[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
| Регистрация | Вход
Модератор форума: Несси  
Вирткружки, секции, клубы - Форум » Клубы по интересам » Литературный Клуб "Посткриптум" » Читальный Зал » Я прочитал(а) книгу о.... (Делимся впечатлениями о прочитанном)
Я прочитал(а) книгу о....
vetproДата: Среда, 14.09.2011, 16:44 | Сообщение # 31
Мисс Кобра
Группа: Проверенные
Сообщений: 7752
Награды: 93
Статус: Offline
vishnya-ru
ты меня опередила!
спасибо за ссылочки! похоже, пора электронную книгу покупать...


я по ориентации-педик. вокруг столько красивых женщин, а меня все на мужиков тянет...
Не путь делает человека, а человек делает путь. Конфуций
dişi kurt
 
vishnya-ruДата: Среда, 14.09.2011, 16:44 | Сообщение # 32
ЛЕТЯЩАЯ В ОБЛАКАХ
Группа: Проверенные
Сообщений: 8071
Награды: 94
Статус: Offline
всегда пожалуйста.. away

Женщины -это не слабый пол.Слабый пол-это гнилые доски!Ф.Раневская

что общего у меня, полиции и хурмы? мы все вяжем))) взято из Сети
 
БендерДата: Среда, 14.09.2011, 16:44 | Сообщение # 33
Лавров
Группа: Друзья
Сообщений: 18854
Награды: 244
Статус: Offline
Quote (Winifred)
Я вот, например, терпеть не могу "Мастер и Маргариту"


Я в неё тоже с третьего подхода воткнула. Не пошла она как-то сразу. Однако теперь частенько перечитываю.

А сейчас я Шукшина читаю. Рассказы. Люблю.
До этого Бабеля перечитывала.
До этого - Трифонова.

Обожаю Довлатова.


"- Мы вправе лететь, куда хотим, и быть такими, какими мы созданы, - ответил ему Джонатан; он поднялся в воздух и повернул на восток, к родным берегам, где жила Стая."
 
assaДата: Среда, 14.09.2011, 16:44 | Сообщение # 34
Посетитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 598
Награды: 8
Статус: Offline
Джон Стейнбек, Франсуаза Саган - любая книга.
Особенно любимые у Стейнбека "На восток от Эдема" и "Райские пастбища".
Гюго "Труженики моря", у нас малоизвестная, но просто замечательная книга. Прочла после просмотра одноименного фильма.
Нодар Думбадзе - светлые, добрые, пронзительно искренние и очень смешные произведения.


- А сколько Вам, если не секрет? - Да какой секрет... две ложки и не размешивайте.
 
WinifredДата: Среда, 14.09.2011, 16:45 | Сообщение # 35
редкое исключение
Группа: Пользователи
Сообщений: 13852
Награды: 171
Статус: Offline
Quote (Бендер)
Я в неё тоже с третьего подхода воткнула.

эхххх, может быть и решусь на третий раз, но пока че-то неохота, бо читаю в основном в дороге, а там хочеццо че-нить, чтоб пробок не видеть и турбулентности не замечать e65

на ККе я как-то уже писала про Жана-Кристофа Гранже - черноватенько, но мну за уши не оттащишь, люблю Покровского оооочень, из последнего, что было прямо-таки проглочено "Я, мои друзья и героин", книга, написанная от имени 13-летней наркоманки (говорят, по реальной биографии), щас читаю Энн Райс "Плач к небесам" - прям тоже 5+, осили-таки "Миллениум" Стига Ларсона, все три книжки (терь можно и киношку пасатреть) - второй раз точно в руки не возьму, вторая книга ничего еще в плане динамике, а в первой и третьей ну стооолько подробностей из политической подковерной возни Швеции, аааа 4466

а, еще для тех, кто любит про психо читать - "Декоратор", автора не помню к сожалению

чо вспомню сказать - напишу еще 7


серьезные разговоры не мой конек, мой конек - Горбунок
 
ХаггаДата: Среда, 14.09.2011, 16:45 | Сообщение # 36
Директор клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 11675
Награды: 239
Статус: Offline
У меня Мастер и Маргарита так потрёпана, что стыдно аж становиццо... angel
 
БендерДата: Среда, 14.09.2011, 16:45 | Сообщение # 37
Лавров
Группа: Друзья
Сообщений: 18854
Награды: 244
Статус: Offline
Quote (Хагга)
У меня Мастер и Маргарита так потрёпана, что стыдно аж становиццо...


Я как до тебя доеду- новую привезу.

А, вспомнила. Кен Кизи "Над кукушкиным гнездом"


"- Мы вправе лететь, куда хотим, и быть такими, какими мы созданы, - ответил ему Джонатан; он поднялся в воздух и повернул на восток, к родным берегам, где жила Стая."
 
vishnya-ruДата: Среда, 14.09.2011, 16:45 | Сообщение # 38
ЛЕТЯЩАЯ В ОБЛАКАХ
Группа: Проверенные
Сообщений: 8071
Награды: 94
Статус: Offline
Quote (Бендер)
Кен Кизи "Над кукушкиным гнездом"

это который фильм потом -пролетая над гнездом кукушки?


Женщины -это не слабый пол.Слабый пол-это гнилые доски!Ф.Раневская

что общего у меня, полиции и хурмы? мы все вяжем))) взято из Сети
 
WinifredДата: Среда, 14.09.2011, 16:45 | Сообщение # 39
редкое исключение
Группа: Пользователи
Сообщений: 13852
Награды: 171
Статус: Offline
Quote (Бендер)
А, вспомнила. Кен Кизи "Над кукушкиным гнездом"

я ее прочитала бессоными ночами в Оренбурге - у мну организьм в тот раз как-то очень хреново воспринял разницу с их временем, вот я ночами с книжкой, а днями лицом в клаву 7


серьезные разговоры не мой конек, мой конек - Горбунок

Сообщение отредактировал Winifred - Среда, 24.08.2011, 09:23
 
МашаДата: Среда, 14.09.2011, 16:45 | Сообщение # 40
Активист клуба
Группа: Заблокированные
Сообщений: 4644
Награды: 58
Статус: Offline
а мне нра маргарита и очень даже))
 
ТёмаДата: Среда, 14.09.2011, 16:46 | Сообщение # 41
In love with sun
Группа: Заблокированные
Сообщений: 6533
Награды: 86
Статус: Offline
граф монте-кристо очень полюбляла в детстве..

- Есть ли разумная жизнь во вселенной?
- Есть.
- А почему она с нами не связывается?
- Так разумная же.
 
БендерДата: Среда, 14.09.2011, 16:46 | Сообщение # 42
Лавров
Группа: Друзья
Сообщений: 18854
Награды: 244
Статус: Offline
Quote (vishnya-ru)
Кен Кизи "Над кукушкиным гнездом"

это который фильм потом -пролетая над гнездом кукушки?


Он самый.


"- Мы вправе лететь, куда хотим, и быть такими, какими мы созданы, - ответил ему Джонатан; он поднялся в воздух и повернул на восток, к родным берегам, где жила Стая."
 
vishnya-ruДата: Среда, 14.09.2011, 16:46 | Сообщение # 43
ЛЕТЯЩАЯ В ОБЛАКАХ
Группа: Проверенные
Сообщений: 8071
Награды: 94
Статус: Offline
Дамы, возвращаюсь к недавно купленой мной книге
Валери Стил Корсет
повешу отрывки - думаю, многие захотят почитать

В той или иной степени мода интересует почти всех. В прикладном смысле, в историческом, как область экономики или как искусство. В диапазоне от массовой культуры до от-кутюр. Но лишь совсем недавно моду стали изучать в России как академическую гуманитарную дисциплину, существующую на стыке семиотики, истории, социологии, культурологии и множества смежных наук. Единственное периодическое издание, посвященное этому вопросу, это «Теория моды: одежда, тело, культура» — русскоязычная версия американского журнала Fashion theory, the Journal of Dress, Body & Culture, которую уже почти четыре года делает издательский дом «Новое литературное обозрение» в рамках проекта «Культура повседневности». Теперь в дополнение к журналу запущена книжная серия, развивающая его тематику, то есть посвященная исследованию моды «как особого визуального способа коммуникации и, шире, как семиотического кода, связывающего одежду, тело и культуру. Проблемный диапазон серии — культурные смыслы моды, язык костюма в разные эпохи, телесные практики, исторические представления о красоте и модной фигуре, восприятие одежды как содержательного текста, мода и городская жизнь». Серию открывает «Корсет» Валери Стил, директора Музея Института технологии моды (Нью-Йорк), основательницы и главного редактора Fashion theory и фактически изобретательницы этой академической дисциплины. Книга очень наглядно, доступно и увлекательно демонстрирует научный подход к моде, не в последнюю очередь благодаря исключительно удачному предмету исследования. Наверное, ни один другой предмет гардероба не вызывал таких споров на всем протяжении своего существования, как корсет: медицина клеймила его как угрозу здоровью и деторождению, общественная мораль превозносила как последний бастион перед распущенностью нравов, феминистки рассматривали корсет как символ женского порабощения, а фетишисты — как синоним женской сексуальности. В своей книге Валери Стил развенчивает многочисленные мифы, существующие вокруг корсета, и прослеживает историю этого явления вплоть до наших дней, видя, в частности, его реинкарнацию в сегодняшнем культе худобы и в пластической хирургии.

Сталь и китовый ус: как закалялось тело аристократа

Одно из самых удивительных текстовых упоминаний о ношении корсета находим в рукописи, датированной 1597 годом. Она рассказывает о 14-летней английской девушке, дочери джентльмена по имени Старки. Она якобы была одержима дьяволом, который заставлял ее вопить, требуя себе всяческие наряды, в частности модный роскошный лиф:

Желаю иметь изящную блузу из шелка… [и] французский лиф, не на китовом усе, потому что он недостаточно жесткий, а с роговыми пластинами, которые все это, что вылезает, стянут и удержат мое брюхо… Вот вам, у меня будет планшетка из китового уса, стянутая двумя шелковыми шнурками с наконечниками, а спереди корсаж будет удлинен и расшит золотом…

Это требование свидетельствует о престижности модного корсета, хотя совершенно неясно, зачем столь молодой леди жесткий корсаж на костях, скрывающий живот. Возможно, она была беременна — считалось, что твердый корсаж и узкий лиф способствуют выкидышу. Как писал в 1595 году Стивен Госсон, «Корсаж и лиф… оставят тишь / Там, где лежать бы мог малыш».

Жесткая планшетка, столь вожделенная для мисс Старки, являлась важным элементом корсета. Для поддержания прямой осанки в прорезь центральной передней части планшетки вставлялась пластинка из дерева, металла или иного твердого материала и фиксировалась шнуровкой. Иногда планшетку украшали эротическими изображениями или надписями. Металлическая планшетка XVII века, изготовленная для Анны Марии Луизы Орлеанской, герцогини де Монпансье (ныне хранится в нью-йоркском музее Метрополитен), украшена короной и геральдической лилией, а также следующим текстом: «О, как завидую я счастью твоему: покоиться на белоснежной ее груди. Давай, коль ты не прочь, разделим это наслажденье. Ты будешь здесь весь день, а я — всю ночь». Другие планшетки XVII века: металлические, костяные или из слоновой кости — были украшены изображениями Амура, сердца, пронзенного стрелами, или горящего сердца в сочетании с надписями вроде «Любовь их сочетает» или «Стрела нас соединяет». На одной планшетке XVIII века изображен мужчина с сердцем в руке, которое некая дама пронзает мечом.

Мужчины из высших сословий не носили собственно корсетов, однако в своих сильно зауженных камзолах и панталонах с подбитыми гульфиками также придерживались стиля, в котором ценится телесная дисциплина и выставляется напоказ портновское искусство. Более того, у французских солдат XVI века имелся предмет одежды, по-французски именовавшийся corselet — доспехи, прикрывающие верхнюю часть туловища. Сходство между женскими и мужскими латами не укрылось от внимания современников. Вот как отразил его Стивен Госсон в стихотворении 1595 года, озаглавленном «Приятные безделушки для новомодной дамы»:

Доспехи те укреплены
Китовым усом там и тут,
Спина, бока удлинены
И жатву кавалеров жнут.
На бой с врагом бы в них послать
Дам наших — амазонок рать!
В те времена существовали аллегорические изображения женщин в римских доспехах, однако упоминание Госсоном китового уса ясно указывает на то, что он описывает корсеты, которые носили модницы, а отнюдь не металлические конструкции.

Молва ошибается, приписывая «изобретение» корсета тому или иному конкретному лицу. Стиль одежды есть результат эволюции более ранних стилей, обусловленной различными общественными, технологическими и эстетическими явлениями. На протяжении XVI века «портняжная культура» все более «отдавала предпочтение жесткости и прямоте, а также геометрии форм». В своем исследовании «Воспитание прямой осанки — от века рыцарства к придворному этикету» Жорж Вигарелло утверждает, что изменения в области моды «шли бок о бок с другими свидетельствами возрождения интереса к хорошей осанке. Придворная знать… озаботилась умением прямо держать спину». Выправка, говорит он, стала «более строгой».

Воспитание начиналось в младенчестве. Вот что говорилось в тексте XVI века, посвященном деторождению: «Сгибайте молодое деревце либо выпрямляйте, и оно, вырастая, сохранит форму. То же с детьми — те, кого пеленали правильно, обладают прямым станом и стройными членами. Спеленутые же криво и косо останутся такими навсегда». В XVII веке на девочек уже в двухлетнем возрасте надевали миниатюрные корсеты, чтобы укрепить тело и «предотвратить деформации скелета», а также «сформировать привлекательную талию и высокую грудь». Мадам де Севинье 6 мая 1676 года писала: «Следует надевать на них маленькие корсеты, немного тесные, если хотите держать под контролем их талию» (Il faut lui mettre un petit corps un peu dur qui lui tienne la taille). Маленьких мальчиков тоже одевали в корсеты, по крайней мере до тех пор, пока лет в шесть они не начинали носить штанишки.


Женщины -это не слабый пол.Слабый пол-это гнилые доски!Ф.Раневская

что общего у меня, полиции и хурмы? мы все вяжем))) взято из Сети
 
vishnya-ruДата: Среда, 14.09.2011, 16:46 | Сообщение # 44
ЛЕТЯЩАЯ В ОБЛАКАХ
Группа: Проверенные
Сообщений: 8071
Награды: 94
Статус: Offline
Quote (vishnya-ru)
Дамы, возвращаюсь к недавно купленой мной книге
Валери Стил Корсет
повешу отрывки - думаю, многие захотят почитать


продолжаю...

Искусство и природа: споры о корсете в XIX веке

Впрочем, в Америке многие феминистки были за реформу одежды и осуждали ношение корсетов, мотивируя это тем, что женская мода не только становится причиной специфических заболеваний, но и, в более общем смысле, ослабляет жизненные силы и мешает женщинам достичь равенства с мужским полом.

«Выражение “убийственный наряд” перестало быть метафорой! — восклицала в 1873 году Элизабет Стюарт Фелпс. — Мы крепче, чем наши братья, иначе давно рухнули бы под тяжестью этих кандалов… Каково было бы твоему отцу или брату, доведись ему носить твою одежду?.. Мог бы он заниматься своим делом и содержать семью, будучи затянут в корсет?» Очевидно, вредными считались и некоторые прически, поскольку далее она вопрошала: «Мог бы он “заниматься научными разысканиями” в твоем шиньоне?» Но хуже корсетов ничего быть не может, и миссис Фелпс призывала женщин:

Долой корсеты!.. Нет, не отдавайте их служанкам. Никогда, заклинаю вас священными законами милосердия, никогда не сковывайте другую женщину теми цепями, от которых сами освободились. Не отдавайте ваши серьги, когда они вам надоедят. Никогда не дарите безделушки и мишуру, от которой отказываетесь по мере развития вкуса. То, что по самой своей сути не подобает и неправедно, равно не подобает и неправедно как для вас, так и для вашей кухарки… Так сожгите корсеты! О нет, не храните в шкафах корсеты на китовом усе. Они вам больше никогда не понадобятся. Сложите костер из жестокой стали, которая столько лет бездумно сдавливала вам животы и груди, и вздохните с облегчением: ибо, верьте мне, с этого момента начинается ваша «эмансипация».

Однако она была вынуждена признать, что обыкновенные женщины в большинстве своем не торопятся расставаться с корсетом. Им их стиль одежды представлялся вполне сносным. Другой причиной поражения реформы одежды была ее связь с такими сомнительными идеями, как атеизм, свободная любовь и суфражизм, с образами «младенцев,вскормленных опиумом, и мужей, оставшихся без обеда и пуговиц». Некоторые реформаторы одежды и в самом деле были связаны с радикальными политическими движениями за равноправие женщин, трезвость и отмену рабства. Утопические сообщества, вроде «Новой гармонии» Роберта Оуэна, придерживались нетрадиционных взглядов равно на одежду и брак. Попытки реформаторов ввести в обиход более свободные формы женской одежды, вроде костюма американки Амелии Блумер, предложившей женщинам носить брюки, сразу же порождали во многих умах чудовищные образы разнузданной женской сексуальности и социальных вольностей: привычный мир буквально перевернут с ног на голову, женщины в брюках курят сигары, а мужчины-подкаблучники стирают белье и ухаживают за детьми. Еще в начале ХХ века журнал французских корсетников продолжал создавать фантомы мужеподобной женщины и женственного мужчины.

Несмотря на то что в массовом сознании реформаторы одежды из числа феминисток ассоциировались с идеями свободной любви, на самом деле многие из них придерживались весьма пуританских взглядов. Моду они именовали чудовищем, созданным для «возбуждения похоти», и утверждали, что, как только женщина откажется от портновских
хищрений, подчеркивающих ее половую принадлежность и соответствующие телесные формы, мужчины и женщины смогут общаться между собой не через «чувственное» притяжение, но умственно и духовно. Они также полагали, что модная одежда превращает женщин в «существ исключительно сексуальной природы», тем самым «поощряя испорченность мужчин».

Одежда, объявляли реформаторы, должна быть утилитарной, а не декоративной. Хватит женщинам тратить время и деньги на капризы моды. Этот аргумент, век спустя, в 1970-е годы, по-прежнему популярный среди британских и американских феминисток, совершенно не учитывал того обстоятельства, что многие аспекты моды доставляют женщинам удовольствие. Кому из прекрасных дам придется по сердцу такой довод:

Все надетые на человека украшения должны, по крайней мере по видимости, служить некой полезной цели. Такой цели нет у браслетов, серег, ожерелий и прочих бессмысленных придатков, наследия варварских времен… мужчины в своей одежде избавились от этих дешевых безделушек… так и мы в свое время отбросим языческие побрякушки ради чего-то, что не будет столь явно потворствовать ребяческим вкусам.

Уверенность реформаторов одежды в том, что мужская одежда по самой своей сути лучше женской, основывалась на представлении о мужчинах как о более разумных и здравомыслящих существах.

«Худая талия — худой ум, — провозглашала Фрэнсис Уиллард. — Стягивание жгутом жизненно важных органов в месте минимального диаметра женской фигуры затрудняет мозговое кровоснабжение — это объясняет, почему женщины визжат при виде мыши». Миссис Э.М. Кинг из Общества рационального костюма в 1882 году без обиняков сравнила женское платье с «дикарским». «Цивилизованный» же мужчина, по ее словам, носит приличную, удобную одежду и выражает свою «любовь к прекрасному», коллекционируя картины, «а не пытаясь превратить самого себя в картину, на которую все смотрят и восхищаются».

Убийственный наряд: медицинские последствия ношения корсета

Анализ книги Орсона С. Фаулера «Тугой корсет и склонность к излишествам» (ок. 1846) демонстрирует союз «медицины» и «науки» в войне против корсета. По Фаулеру, корсет, сдавливая печень, «портит» кровь. «Нечистая» и «кипящая» кровь «заражает мозг», это становится причиной «безумия». Нервная система расшатывается, мозг воспаляется, что «неизбежно возбуждает зоны Любострастия, расположенные в самой нижней области мозга». Одновременно сдавливание приводит к застою крови «в кишках… из-за чего воспаляются органы живота, а это возбуждает любовные желания». Одним словом, «тугой корсет… неизбежно разжигает нечистые чувства… одновременно лишая свою владелицу твердости рассудка, так что ее становится легче ввести в искушение… Слабы женщины или безумны? Известно, что тугой корсет способствует утрате рассудка и возбуждает похоть». Фаулер призывал женщин отвергнуть усиливающий сексуальные желания корсет и домогательства модников-«либертенов». «Ослабьте шнуровку корсета… и помните, что вы родились на свет не для того, чтобы ухаживать и угождать, и не для того, чтобы за вами ухаживали и вам угождали модные хулиганы, но ради супружества и материнства». (Подразумевалось, что детей можно рожать и без излишнего разжигания похоти.)

Фаулер, известный в Америке как френолог, нападал на любительниц тугой шнуровки, именуя их «самоубийцами и детоубийцами». Главное их преступление, впрочем, состоит в том, что они предаются «похоти» и более или менее намеренно возбуждают «органы Любострастия». Френология, основываясь на сомнительных идеях Франца Йозефа Галля, пыталась объяснить особенности темперамента, поведения и даже нравственные качества их связью с определенными зонами мозга, которые внешне проявляются в виде «шишек» на черепе. В XIX веке эта теория имела множество приверженцев в самых широких слоях общества, так что книга Фаулера выдержала не одно переиздание. Печально, однако, что современные историки по-прежнему ссылаются на Фаулера как на авторитет в области медицины, тогда как по современным стандартам он куда ближе к разряду безумцев от лженауки.

Даже традиционная медицинская литература прошлого зачастую не заслуживает доверия. Просто диву даешься, как неохотно историки ставят под сомнение рассказы о вызванных корсетом заболеваниях, отказываясь принимать во внимание низкий уровень тогдашнего медицинского знания и клинической медицины и многообразные предубеждения врачей прошлого. Историки, которые никогда бы не приняли на веру медицинские россказни об опасностях мастурбации (вызывающей слепоту и безумие)
или женского образования (оттягивает кровь от матки к мозгу, последствия чего ужасны), подозрительно доверчивы, когда медицина предает анафеме моду. В XIX веке доктора (и реформаторы одежды) мобилизовали силы науки и медицины на борьбу против различных грехов. Американский врач Коулман, например, предупреждал в 1899 году:

Женщины, берегитесь. Вы на пороге гибели. Раньше вы стягивали себе талии — теперь пытаетесь развить ум; раньше вы лишь танцевали ночи напролет в душных бальных залах — теперь часто проводите утро в кабинете. Вы без конца возбуждали свои чувства концертами… и французскими романами — теперь напрягаете умственные способности, изучая греческий… Берегитесь!!! Наука говорит: женщина, которая учится, погибла.
Атласный корсет: эротическая иконография

Одни корсеты — это «поэмы», тогда как другие — «глупое уродство». Подразумевается, что одни женщины сексуально привлекательны, а другие — нет. Корсет функционирует здесь как синекдоха самой женщины. Так, есть тонкое, но важное различие между идеальным белым атласным корсетом и «пристойным корсетом», хотя последний также обычно изготовлен «из белого атласа или шелка, иногда жемчужного цвета». Однако «пристойный корсет» облегает фигуры, которые «всегда либо избыточны, либо недостаточны».

Следовательно, в нем множество ребер жесткости, призванных «маскировать ущербность или сглаживать комковатость» плоти. Такой корсет, пусть искусно сделанный, «не способен никого обмануть» — или, в лучшем случае, обманывает совсем ненадолго. Выражение «пристойный корсет», возможно, намекает на сексуальные интрижки, которых не чурались даже женщины с примерной репутацией, но также напоминает о том, что корсет — не только инструмент сексуальности. Он необходим, если женщина хочет быть прилично одетой.

Черное нижнее белье сегодня воспринимается как весьма эротичное, однако, по мнению Анри де Монто, простой черный атласный корсет — это «очень строго» и «пристойно». Впрочем, черный атласный корсет — также «идеал маленькой прачки, которая подумывает свернуть с пути добродетели», особенно если к нему прилагаются сверкающие голубые подвязки. Даже после того как в 1880-е годы в моду вошли цветные корсеты и нижние юбки, некоторые современники продолжали воспринимать этот стиль одежды как проявление декадентства и неврастении. Как выразился в 1890-е годы один французский автор, «цвет в интимных женских нарядах — новейшая мода, происходящая, несомненно, от нервозности, терзающей наше воображение, от притупленности наших чувств, от того вечно неудовлетворенного желания, которое заставляет нас страдать… и которым окрашены все проявления нашего горячечного бытия».

Визуальная и тактильная привлекательность модных корсетов, несомненно, составляла часть их секрета. Несмотря на критику, вкус к роскошному, эротичному нижнему белью распространялся все шире. Другая иллюстрация на развороте La Vie Parisienne — «Дамское белье» (2 мая 1885) — разрабатывала тему соответствия между женщинами и корсетами. Кокотка — женщина, которая играет в первую очередь сексуальную роль — страстно привержена jeu de corsets (корсетной игре). Один из этих замысловатых корсетов украшен узором из павлиньих перьев. Другой, из атласа цвета чайной розы, также, несомненно, предназначен для женщины не слишком строгих правил: «Исключительно элегантный, прекрасно смотрится… Рассчитан на то, чтобы его видели и… пожирали глазами!» Есть здесь еще и «Прекрасный корсет для любовного поединка», ароматизированный духами, «запах которых усиливается по мере нагревания корсета».

Конечно, определенные типы корсетов считались особенно эротичными. Однако сексуальное демонстративное поведение всегда интерпретировалось в связи с другими критериями, такими как социальное происхождение, возраст женщины и ее фигура. Парвеню, например, носили разукрашенные «парчовые корсеты» с вышивкой, кружевами и боа. Из этого не обязательно следовало, что данная дама безнравственна, однако такой корсет, несомненно, указывал на недостаток воспитания: «беспрецедентная роскошь напоказ, лишенная подлинной элегантности». Как заблуждалась бедняжка, полагая, что одета аристократично! Иногда, продолжает Монто, нет ничего лучше самого простого корсета, особенно для «юной девушки»; ей он рекомендовал носить корсет «из белой саржи — материала, который почти всегда облекает прелестнейшие в мире существа». И при этом в нем «больше пикантности, чем во многих других, которые пытаются всех перещеголять» (эти же слова можно отнести и к той, на ком надет этот корсет).

Монто и Мане, конечно, не единственные, кто изображал женщин в корсете, поэтому в то время их произведения воспринимались на фоне более ранних образов, от essai du corset XVIII века до эротических гравюр 1830-х годов. В литературе также часто встречались пассажи об эротической притягательности корсета. Руссо в «Новой Элоизе» пишет о «нежных отпечатках», которые груди Жюли оставляют на внутренней стороне ее корсета. Руссо называет корсет словом le corps; как указывает Питер Брукс в «Работе тела», «корсет — это тело, которое “обнимает” и придает форму человеческому телу и в свою очередь принимает его очертания». Как мы видели, сам по себе акт продевания тесьмы в отверстия корсета метафорически замещал сексуальное взаимодействие. Упомянутая выше La Vie Parisienne опубликовала рассказ «Свадебные дары жениха» (1884), где в описании первой брачной ночи расстегивание корсета явно подразумевает занятия любовью:

Трепещущий, счастливый супруг расшнуровывает тебя робкой и неловкой рукой, а ты смеешься — лукаво, радостно, — уверенная, что причина его смущения — твоя красота. Ты счастлива своим всевластием: ты нарочно не помогаешь ему развязывать узлы и разбираться в отверстиях шнуровки — напротив, ты наслаждаешься, продлевая его неумелые попытки, эту нежнейшую щекотку.

6. Крепкое тело: мышечный корсет

Поскольку Первая мировая война во многих отношениях стала рубежом между XIX веком и нашим временем, логично предположить, что она революционно изменила одежду и представления о теле. Однако, хотя война оказала значительное воздействие на поведение и внешний вид мужчин и женщин, «перемены [в моде] начались еще до 1914 года… война лишь ускорила и развила их». Так, хотя подол юбки в 1912 году по-прежнему располагался на высоте щиколоток, узкие юбки часто имели разрез чуть ли не до колена, и видны были цветные чулки или ботинки.

Вопреки общему мнению, Первая мировая война не положила конец ношению корсета, хотя металл, используемый в корсетном производстве, действительно был реквизирован для военных нужд. По словам члена американской Комиссии военной промышленности, «Отказ американских женщин от жестких корсетов во время войны высвободил 28 тысяч тонн стали — достаточно для постройки двух линкоров». Продажи жестких корсетов также начали падать в 1917 году, хотя до того держались на «довольно ровном уровне — около 70 миллионов долларов». Однако альтернатива корсетам с металлическими ребрами уже была найдена — например, излюбленный в XIX веке корален. Временный дефицит стали не объясняет резкого перехода к прорезиненным поясам, который произошел вскоре. Платья тоже укоротились не из-за нехватки материи. Так называемый «военный кринолин» 1915—1916 годов — юбка короткая, но очень пышная, так что не стоит воспринимать эту моду как «практическую» реакцию на нужды работающих женщин. Во время войны пропаганда союзников рисовала германских женщин безвкусно одетыми толстыми тетками, а французскую моду превозносила как символ западной цивилизации, чуть ли не наравне с соборами, которые бомбили немцы. Тем временем военный кринолин уступил место «форме бочки», и модная талия постепенно опустилась из-под груди чуть ли не на бедра.

И все же война повлияла на моду, хоть и не напрямую: кровавая бойня пошатнула чопорные викторианские представления о приличии; многие мужчины не вернулись с фронта, и женщинам пришлось взять на себя новые обязанности. Современники, конечно, считали, что война оказала «громадное влияние» на молодых женщин. Как писал в 1924 году Жак Буланже, редактор L’Opinion («Мнение»), «современная женщина, femme moderne… свободнее в своем поведении, чем женщина довоенная. Она танцует без корсета; она плавает в купальном костюме… Она решительно настроена быть независимой». Некоторых наблюдателей современная женщина ужасала; например, молодой парижский студент-юрист в 1925 году писал:

Можно ли определить, что такое la jeune fille moderne (современная девушка)? Нет, равно как и найти талию на платьях, которые она носит. Девушек в наши дни непросто обнаружить. Если хранить верность французской традиции, называть наших прелестных parissiennes (парижанок) «девушками», на мой взгляд, было бы варварством.

Эти существа без грудей, без бедер, без «нижнего белья», которые курят, работают, спорят и дерутся в точности как мужчины, а после ночи в Булонском лесу, когда голова идет кругом от нескольких коктейлей, ищут пикантных и акробатических развлечений на плюшевых сиденьях «ситроенов» в пять лошадиных сил, — так вот, это не девушки! Девушек больше нет! И женщин тоже!

«Мода несла на себе символический груз целого ряда общественных страхов, связанных с очевидным влиянием войны на отношения между полами», — пишет Мария Луиза Робертс в своей книге «Бесполая цивилизация: реконструкция гендера в послевоенной Франции, 1917—1927». Для многих мужчин современная женщина — это «существо» без талии,
символ цивилизации, которая лишилась не только соборов, но и половых различий. Однако послевоенную моду интерпретировали и в положительном ключе — как один из элементов борьбы женщин за социальную и политическую власть. «Феминистки, дизайнеры одежды (обоего пола) и женщины, носившие одежду новых фасонов, считали, что она обеспечивает физическую подвижность и свободу. Поскольку новые фасоны рассматривали таким образом — как визуальный язык либерализации, — их нагружали и политическими смыслами».

книга суперская, очень много иллюстраций.советую почитать историю корсета и выслушать догадки и мысли автора книги на эту тему.
приятного чтения


Женщины -это не слабый пол.Слабый пол-это гнилые доски!Ф.Раневская

что общего у меня, полиции и хурмы? мы все вяжем))) взято из Сети
 
ЖизньДата: Среда, 14.09.2011, 16:46 | Сообщение # 45
фалософ
Группа: Пользователи
Сообщений: 6317
Награды: 117
Статус: Offline
КажНому бандерлогу надо научиться читать перво-наперво alik
Если сУрьёзно, то я считаю, надо осилить величайшее произведение Джойса "Улисс". Объяснять бачиму нет смысла. Просто книга ипанистическая, хотя дочитать до конца не всегда удаётся с первой попытки 5709


Жизнь подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные торговать, а самые счастливые - смотреть. Пифагор
Правда и красота всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле. Чехов А. П.
 
vishnya-ruДата: Среда, 14.09.2011, 16:46 | Сообщение # 46
ЛЕТЯЩАЯ В ОБЛАКАХ
Группа: Проверенные
Сообщений: 8071
Награды: 94
Статус: Offline
Quote (Жизнь)
хотя дочитать до конца не всегда удаётся с первой попытки

скок страниц 5709 тока не говри, шо, как Война и мир..в 4 тома


Женщины -это не слабый пол.Слабый пол-это гнилые доски!Ф.Раневская

что общего у меня, полиции и хурмы? мы все вяжем))) взято из Сети
 
ЖизньДата: Среда, 14.09.2011, 16:47 | Сообщение # 47
фалософ
Группа: Пользователи
Сообщений: 6317
Награды: 117
Статус: Offline
Quote (vishnya-ru)
скок страниц


Не четыре тома, но книга - талмудоподобная))


Жизнь подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные торговать, а самые счастливые - смотреть. Пифагор
Правда и красота всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле. Чехов А. П.
 
vishnya-ruДата: Среда, 14.09.2011, 16:47 | Сообщение # 48
ЛЕТЯЩАЯ В ОБЛАКАХ
Группа: Проверенные
Сообщений: 8071
Награды: 94
Статус: Offline
Quote (Жизнь)
но книга - талмудоподобная))

не...я пас....я вон Хаймана не могу прочесть с его медицинскими терминами...лучше энциклопедию танца почита.ю...тама картинки красивые 3


Женщины -это не слабый пол.Слабый пол-это гнилые доски!Ф.Раневская

что общего у меня, полиции и хурмы? мы все вяжем))) взято из Сети
 
ЖизньДата: Среда, 14.09.2011, 16:47 | Сообщение # 49
фалософ
Группа: Пользователи
Сообщений: 6317
Награды: 117
Статус: Offline
Quote (vishnya-ru)
не...я пас....


Да она не заумная, хотя сложная по-любому, как любое великое произведение. Зря ты сразу сдаешься, глянь в инете хоть, ее легко в электронном виде найти... хотя читать всю в электронке - ад. ИМХО


Жизнь подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные торговать, а самые счастливые - смотреть. Пифагор
Правда и красота всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле. Чехов А. П.
 
vishnya-ruДата: Среда, 14.09.2011, 16:47 | Сообщение # 50
ЛЕТЯЩАЯ В ОБЛАКАХ
Группа: Проверенные
Сообщений: 8071
Награды: 94
Статус: Offline
у мня дома есть в библиотеке.
она толстая и я ее не беру...мама ее перечитывала несколько раз.я помню обложку даже..я часто книги читала по маминому совету, а это -не захотела..объем пугает...недоросла видать еще 1


Женщины -это не слабый пол.Слабый пол-это гнилые доски!Ф.Раневская

что общего у меня, полиции и хурмы? мы все вяжем))) взято из Сети
 
napohujopДата: Среда, 14.09.2011, 16:47 | Сообщение # 51
"грею космос"
Группа: Заблокированные
Сообщений: 5430
Награды: 97
Статус: Offline
Нашла краткое изложение, озадачили мну. Стоит читать подробно?

Улисс
Пересказал И. А. Шевелев
Время чтения: 10–15 мин.

Роман повествует об одном дне шестнадцатого июня 1904 г. из жизни дублинского еврея тридцати восьми лет Леопольда Блума и двадцатидвухлетнего Стивена Дедала

Три части огромной книги, делящейся на восемнадцать эпизодов, должны, по мысли автора, соотноситься с гомеровской «Одиссеей» (Улисс — латинская транскрипция имени её главного героя). Но связь эта с древнегреческим эпосом весьма относительна и, скорее, от обратного: в пространном романе ничего важного, по сути, не происходит.

Место действия — столица Ирландии город Дублин — выверено автором буквально по карте и справочнику. Время — по хронометру, иногда, впрочем, останавливающемуся.

Первая часть включает три эпизода. В восемь утра Бык Маллиган, арендующий вместе с Дедалом жилье в башне Мартелла, будит своего приятеля, крайне недовольного тем, что их третий сосед, Хейнс, ночью, бредя, стрелял со сна из ружья. Трусоватому и обидчивому Дедалу это не очень нравится. У него недавно умерла от рака печени мать, с которой он при её жизни был в непростых отношениях, и он обижен и на остряка Маллигана за непочтительные в её адрес выражения. Разговор их крутится вокруг темы поисков сыном отца, постоянно касаясь примеров Гамлета, Иисуса Христа и Телемака, сына Улисса. Эта же тема возникает и на уроке истории, который Стивен дает через два часа в школе, где он подрабатывает, и в его разговоре с директором школы, просящего молодого человека передать его знакомым в редакции газеты свою многоречивую заметку об эпидемии ящура. После урока Стивен мысленно прогуливается по берегу моря.

В это же утро начинаются «странствия» мелкого рекламного агента Леопольда Блума. Центральная и самая большая часть романа, состоящая из двенадцати эпизодов, начинается с его завтрака — свиной почки, которую перед этим он покупает в мясной лавке Длугача, Там же он берет проспект образцовой фермы в Палестине, строя на сей счет разные прожекты. Дома его ждут два письма. Первое — от дочери Милли, или Мерион, которой как раз вчера исполнилось пятнадцать лет и которая уже работает в Моллингаре ассистенткой фотографа. И второе письмо, адресованное его жене Молли, концертирующей певице, от её импресарио Буяна (или Хью Э.) Бойлана, в котором он сообщает, что заедет к ней в четыре часа дня.

После завтрака — посещение сортира с журналом в руках. В одиннадцать Блуму надо быть на похоронах его школьного товарища, и он покидает дом за час до этого, чтобы заняться разными мелкими делами. В частности, он получает на почте письмо от некой Марты Клиффорд, ответившей на данное им в чисто амурных целях объявление в газете о поисках секретарши. Марта ответила на его любовное послание и даже пишет, что мечтает о встрече. По поводу чего у Блума возникают всякие женолюбивые фантазии. Пора, однако, на кладбище.

В похоронной карете Блум едет вместе с другими соболезнующими, среди которых и отец Стивена, Саймон Дедал. Разговор идет о всякой всячине, в том числе и о будущем гастрольном турне жены Блума, и о его отце, покончившем в свое время самоубийством. После церемонии похорон Блум отправляется в редакции газет, для которых он в качестве агента дает рекламу. Там он встречает ту же компанию, что была на кладбище, плюс профессор Макхью, чахоточный адвокат О’Моллой и редактор Майлс Кроуфорд. Блум уходит, приходит. В его отсутствие в редакции оказывается Стивен Дедал, который принес заметку директора школы, и после трепа приглашает всех в питейное заведение. Редактор задержался, в это время вернулся Блум, и на него падает все раздражение Кроуфорда.

Смущенный, Блум покидает редакцию и бродит по городу, начиная постепенно чувствовать голод и все больше думая о еде. То он перемолвится со знакомой, то подивится сумасшедшему и наконец отправляется в трактир Дэви Берна, где один из завсегдатаев сообщает владельцу трактира о масонстве Блума.

В это же время в два часа дня Стивен Дедал отстаивает в библиотеке перед умнейшими людьми Дублина свою версию биографии и личности Шекспира, например, то, что он и играл, и считал себя тенью отца Гамлета. Несмотря на оригинальность и желание быть понятым, он так и остается изгоем среди собравшихся: ни его стихов не печатают в сборнике молодых поэтов, ни самого не приглашают на вечер, в отличие от его приятеля Мэйлахи (или Быка) Маллигана, который тоже здесь. И без того оскорбленный, Стивен получает для своих обид все новые поводы. В библиотеку наведывается и Блум, едва не повстречавшись со Стивеном.

Середина дня, и горожане занимаются своими делами. Дружки Блума обсуждают прелести его жены, сам Леопольд Блум перебирает книжки мазохистского содержания, выбрав одну из них. Буян Бойлан отправляет по некоему адресу с посыльным вино и фрукты. Стивен встречает свою сестру, недавно расставшуюся с отцом.

Блум знает из письма, что на четыре назначена встреча его жены Молли с Буяном Бойланом. Он подозревает об их любовной связи, которая и на самом деле существует. Встретив Бойлана, Блум тайком следует за ним в ресторан «Ормонд» на набережной, кстати, обедает там со своим знакомым, слушает музыку, потом узнает, что Бойлан уезжает в коляске. Ревность, тайное желание измены его жены с другим мужчиной, этой «Пенелопы», удовлетворяющей всех, к своему и их удовольствию, — все это переполняет душу Блума на фоне волнующей музыки. Воображая то, что происходит у него дома в его отсутствие, он пишет ответное письмо Марте, отказываясь от немедленной встречи с ней и наслаждаясь самой игрой, оттягивающей наслаждение. В пять часов в кабачке Барни Кирнана собираются ирландские патриоты, обсуждая текущие дела — свои собственные и своей бедной, угнетаемой англичанами и евреями страны. В поисках Мартина Каннигема по поводу страховки похороненного утром Дигнама сюда заглядывает и Блум. Выпивая, патриоты дискутируют, задевая еврея Блума, не поддерживающего их экстремизм в отношении англичан, в частности. Дело кончается антисемитской выходкой в его адрес: когда Блум садится в карету, в него швыряют пустой банкой.

Часам к восьми Блум оказывается на пляже у моря, где онанирует, наблюдая одну из трех молодых подружек, Герти Макдауэлл, которая, чувствуя его интерес, как бы нечаянно демонстрирует свое нижнее белье и прочие тайные прелести. Когда она с подругами уходит, Блум обнаруживает её хромоту. Тогда же оказывается, что его часы остановились в полпятого. Не тогда ли, думает Блум, когда Бойлан «заделал» его жене?

Встречаться с женой у Блума нет желания. В десять вечера он оказывается в приюте для рожениц доктора Хорна, где одна из многодетных мамаш уже третьи сутки не может разрешиться очередным младенцем. Войдя туда, Блум обнаруживает компанию пьющих и хохмящих юношей, среди которых находится и Стивен Дедал. Леопольд пьет и разговаривает с ними. Тут стоит заметить, что роман «Улисс» не прост для чтения и пересказа, ибо написан в жанре потока сознания. В этой же главе автор еще и имитирует различные литературные стили, начиная с древнейших и кончая ему современнейшими. Среди юношей словоблудит и Бык Маллиган. Соблазнительные разговоры подогреваются приходом санитарки, сообщающей, что дама наконец-то родила. Веселая компания отправляется пить и гулять дальше в кабак, а Стивен со своим приятелем Линчем отделяются от остальных, чтобы идти в публичный дом Беллы Коэн. Почему-то Блум, чувствуя симпатию к Стивену, решает следовать за молодыми людьми.

В полночь он оказывается в самом сердце дублинского ночного разврата. Пьяный Блум галлюцинирует, видя своих родителей, знакомых женщин, встреченных за день случайных людей. Он вынужден защищаться от обвинений этими призраками в разных тайных гнусностях. Подсознание его, жажда власти и почестей, страхи, сексуальный мазохизм прут наружу «в лицах и картинках». Наконец он оказывается с проституткой Зоей в борделе, где встречает Стивена с его приятелем. Пьяный нарко-эротический бред продолжается, реальность не отделить от сознания. Блум, обращенный в женщину, обвиняется во всяких извращениях, в том числе в удовольствии от подглядывания за прелюбодейством своей жены с Бойланом. Вдруг в разгар оргии Стивен видит призрак своей бедной матери, вставшей из могилы. Он разбивает люстру тростью и бежит из борделя на улицу, где вступает в драку с солдатами. Блум, выйдя за ним, кое-как улаживает скандал, склоняется над телом лежащего в пыли юноши и узнает в нем своего умершего одиннадцать лет назад в младенчестве сына Руди.

Начинается третья часть книги, состоящая из трех последних эпизодов. В час ночи Блум и Стивен добираются до ночной чайной «Приют извозчика», где и устраиваются в углу. Блум всячески поддерживает разговор, периодически заходящий в тупик, показывает Стивену фотографию своей жены и приглашает в гости, чтобы познакомить с нею. Обсудив по дороге множество важнейших для нетрезвых людей вопросов, они добираются в два ночи до блумовского дома и, с трудом открыв его, сидят на кухне, пьют какао и опять разговаривают на всевозможные темы, потом идут в сад, совместно мочатся, после чего благополучно расходятся в разные стороны.

Лежа затем вместе с женой в постели, Блум, среди прочего, размышляет о неверности своей супруги с целой чередой предполагаемых им любовников, немного разговаривает с ней и наконец засыпает.

Заканчивается роман сорокастраничными без знаков препинания излияниями миссис Молли Блум о её ухажерах, о муже, об интимных предпочтениях, по ходу дела она обнаруживает, что у нее начинается менструация, которая, впрочем, не мешает всяким соблазнительным её мыслям, в результате чего огромный роман заканчивается словами: «так что он почувствовал мои груди их аромат да и сердце у него колотилось безумно и да я сказала да я хочу Да».


"Чем человек несчастнее, тем больше он боится изменить свое положение из страха стать еще несчастнее". (Кропоткин, с подачи Леонидс или наоборот, не важно)
 
vetproДата: Среда, 14.09.2011, 16:47 | Сообщение # 52
Мисс Кобра
Группа: Проверенные
Сообщений: 7752
Награды: 93
Статус: Offline
блин, слишком много букв.....
лучче ссылки кидайте...
кому надо- прочтут


я по ориентации-педик. вокруг столько красивых женщин, а меня все на мужиков тянет...
Не путь делает человека, а человек делает путь. Конфуций
dişi kurt
 
ЖизньДата: Среда, 14.09.2011, 16:48 | Сообщение # 53
фалософ
Группа: Пользователи
Сообщений: 6317
Награды: 117
Статус: Offline
тетка,

Я бы таким перессказчикам яйки отрывала и к ушам пришивала 5 Нельзя так глумиться над великой литературой)


Жизнь подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные торговать, а самые счастливые - смотреть. Пифагор
Правда и красота всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле. Чехов А. П.
 
rugenaДата: Среда, 14.09.2011, 16:48 | Сообщение # 54
Грозовой перевал
Группа: Проверенные
Сообщений: 1429
Награды: 29
Статус: Offline
Из последних замечательных вещей:

Тахир Шах - "Год в Касабланке" .Хотите понять получше арабов,обязательно, ментал ОДИН,неважно,что египтосы,что марроканцы. Есть на флибуста.ру.

Эльчин Сафарли-всего его обожаю.

Барбара Вуд "Улица Райских дев" (Каир времен короля Фарука,история семьи.).

"Путешествие на тот свет или история великого хаджа" (есть на флибуста.ру).Полное развенчание хаджи,мекки и иже с ними. Автора убили.

Ну, и прямо потрясение Чудинова "Мечеть Парижской Богоматери".Плакала.


Теперь настанет конец всем моим врагам, которые причинили мне столько мучений и страданий!
Я каждый их вздох превращу в пытку!
Я сама стану пламенем, дабы поглотить их в своих языках!
 
NatalyushkaДата: Среда, 14.09.2011, 16:48 | Сообщение # 55
счастливый дофенист
Группа: Пользователи
Сообщений: 3818
Награды: 84
Статус: Offline
обажаю произведения О.Уальда, С. Моэма и О. Бальзака
современных авторов читаю мало, предпочитаю классиков


Дофенист — человек, нервы которого настолько провисли, что нет почти никакой возможности на них играть…)))
 
HikariДата: Среда, 14.09.2011, 17:03 | Сообщение # 56
Звезда клуба
Группа: Заблокированные
Сообщений: 19975
Награды: 119
Статус: Offline
Quote (Winifred)
про российскую историю?

вспомнила что раньше была (и есть наверное) серия ЖЗЛ, может там что было...пошла искать

исчо раз попрошу
Quote (Hikari)
я тут в Питер наведалась и оченно мне понравилось там в музеях, хотелось бы побольше почитать о наших князьях и царях и тп, чтобы именно они как личности раскрылись, а то нам в школе сильно недодали этого и история с точки зрения СССР преподносилась, а самой почитать недосуг было

PS Карамзина можно не советовать


Человека делают счастливым три вещи: любовь, интересная работа и возможность путешествовать… (с) Иван Бунин
Corda nostra laudus est
 
HelmedДата: Среда, 14.09.2011, 17:05 | Сообщение # 57
Воспитанник клуба
Группа: Проверенные
Сообщений: 2482
Награды: 57
Статус: Offline
Айтматова кто- то читает? У меня его *Плаха* - одна из настольных книг.
 
WinifredДата: Среда, 14.09.2011, 17:07 | Сообщение # 58
редкое исключение
Группа: Пользователи
Сообщений: 13852
Награды: 171
Статус: Offline
с нашей российской историей вообще достаточно сложно дела обстоят, бо в советские времена была цензура, сейчас цензуры нет, но иного аффтара-"историка" почитаешь и диву даешьсо, из какого пальца он "факты" высосал

серьезные разговоры не мой конек, мой конек - Горбунок
 
WinifredДата: Среда, 14.09.2011, 17:08 | Сообщение # 59
редкое исключение
Группа: Пользователи
Сообщений: 13852
Награды: 171
Статус: Offline
Quote (Helmed)
Айтматова кто- то читает? У меня его *Плаха* - одна из настольных книг.

я читала, но давно


серьезные разговоры не мой конек, мой конек - Горбунок
 
HelmedДата: Среда, 14.09.2011, 17:14 | Сообщение # 60
Воспитанник клуба
Группа: Проверенные
Сообщений: 2482
Награды: 57
Статус: Offline
Quote (Winifred)
я читала, но давно


Я недавно перечитывала. Сильная вещь. Я, кста, многие книги люблю перечитывать.
С годами восприятие совсем другое.
Из исторических мне кто- то из новых понра.
Брусникин, если не ошибаюсь автором. Но это больше историкоприключенческое. Экшн, я бы сказала даже.
 
Вирткружки, секции, клубы - Форум » Клубы по интересам » Литературный Клуб "Посткриптум" » Читальный Зал » Я прочитал(а) книгу о.... (Делимся впечатлениями о прочитанном)
Поиск: