[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
| Регистрация | Вход
  • Страница 14 из 14
  • «
  • 1
  • 2
  • 12
  • 13
  • 14
Модератор форума: Несси  
Вирткружки, секции, клубы - Форум » Клубы по интересам » Литературный Клуб "Посткриптум" » Читальный Зал » Чужое. Любимое. Копилка на память. (Здесь - любимые стихи любимых авторов.)
Чужое. Любимое. Копилка на память.
МышкаНорушкаДата: Пятница, 12.02.2016, 10:01 | Сообщение # 391
Посетитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 46
Награды: 5
Статус: Offline
Ночью я чинила глобус,Словно слесарь, как хирург.Я поймала аэробусИ вернула в Петербург.Ничего не пишут в прессеПро волну народных масс:Про трагедии в Одессе,Про Донецк и про Донбасс.Порыбачить едут вместеЛидеры двух крупных стран.Башни-близнецы на месте.Мы не знаем про Беслан.Нет японского цунами.Землю больше не трясет.Нет бесплодия. А с намиДочь приемная живет.В Баренцевом море гордоКурск плывет к родной земле.Цою пятьдесят три года.Он дает концерт в Кремле.Кармадонское ущельеСнял в кино Сергей Бодров.Лечат рак монахи в кельях.Быстро и без докторов.Не ведем дедов на площадь.С сединою на висках.Я чинила глобус ночью.Я проснулась вся в слезах.     Светлана Бондарь.
 
gabiДата: Вторник, 16.02.2016, 16:24 | Сообщение # 392
Воспитанник клуба
Группа: Проверенные
Сообщений: 2508
Награды: 46
Статус: Offline
МышкаНорушка, ух-ххх, каждая фраза до мурашек...
 
PolzovatelДата: Воскресенье, 25.09.2016, 20:58 | Сообщение # 393
Посетитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 16
Награды: 2
Статус: Offline
С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится;
в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы – почти тигрица, обнимающая детеныша.
Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество.

Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать – ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний – эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует – безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие.

Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия.Ей бы только идти с ним, слушать, как он грассирует, наблюдать за ним, «вот я спрячусь – ты не найдешь меня»;
Она старше его и тоже почти красивая. Только безнадежная.

Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала. Она всхлипывает – прости, что-то перенервничала. Перестиховала.

Я ждала тебя, говорит, я знала же, как ты выглядишь, как смеешься, как прядь отбрасываешь со лба; у меня до тебя все что ни любовь – то выкидыш, я уж думала – все, не выношу, не судьба. Зачинаю – а через месяц проснусь и вою – изнутри хлещет будто черный горячий йод да смола.

А вот тут, гляди, – родилось живое. Щурится. Улыбается. Узнает.

Он кивает; ему и грустно, и изнуряюще; трется носом в ее плечо, обнимает, ластится.
Он не любит ее, наверное, с января еще – но томим виноватой нежностью старшеклассника.

Она скоро исчезнет; оба сошлись на данности тупика; «я тебе случайная и чужая».
Он проводит ее, поможет ей чемодан нести; она стиснет его в объятиях, уезжая.

И какая-то проводница или уборщица, посмотрев, как она застыла женою Лота – остановится, тихо хмыкнет, устало сморщится – и до вечера будет маяться отчего-то.

Автор Полозкова Вера

...мне нравится


Сообщение отредактировал Polzovatel - Воскресенье, 25.09.2016, 21:32
 
PolzovatelДата: Воскресенье, 25.09.2016, 21:05 | Сообщение # 394
Посетитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 16
Награды: 2
Статус: Offline
Меня любят толстые юноши около сорока,

У которых пуста постель и весьма тяжела рука,

Или бледные мальчики от тридцати пяти,

Заплутавшие, издержавшиеся в пути:

Бывшие жены глядят у них с безымянных,

На шеях у них висят.

Ну или вовсе смешные дядьки под пятьдесят.

Я люблю парня, которому двадцать, максимум двадцать три.

Наглеца у него снаружи и сладкая мгла внутри;

Он не успел огрести той женщины, что читалась бы по руке,

И никто не висит у него на шее,
ну кроме крестика на шнурке.

Этот крестик мне бьется в скулу, когда он сверху, и мелко крутится на лету.

Он смеется

и зажимает его во рту.

Полозкова Вера
 
PolzovatelДата: Воскресенье, 25.09.2016, 21:35 | Сообщение # 395
Посетитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 16
Награды: 2
Статус: Offline
На самом деле мне нравилась только ты,
мой идеал и мое мерило.
Во всех моих женщинах были твои черты,
и это с ними меня мирило.
Пока ты там, покорна своим страстям,
летаешь между Орсе и Прадо, —
я, можно сказать, собрал тебя по частям.
Звучит ужасно, но это правда.
Одна курноса, другая с родинкой на спине,
третья умеет все принимать как данность.
Одна не чает души в себе, другая – во мне
(вместе больше не попадалось).
Одна, как ты, со лба отдувает прядь,
другая вечно ключи теряет,
а что я ни разу не мог в одно все это собрать —
так Бог ошибок не повторяет.
И даже твоя душа, до которой ты
допустила меня раза три через все препоны, —
осталась тут, воплотившись во все живые цветы
и все неисправные телефоны.
А ты боялась, что я тут буду скучать,
подачки сам себе предлагая.
А ливни, а цены, а эти шахиды, а роспечать?
Бог с тобой, ты со мной, моя дорогая.

Автор И.Бродский или возможно ошибаюсь. Тоже нравится в прочтении Полозковой Веры.


Сообщение отредактировал Polzovatel - Воскресенье, 25.09.2016, 21:39
 
PolzovatelДата: Воскресенье, 25.09.2016, 21:50 | Сообщение # 396
Посетитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 16
Награды: 2
Статус: Offline
самое забавное в том, владислав алексеевич,
что находятся люди,
до сих пор говорящие обо мне в потрясающих терминах
«вундеркинд»,
«пубертатный период»
и «юная девочка»
«что вы хотите, она же еще ребенок» -
это обо мне, владислав алексеевич,
овладевшей наукой вводить церебролизин внутримышечно
мексидол с никотинкой подкожно,
знающей, чем инсулиновый шприц
выгодно отличается от обычного –
тоньше игла,
хотя он всего на кубик,
поэтому что-то приходится вкалывать дважды;
обо мне, владислав алексеевич,
просовывающей руку под рядом лежащего
с целью проверить, теплый ли еще, дышит ли,
если дышит, то часто ли, будто загнанно,
или, наоборот, тяжело и медленно,
и решить, дотянет ли до утра,
и подумать опять, как жить, если не дотянет;

обо мне, владислав алексеевич,
что умеет таскать тяжелое,
чинить сломавшееся,
утешать беспомощных,
привозить себя на троллейбусе драть из десны восьмерки,
плеваться кровавой ватою,
ездить без провожатых
и без встречающих,
обживать одноместные номера в советских пустых гостиницах,
скажем, петрозаводска, владивостока и красноярска,
бурый ковролин, белый кафель в трещинах,
запах казенного дезинфицирующего,
коридоры как взлетные полосы
и такое из окон, что даже смотреть не хочется;
обо мне, которая едет с матерью в скорой помощи,
дребезжащей на каждой выбоине,
а у матери дырка в легком, и ей даже всхлипнуть больно,
или через осень сидящей с нею в травматологии,
в компании пьяных боровов со множественными ножевыми,
и врачи так заняты,
что не в состоянии уделить ей ни получаса, ни обезболивающего,
а у нее обе ручки сломаны,
я ее одевала час, рукава пустые висят,
и уж тут-то она ревет – а ты ждешь и бесишься,
мать пытаешься успокоить, а сама медсестер хохочущих

ненавидишь до рвоты, до черного исступления;

это я неразумное дитятко, ну ей-богу же,
после яростного спектакля длиной в полтора часа,

где я только на брюхе не ползаю, чтобы зрители мне поверили,

чтобы поиграли со мной да поулыбались мне,
рассказали бы мне и целому залу что-нибудь,
в чем едва ли себе когда-нибудь признавалися;
а потом все смеются, да, все уходят счастливые и согретые,
только мне трудно передвигаться и разговаривать,
и кивать своим,
и держать лицо,
но иначе и жить, наверное, было б незачем;
это меня они упрекают в высокомерии,
говорят мне «ты б хоть не материлась так»,
всё хотят научить чему-то, поскольку взрослые, -
размышлявшую о самоубийстве,
хладнокровно, как о чужом,
«только б не помешали» -
из-за этого, кстати, доктор как-то лет в девятнадцать
отказался лечить меня стационарно –
вы тут подохнете, что нам писать в отчетности? –
меня, втягивавшую кокс через голубую тысячерублевую
в отсутствие хрестоматийной стодолларовой,
хотя круче было б через десятку, по-пролетарски,
а еще лучше – через десятку рупий;
облизавшую как-то тарелку, с которой нюхали,
поздним утром, с похмелья, которое как рукой сняло;

меня, которую предали только шестеро,
но зато самых важных, насущных, незаменяемых,

так что в первое время, как на параплане, от ужаса
воздух в легкие не заталкивался;

меня, что сама себе с ранней юности
и отец, и брат, и возлюбленный;

меня, что проходит в куртке мимо прилавка с книгами,
видит на своей наклейку с надписью «республика» рекомендует»
и хочет обрадоваться,
но ничего не чувствует,
понимаешь, совсем ничего не чувствует;
это меня они лечат, имевшую обыкновение

спать с нелюбимыми, чтоб доказать любимым,
будто клином на них белый свет не сходится,

извиваться, орать, впиваться ногтями в простыни;
это меня, подверженную обсессиям, мономаниям,
способную ждать годами, сидеть-раскачиваться,

каждым «чтобы ты сдох» говорить «пожалуйста, полюби меня»;

меня, с моими прямыми эфирами, с журналистами,
снимающими всегда в строгой очередности,
как я смотрю в ноутбук и стучу по клавишам,
как я наливаю чай и сажусь его пить и щуриться,
как я читаю книжку на подоконнике,
потому что считают, видимо,
что как-то так и выглядит жизнь писателя;
они, кстати говоря, обожают спрашивать:
«что же вы, вера, такая молоденькая, веселая,
а такие тексты пишете мрачные?
это все откуда у вас берется-то?»
как ты думаешь, что мне ответить им, милый друг владислав алексеевич?
может, рассказать им как есть – так и так, дорогая анечка,
я одна боевое подразделение
по борьбе со вселенскою энтропией;
я седьмой год воюю со жлобством и ханжеством,
я отстаиваю права что-то значить,
писать,
высказываться
со своих пятнадцати,
я рассыпаю тексты вдоль той тропы,
что ведет меня глубже и глубже в лес,
размечаю время и расстояние;
я так делаю с самого детства, анечка,
и сначала пришли и стали превозносить,
а за ними пришли и стали топить в дерьме,
важно помнить, что те и другие матрица,
белый шум, случайные коды, пиксели,
глупо было бы позволять им верстать себя;
я живой человек, мне по умолчанию
будет тесной любая ниша, что мне отводится;
что касается славы как твердой валюты, то про курс лучше узнавать
у пары моих приятелей, -
порасспросите их, сколько она им стоила
и как мало от них оставила;

я старая, старая, старая баба, анечка,
изведенная,
страшно себе постылая,

которая, в общем, только и утешается
тем, что бог, может быть, иногда глядит на нее и думает:
- ну она ничего, справляется.
я, наверное,
не ошибся в ней.

Автор Полозкова Вера.

Буковок много, но меня зацепило это произведение.


Сообщение отредактировал Polzovatel - Воскресенье, 25.09.2016, 22:06
 
ХаггаДата: Понедельник, 26.02.2018, 23:55 | Сообщение # 397
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 11823
Награды: 239
Статус: Offline
Спасибо меня предавшим!
Я стала ещё сильней…
И слабости не прощавшим –
За холод души своей…

Спасибо меня толкнувшим!
Теперь я летать могу…
Судившим и упрекнувшим –
Спасибо, и я не лгу…

Без ваших уроков горьких,
Не знала бы вкус добра…
Ах, сколько вас было, сколько…
Мне вас отпускать пора…

Спасибо друзьям неверным,
Что маски роняя вдруг,
В беде убегали нервно,
Меня проклиная вслух…

Мне стало намного легче,
Без вашей слезы скупой…
Я чувствую рядом плечи
Людей, что за мною в бой…

Спасибо, судьба, за опыт,
Что дался совсем не в дар…
Легла на надежду копоть,
Но вера в душе – нектар…

Спасибо за наговоры
И сплетен облезший хвост…
Обиды – на сердце шторы…
Прощение – к счастью мост…

Спасибо меня сдержавшим
Над пропастью в жуткий час…
А всем обо мне не знавшим
Спасибо, что встречу вас…
Ирина Самарина
 
ShatenkaДата: Вторник, 27.02.2018, 21:46 | Сообщение # 398
Воспитанник клуба
Группа: Друзья
Сообщений: 3214
Награды: 148
Статус: Offline
Цитата Хагга ()
Спасибо меня предавшим!Я стала ещё сильней…
Чета рыдаю... Спасибо автору. Все мы проходим этот путь. Жизнь.
 
Вирткружки, секции, клубы - Форум » Клубы по интересам » Литературный Клуб "Посткриптум" » Читальный Зал » Чужое. Любимое. Копилка на память. (Здесь - любимые стихи любимых авторов.)
  • Страница 14 из 14
  • «
  • 1
  • 2
  • 12
  • 13
  • 14
Поиск: