы, которую полюбил всем сердцем. Фатима страстно орала на весь гарем...
Негодяйки-жёны слушали стоны, охи и стенания в покоях принца и придумывали
планы мести. Но влюблённая пара об этом пока не догадывалась: нефритовый
стержень нашёл тёмную пещеру...
- Ах! – вырвалось у Марысечки.
- Дзинь! – вырвалось у телефона.
Выслушав оппонента на другом конце провода и положив трубку, Марысечка поняла, что сегодня не уснёт. И сладкий тандем Малик-Фатима со стержнями и пещерами тут не при чём.

ЧАСТНЫЙ ДОМ СЕМЬИ КОБЫЛИНЫХ.

- Сеходня тринадцатые лунные сутки, – сообщал Геннадий Петрович Малахов из телевизора. - Название этих суток звучит как «Крокодил». В этот день будет полезно сделать челюстную химнастику. Вот так...
Клава поклацала вместе с Малаховым челюстями. Всё-таки приятное это дело – уход за собой. Она встала пораньше, умылась, нанесла на лицо маску из яиц с мёдом и сразу почувствовала, как в ней оживает женское «Я». Зарядка
добавила бодрости, и теперь гражданка Кобылина перешла к теоретическим занятиям
с Геной Малаховым, еле успевая записывать в специальную тетрадь всю полезную
информацию.
- Сеходняшний день лучше посвятить активному отдыху: сходить в зоопаркс детьми, побехать... Прекрасное упражнение – бех по лестнице...
- Клава, – послышался жалобный хриплый зов из спальни. - Клава!
- Что? – нехотя оторвалась она от созерцания спортивных изысканий Геннадия Петровича, который
показывал, как надо скакать по лестницам, а также как во время этого упражнения
дышать и что выкрикивать, дабы открылась нужная для этих лунных суток чакра.
- Спаси! Умоляю! – в зале появилась помятая фигура Модеста Кобылина.
Клава встала, порылась в сумке и протянула мужу сто рублей:
- На!
- Клав, сгоняй ты, а? Я разбит... Давление упало... Наверное, магнитные бури...
- Модя! Можешь помирать, но я не пойду, – твёрдо заявила Клава. - Сегодня очень полезен бег по лестницам. Малахов сказал, что для людей с пониженным давлением, это панацея.
- Жестокая ты, Клава... – прохрипел Модя и пошёл кувыркаться у входной двери. Сапоги надеваться не хотели, руки не попадали в рукава, шапка съезжала набекрень.
Когда, наконец, Модест вышел, Клава вздохнула с облегчением и записала рецепт салата «Метёлка» для чистки организма. В последнее время у неё начала «плыть» талия. Все ингредиенты для чудо-салата имелись в холодильнике, и она
решила не откладывать дело в долгий ящик. Но путь к красоте и здоровью прервал телефонный звонок:
- Клавдия Александровна?
- Да...
- Это Афанасий Гурьянович... Вы меня помните?
 
ХаггаДата: Пятница, 31.03.2017, 11:00 | Сообщение # 30
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 10260
Награды: 235
Статус: Offline
ЗАГОРОДНЫЙ ДОМ ГОСПОДИНА КАНАРЕЙКИНА.

Аристарх курил, глядя в окно. Софа, уткнувшись в подушку, давала волю слезам.
- Софочка! Ну... Ты же знаешь, как я тебя люблю! – морщился Канарейкин.
- Да-а-а!!! – рыдала Софочка.
- В мире всё по парам: свет и тьма, жизнь и смерть, белое и чёрное...Зачем третий лишний?
- А-а-а-а!
- Нам хорошо вдвоём, я от тебя без ума... – затушил сигарету Арик. - Слушай... Давай завтра я куплю тебе то кольцо Булгари? Давай, а?
- Пя-я-ять ле-е-ет, Арик... Пять лет! – всхлипывала Софа. - Неужели тебе никогда не хотелось…
Канарейкин снова закурил.
- Штамп? Ты хочешь штамп?!!
- Да-а-а...
- Дура ты, Софочка...
Аристарх вышел из будуара и угнездился в кресле кабинета. «Бабы, все как одна, инопланетяне! – с раздражением подумал он. - Мозги явно заточены не в ту степь. Но зато... Как они очаровательны, когда молчат! А ещё лучше -
постанывают! Или...» Унимая участившееся вдруг сердцебиение, Аристарх глубоко
вздохнул, встал, подошёл к бару и плеснул в бокал виски.

Он вспомнил, как впервые увидел Софию. Ему принесли множество портфолио, но ни одна девушка не была так естественно прекрасна, как Софа!
Аристарх Андреевич, главный директор и владелец косметического концерна «Канарфейс»,
сразу понял, что именно София Блиц должна рекламировать новую линию губных
помад, ибо губы у Софочки... Арик опять налил виски.
М-да... Портфолио и все содержащиеся там картинки всё равно не могли передать очарования этой женщины. Он в первый же день пригласил Софу на ужин, дабы обсудить концепцию рекламного постера, который собирался выпустить «Канарфейс»,
и в первый же день предложил ей жить вместе. Моделька, забыв про все карьерные
амбиции (в отличие от своих коллег по цеху, она их никогда и не имела), сразу
согласилась на роль подруги Аристарха. И что самое главное, никогда не ныла об
утерянных перспективах. Зато через три года начала петь песни про детей. Сейчас
проблема обострилась. Софа ревела почти ежедневно. «Одни расстройства от этих
баб! А если ещё и малышня в доме? – грустно подумал Арик. - Я сразу
застрелюсь!»

Софочка, поплакав ещё немного, умылась, наложила крем на лицо и легла. Отдых в середине дня прекрасно разгладит кожу и уберёт следы истерики. Забвение накрыло её сразу. Пришёл такой приятный сон, где она ведёт за руку кривоногого
бутуза, а Арик покупает кипу воздушных шаров, как в сказке про трёх толстяков.
Неожиданно рядом с их счастливой семьёй пронеслась пожарная машина. Она гудела, как паровоз. Софа не сразу поняла, что гудок и не гудок вовсе, а...
- Алло...
- Здравствуйте! София Марковна?
- Да...
- Вас беспокоит инженер, профессор Института Социальных Исследований Академии Наук Харин Афанасий Гурьянович. Пора начинать…

ПОДЬЕЗД ДОМА ПРОФЕССОРА ХАРИНА.

Ваня Шишкин поблагодарил русскую традицию ставить скамейки рядом с подъездами, а также бабулек, которые обязаны сидеть на этих лавках, знать в районе все новости, сплетни, секреты и докладывать о них любому интересующемуся.

- Привет, ветераны! – подошёл к лавочке Боб. «Бабки небогатые... Уж засотни три они точно...» - Как жизнь?
Две бабки насупились, а третья, самая бойкая, хмыкнула:
- И тебе привет! Чего надоть?
- Не подскажете, есть ли в этом подъезде свободные квартиры? Я бы снял... за любую сумму, - подмигнул агент 777.
- А ты кто и откуда, милай? Надо же знать, кого пускаешь в хату... – подозрительно прищурилась бабуля с вязаным шаром на голове.
- Научный сотрудник Института Социальных Исследований Академии Наук. Я в Екатеринбурге раньше работал. Вот теперь повысили, в Москву позвали...
- Погодь, погодь... – зашевелилась самая бойкая, - у нас же тут этот...профессур али доктор...
- Инженер, я тебе говорю! – вступила в разговор ещё одна, крайняя, в шляпе с бантом. - Вечно у тебя котелок отстаёт, Василиса Склерозница...
- Сама чердачно-больная! – обиделась Василиса. - Я прекрасно всё помню! Харин его фамилие!
- Да-да! – встрял агент. - Я Афанасия Гурьяновича очень хорошо знаю!
Бабки переглянулись и бойкая, кряхтя, встала:
- Пошли, покажу хоромы... Только сразу предупреждаю: девок не водить и платить баксами али еврами. Понял?
Агент 777 с готовностью кивнул. «Если бы везде были такие бабки, разведывательным службам пришлось бы срочно сокращать штат...» – подумал Хопп и, поддерживая даму Василису под локоток, вошёл в подъезд осматривать «хоромы».

***
«Итак... У меня в запасе пятнадцать минут, - наблюдал за подходами к дому агент 777, дожидаясь возвращения профессора. - Нужна легенда. Хм... Что может растрогать радеющего за демографию учёного? - Боб нервно покусывал ноготь. -
Что же? Что?»
Квартирка бабы Василисы показалась ему норой. Зато окна выходили во двор, и этаж отвечал всем требованиям плана. Харин жил на пятом, а Василиса на третьем. Агенту 777 приходилось ночевать и в джунглях, и на снегу, и даже в люке
канализации. В квартире бабки, по крайней мере, ничего крупнее таракана не
бегает, прохладно, но не так, как в палатке во время снежной бури, а запах
канализации и затхлости жилища Боб удачно ликвидировал найденным в закромах серванта
одеколоном. Кстати, там было полно старых фотографий, на которых бабка Вася,
молодая и довольно красивая девушка, запечатлена рядом с высоким офицером в
фуражке...

«Чужая жизнь... Чужие переживания...Чужие чувства...» – сентиментально подумал Хопп, и вдруг в голове замигала
лампочка:
- Несчастная любовь! Вот, что растрогает профессора!!! Боб, дружище, ты гений!
Бабульки давно прошлёпали по своим хоромам. Василиса заглянула сказать постояльцу, чтобы не расслаблялся: она тут, поблизости, и следит в оба глаза. Оплаченный агентом месяц бабка Вася проживёт у Розы. «Роза... – Боб профессионально
прокрутил события в голове. - Это та, что в шляпе с бантом. Интеллигенция...»
- Как только что крамольное замечу, сразу выгоню, понял? – пригрозила Василиса.
Боб заверил, что будет заниматься наукой и ничем больше.

Природа вспомнила про календарь, и на улице опять начинался снегопад. Ощутимо похолодало. Американский Ваня Шишкин обнял батарею центрального отопления, что имела температуру без пяти минут окоченевшего трупа.
«Что же просить засунуть мне в скворечник? Такое, чтоб он не сильно перекосил, и кукушка не отлетела? Дети явно отпадают... Ха-ха-ха! Старина Боб, агент мощной спецслужбы США, нянчит пару-тройку американо-русских бейби!
Голливуд не пройдёт мимо такого сюжета! - Ване Шишкину пришлось заткнуть рот
перчаткой, чтобы не заржать над своей придумкой в голос. - Алкоголизм?.. А как
же мой любимый друг – скотч? Думай, думай, балбес!.. Потенция? Заманчиво. Но...
Не пойдёт. Не есть гут, когда моему основному инструменту – голове, будут
мешать несколько миллионов баб... Я потеряю работу! - от последней мысли агента
777 бросило в пот. - Хотя... Если вспомнить Джеймса Бонда...»

Размышления прервал звук подъезжающей машины. Из салона «Волги» устало выполз профессор. Боб быстренько капнул в глаза и нос специальным раствором. Лицо приобрело зарёванный вид. Потом агент открыл дверь Василисиной халупы,
уселся на полу в коридоре и, яростно всхлипывая, запричитал:
- Это конец! Что делать?
На занятиях по актёрскому мастерству его всегда ставили в пример. Сейчас он прекрасно выстроил мизансцену: добродушный человек не сможет пройти мимо людского горя и отчаяния.

Афанасий Гурьянович тяжело нёс своё тело на пятый этаж. Лифт в его доме существовал, но учёный обязал себя следить за здоровьем, даже когда нет на это времени. Бег по лестнице – прекрасное упражнение, укрепляющее сердечную мышцу,
вспомнил он, как вдруг тишину подъезда разорвали горестные завывания.
«Случилась какая-то беда!» - подумал радетель за человечество и рванул на помощь,
перескакивая через две ступеньки. Удавалось это «мозгу современности» с величайшим
напряжением, которое чуть не доконало «надежду мировой науки». Запыхавшийся Харин
еле вполз на лестничную клетку, где отчаянно ревел Ваня Шишкин.
- Что... что... что с-с вами? – в три захода вымолвил Афанасий Гурьянович, разглядывая мизансцену. «Бег по лестницам может разорвать сердечную мышцу, а не...» - вдруг озарило учёного важным открытием, как тут Ваня в лучших
традициях театра и кино заломил руки:
- Ах, оставьте меня!!!
Профессор не послушался и тоже опустился на пол.
- Милейший, я не могу вас покинуть, - вкрадчиво произнёс Харин. - Вы в таком жутком состоянии...
Агент 777 лихо вытирал нос рукавом.
- Вы бы прошли в квартиру... – погладил его по предплечью профессор. - Чего сидеть и горевать? Я бы выслушал, помог, если смог...
- Она ушла!!! Мне не жить!!! – с надрывом воскликнул Боб и уткнулся в грудь Афанасия Гурьяновича.
- Вот что, милейший... – обнял трясущегося в истерике агента 777 учёный.- У меня есть феерическое предложение... Кстати, как вас зовут?
- Ва-а-аня... – проревел Хопп.
- Пойдёмте-ка, Иван, лучше ко мне. Я вас напою чаем, вы мне всё расскажете...
 
Дом Культуры » Авторские студии » В гостях у Хагги » Повести и романы » Дьявольский роман (Последняя редакция)
Страница 1 из 41234»
Поиск:

ДК Хагга-Град © 2017