[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
| Регистрация | Вход
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Вирткружки, секции, клубы - Форум » Фойе » Выставочный Зал » Чудеса зодчества
Чудеса зодчества
НессиДата: Воскресенье, 25.03.2018, 20:44 | Сообщение # 121
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
В 1136 г. новгородское боярство полностью захватывает власть в свои руки; князья вынуждены примириться со своим подчиненным положением. При содействии высшей церковной власти начинает утверждаться феодальная боярская верхушка, все явственнее звучит голос городских общин — ремесленников, так называемых «черных людей».

Строительство идет полным ходом, храмов воздвигается, пожалуй, даже больше, чем прежде, но это уже не соборы-титаны, а кряжистые одноглавые домовые церкви, менее парадные, интимные (особенно в интерьере), но продолжающие и развивающие новгородскую архитектурную традицию предельной лаконичности и могучей пластической выразительности.

Новгород в основном был деревянным городом, но из его памятников архитектуры дошли до нас только каменные. Да и многих из тех, что сохранили века, постигла горькая участь уже в нашу эпоху — во время Великой Отечественной войны.

Новгород, избежавший ужаса дикого монголо-татарского разорения, стал жертвой разорения, быть может, еще более яростного и губительного в своей обдуманной целеустремленности, учиненного на нашей земле фашистскими захватчиками. Их артиллерия била по пригородным церквям, расположенным на правом берегу Волховца, который тогда являлся передним краем обороны советских войск. В груды развалин фашисты превратили такие прославленные памятники новгородского зодчества, как храмы Спаса-Нередицы, Успения на Волотовом поле, Спаса на Ковалеве, Михаила на Сковороде, Благовещения на Городище с их бесценными фресками XII—XIV вв. Они разорили десятки других памятников, сорвали металлические кровли с уцелевших древних построек, сожгли богатейшее убранство многих церквей, похитили, что успели.

Церковь Спаса на Нередице близ Новгорода. 1198 г.


Памятники архитектуры, по мере возможности, были восстановлены. Любуясь ими теперь, мы преклоняемся перед упорным трудом, глубокими знаниями и пламенным энтузиазмом всех тех, кому мы обязаны их возрождением из пепла. Но памятники живописи... Ведь многих из них не восстановить. Они навсегда утрачены. И мы можем судить о погибших только по старым репродукциям.
Прикрепления: 3652303.jpg(75.8 Kb)


Сообщение отредактировал Несси - Воскресенье, 25.03.2018, 20:45
 
НессиДата: Воскресенье, 25.03.2018, 20:48 | Сообщение # 122
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Великое искусство живописи... Как любили это искусство древние новгородцы!

В той же степени, как быт Флоренции или Венеции, весь быт Господина Великого Новгорода был радужно озарен живописью. Живописью, столь же лаконичной в своей графической точности, столь же ясной всем своим внутренним строем, столь же выразительной в каждой детали, как и новгородское зодчество. 

Иконописец никогда не писал с натуры. Как мы уже говорили, он стремился запечатлеть идею. Для новгородской живописи особенно характерно желание сделать идею предельно ясной, реально ощутимой, доступной.

Среди дошедших до нас самых ранних новгородских икон имеются шедевры мирового значения. Таков, например, «Ангел Златые власы», написанный, вероятно, в конце XII в. 

Ангел Златые Власы. XII в. Новгородская школа. Гос. Русский музей
Прикрепления: 1659567.jpg(79.2 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 25.03.2018, 20:49 | Сообщение # 123
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
«Устюжское Благовещение» (примерно того же времени; в Третьяковской галерее), так названное по древнему (ошибочному) преданию о происхождении этой знаменитой иконы. Прекрасны лица, прекрасны фигуры, и мы ясно распознаем в них отголоски киевско-византийских мозаик.

Устюжское Благовещение. Икона новгородской школы. XII — начало XIII в. Гос. Третьяковская галерея
Прикрепления: 0917694.jpg(60.8 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 25.03.2018, 20:50 | Сообщение # 124
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
В не менее знаменитом «Спасе нерукотворном» по-разному изогнутые брови придают лику Христа особую выразительность, подобно тому как асимметрия, кривизна линий наделяют пластической выразительностью новгородские храмы.

Спас Нерукотворный. Новгородская школа. ХII в. Гос. Третьяковская галерея
Прикрепления: 7396147.jpg(91.8 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 25.03.2018, 20:53 | Сообщение # 125
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Успение. Новгородская школа. Первая половина XIII в. Гос. Третьяковская галерея
Прикрепления: 9065503.jpg(87.9 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 25.03.2018, 21:02 | Сообщение # 126
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
В погибшей росписи Спаса-Нередицы была такая фреска: «Богач и черт». Надпись на ней передавала нам их диалог. Изнемогая в аду от огня, голый богач просит хоть каплей воды остудить ему язык. Но премерзкого вида черт отвечает ему, протягивая нечто вроде паникадила: «Друже богатый, испей горящего пламени». Этот наглядный образец новгородского народного юмора как-то особенно остро вводит нас в самую гущу средневековой новгородской жизни с ее социальными противоречиями, то тщательно затушевываемыми, то бурно выступающими наружу.

Богач и черт. Фреска Церкви Спаса на Нередице. 1199 г.
Прикрепления: 8647239.jpg(75.1 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 25.03.2018, 21:06 | Сообщение # 127
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Раскопки на территории Новгорода принесли много интересных находок. В-первую очередь, это берестяные грамоты.

А. В. Арциховский, публикуя первые десять берестяных грамот, писал: «Чем больше будут раскопки, тем больше они дадут драгоценных свитков березовой коры, которые, смею думать, станут такими же источниками для истории Новгорода Великого, какими для истории эллинистического и римского Египта являются папирусы».

Грамоты эти дошли до нас не только благодаря замечательным свойствам новгородской почвы. Будь они написаны чернилами, сырость размыла бы текст. Ведь дело в том, что буквы в них процарапаны, точнее, выдолблены острым орудием. Такие инструменты — «писала» — были также найдены в земле (свыше семидесяти в Неревском раскопе). Это костяные, металлические, а то и деревянные стержни с острием на одном конце, с лопаточкой на другом и с отверстием (подчас в виде очень выразительной звериной пасти) для привешивания к поясу. Знаменательно, что как в Новгороде и Пскове, так и в Киеве, Чернигове, Смоленске, Рязани и на многих городищах археологам уже прежде попадались такие стержни. Но пока грамоты не были обнаружены, стержни фигурировали в музейных описях как «булавки», «обломки браслетов» или даже «ложечки для причастия»...

Подавляющее большинство берестяных писем было обнаружено в слоях XIII и XIV вв. Степень грамотности различна, возможно, что некоторые написаны под диктовку профессиональными писцами. Однако благодаря этим грамотам теперь уже не подлежит сомнению, что в средневековом Новгороде написанное слово было привычным средством общения. Давнишнее мнение, будто грамотность была тогда всего лишь привилегией княжеско-боярских и церковных кругов, можно считать окончательно опровергнутым.
Вот интересное заключение Б. А. Рыбакова:
«Существенным отличием русской культуры от культуры большинства стран Востока и Запада является применение родного языка. Арабский язык для многих неарабских стран и латинский язык для ряда стран Западной Европы были чуждыми языками, монополия которых привела к тому, что народный язык государств той эпохи нам почти неизвестен. Русский же литературный язык применялся везде — в делопроизводстве, дипломатической переписке, частных письмах, в художественной и научной литературе. Единство народного и государственного языка было большим культурным преимуществом Руси перед славянскими и германскими странами, в которых господствовал латинский государственный язык. Там не возможна была столь широкая грамотность, так как быть грамотным означало знать латынь. Для русских же посадских людей достаточно было знать азбуку, чтобы сразу письменно выражать свои мысли; этим и объясняется широкое применение на Руси письменности на бересте и на «досках» (очевидно, навощенных)».
Кто только не писал на бересте!
 
НессиДата: Воскресенье, 25.03.2018, 21:08 | Сообщение # 128
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Жил-был в Новгороде мальчик Онфим, пяти — семи лет от роду. И обучался этот мальчик грамоте. Царапал на бересте буквы и слоги. А когда ему надоедало учение, забавлялся на той же бересте рисованием.

Целая охапка берестяных листов, процарапанных мальчиком Онфимом, была обнаружена в прослойке рядом с древней мостовой, где, по данным дендрохронологии («дендрос» по-гречески — дерево), пролежала более семисот лет.

Мы ничего не знаем о судьбе мальчика Онфима. Но имя его перешагнуло через века. Новгородским берестяным грамотам посвящено уже много публикаций (у нас и за рубежом), и почти каждая иллюстрирована рисунками Онфима (ныне выставленными в особой витрине в Историческом музее в Москве).

Рисунки Онфима бесхитростные, чисто детские; так, например, рисуют и его нынешние сверстники. Но рисуют они другое. Значит, уже по тематике рисунки Онфима как-то отражают эпоху.

Рисунки мальчика Онфима на берестяных грамотах. Гос. Исторический музей
Прикрепления: 8300724.jpg(47.2 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 25.03.2018, 21:10 | Сообщение # 129
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Грамоты открывают нам жизнь простых людей.

Быт боярский, купеческий, церковный, быт ремесленников, холопов, крестьянские повинности и протесты, классовый антагонизм, ростовщичество, судопроизводство, связи с чужими краями, отзвуки язычества в сочетании с христианским вероучением, война и мир, как их переживали новгородцы,— во все это мы будем проникать все интимнее, читая и расшифровывая процарапанную бересту. Ведь нас, конечно, еще ожидает много, много находок. И мы потому так долго остановились на берестяных грамотах, что они открывают нам доступ к той новгородской действительности, в лоне которой развивалось новгородское искусство. Из всех художественных центров средневековой Европы, пожалуй, пока что только Новгород столь щедро предоставил такого рода возможность потомству.
 
НессиДата: Воскресенье, 01.04.2018, 20:45 | Сообщение # 130
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Возвращаясь непосредственно к искусству, приведем горестное свидетельство:
«Росписи Спаса-Нередицы (1199 г.), являвшиеся крупнейшим средневековым живописным ансамблем не только в России, но и во всей Европе, были почти полностью варварски уничтожены фашистами... Для русской культуры гибель росписей Нередицы — это ничем не вознаградимая утрата, потому что в них новгородские черты выступали с такой силой, как ни в каком другом памятнике. Фрески Нередицы поражали своей изумительной сохранностью и ни с чем не сравнимой полнотой в подборе сюжетов, которые почти исчерпывающим образом знакомили зрителя с системой средневековой росписи. Кто не имел счастья видеть фрески Нередицы, тому трудно составить достаточно полное представление о монументальной живописи средних веков» (В. Н. Лазарев).

Сама церковь Спаса на Нередице ныне восстановлена из руин. Возвышаясь среди равнинного пейзажа над гладью вод, этот небольшой, однокупольный кубический храм радует нас некоей природной крепостью, живописной непринужденностью, столь характерной для новгородской архитектуры, допускавшей и скошенность углов, и неровности плоскостей.
Внутренняя роспись Нередицы не выделялась особой утонченностью, колористической или графической изысканностью. Но в образах святых с горящими глазами, выстроенных по стенам лицом к зрителю, грозно внушительных в своей неподвижности или мерной, тяжелой поступи, дышала некая первозданная мощь. Подлинно народная, мы бы сказали даже крестьянская сила, волевая и мужественная, искала и нашла свое выражение в этом искусстве, наполнившем новым содержанием византийско-киевский канон. Вглядитесь хотя бы в черты пророка Аарона. Какая чудовищная бушующая энергия бродит в этом старческом образе, в его глубоких морщинах, в каждой пряди волос, в стихийном водовороте его полукружьями вылепленной бороды!

Пророк Аарон. Фрагмент фрески церкви Спаса на Нередице. 1199 г.


Князь Ярослав Всеволодович, подносящий модель церкви Христу. Фрагмент фрески церкви Спаса на Нередице близ Новгорода. 1199 г.
Прикрепления: 2438126.jpg(51.1 Kb) · 0364493.jpg(47.9 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 01.04.2018, 20:51 | Сообщение # 131
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Новгородская живопись отмечена в конце XII в. характерным новшеством. Исчезают восходящие к византийско-киевской живописной традиции мягкие светотеневые переходы, придававшие некоторую объемность образу. Их сменяют так называемые света, резкие белые блики, своим сплетением подчас образующие своего рода орнамент, исполненный волнующей выразительности, усиливающей эмоциональное воздействие изображения.

Новгородская иконопись вступает на путь, который приведет ее к расцвету.

Образ святого видоизменяется, обретая совершенно новые черты.

Две знаменитые новгородские иконы св. Николая: одна, написанная в самом начале, другая — в самом конце XIII в., дают нам наглядное представление о происшедшей за этот промежуток времени эволюции новгородского искусства в сторону его приближения к русскому народному мироощущению.

Первая икона украшает Третьяковскую галерею. Это великолепное произведение искусства. Византийская иконография создала аскетический облик Николая-чудотворца, несгибаемого ревнителя веры, отрешенного от мирской суеты, сурового догматика, готового покарать всякую ересь и неповиновение. Именно таким изобразил его новгородский художник, заострив еще и углубив черты греческого прототипа. Можно даже сказать, что лаконичность и сила новгородского искусства завершили все предыдущие живописные искания, связанные с этим образом.

Икона его, написанная в 1294 г. мастером Алексеем Петровым (в Новгородском историко-архитектурном музее-заповеднике), совершенно уникальна. Это первое произведение русской станковой живописи, имеющее подпись художника.
Какой добродушный, ласковый вид у Николы Алексея Петрова! Да, это добрый дедушка, наш русский старичок, которому так подходят старые русские описания его образа: «...сед, брада невеличка, кручеват, взлызоват, плешат... в руце евангелие, благословляет». Округлое русское лицо, все детали выявлены плавными линейными очертаниями. Милостивым, снисходительным, доброжелательным — вот каким представлялся русскому человеку той поры истинный святитель.

Николай Чудотворец. Новгородская школа. Нач. XIII в. Гос. Третьяковская галерея


Алексей Петров. Никола Липный. 1294 г. Новгородский историко-архитектурный музей-заповедник
Прикрепления: 1090306.jpg(56.7 Kb) · 2694097.jpg(73.7 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 01.04.2018, 20:53 | Сообщение # 132
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Вглядитесь в обе иконы. Тот же святой, и изображен он на них в полном согласии с древней иконописной традицией. Но какое полярное различие между двумя образами!
Так личный темперамент художника, общий уровень и направленность искусства в данную эпоху и в данном художественном центре определяют внутреннее содержание и стиль иконы в той же мере, как и любого другого художественного произведения.
В «Николе» Алексея Петрова сказалась демократическая струя новгородского искусства, отражавшая растущее влияние демократических сил (уличан) в самой новгородской жизни.
 
НессиДата: Воскресенье, 01.04.2018, 20:56 | Сообщение # 133
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Новгород не знал того ужаса, каким монгольское нашествие явилось для городов Приднепровья, Владимиро-Суздальской земли и Рязанской. Но общая беда, разорение Средней и Южной Руси, отразилась и на его благосостоянии. Новгород платил дань монголо-татарам; связи его с другими русскими областями, равно как с Византией, были почти прерваны. Да у Новгорода была и своя беда, заставлявшая его напрягать свою энергию и волю в упорной борьбе, от исхода которой зависела участь всей Русской земли.

Пока остальная Русь принимала на себя беспощадный удар с востока, спасая не только новгородский очаг русской культуры, но и культурные очаги всего западного мира, Новгороду приходилось отражать за всю Русь напор наиболее агрессивных сил этого мира, возомнивших доказать ей свое превосходство и покорить с запада те земли, что монголо-татарам не удалось покорить с востока.

Угроза порабощения с востока и смертоносная борьба со шведами и немецкими «псами-рыцарями» сковали творческие силы Новгорода. Достаточно сказать, что новгородские летописи, до этого постоянно сообщавшие о бурном храмовом строительстве, с 1240 г. и почти до конца XIII в. упоминают о постройке всего лишь трех церквей, да и то деревянных. Все так, но Новгород уберег главное: русскую культурную традицию, в пору лихолетья подорванную в остальной Руси. Недаром подавляющее большинство дошедших до нас памятников древнерусского искусства происходит из Новгорода и его владений.
 
НессиДата: Воскресенье, 01.04.2018, 20:57 | Сообщение # 134
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Воздвигнутая в 1292 г. церковь Николы на Липне (откуда происходит икона письма Алексея Петрова) знаменует начало нового расцвета новгородского зодчества. В этой почти кубической четырехстолпной одноглавой церкви ясно видно стремление к наибольшей монолитности и стройности общего архитектурного облика с приближением культового здания к общему характеру городской застройки.

Церковь Николы на Липне близ Новгорода. 1292 г.
Прикрепления: 2542695.jpg(49.7 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 01.04.2018, 21:00 | Сообщение # 135
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Эта тенденция нашла свое завершение в церкви Федора Стратилата (1360 г.), тоже однокупольной и четырехстолпной. Соразмерность главных объемов — вот что самое замечательное в этом храме Можно сказать без преувеличения, что трудно представить себе более совершенные пропорции, большее органическое единство архитектурного целого, сочетавшегося с исконной новгородской крепостью. При этом необычное для Новгорода обогащение архитектуры декоративными мотивами не нарушает непроницаемой массивности храмовых стен.

Церковь Федора Стратилата в Новгороде. 1360 г.
Прикрепления: 5276416.jpg(79.7 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 01.04.2018, 21:04 | Сообщение # 136
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Взаимные влияния — обычное явление в истории искусства.

Средневековый Новгород поддерживал экономические и культурные связи с городами Прибалтики и севера Европы. Естественно, что новгородские зодчие воспользовались отдельными достижениями мощной романской архитектуры. Но, с другой стороны, в некоторых старинных зданиях г. Таллина ясно сказывается воздействие  новгородского искусства.

Как указывает знаток новгородской архитектуры М. К. Картер, мы вправе говорить о культурном сближении прибалтийских стран и Новгорода и вообще о широком распространении новгородского влияния. Все это закономерно.

В Новгороде издавна существовали немецкая церковь св. Петра и «варяжская божница», выстроенные иноземными купцами на их торговых дворах. А церковь на острове Готланде, входившем во владения немецкого Ганзейского союза, хранит остатки старинной живописи, напоминающей фрески Нередицы. Возможно, в один из своих частых наездов на остров новгородские купцы взяли с собой русского художника, которому и поручили расписать храм.
 
НессиДата: Воскресенье, 01.04.2018, 21:05 | Сообщение # 137
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Церковь Спаса на Ильине-улице в Новгороде. 1374 г.
Прикрепления: 5853893.jpg(45.0 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 08.04.2018, 20:20 | Сообщение # 138
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
К середине XIV в. новгородская школа живописи достигла уже подлинной зрелости. Тому свидетельством были погибшие фрески Михайловской церкви Сковородского монастыря близ Новгорода (как и церкви Спаса на Нередице, разрушенной фашистами).
Увы, изучение этих замечательных фресок далеко не было закончено, так как до 1937 г. их скрывали известковая побелка да толстый слой позднейших записей.

Чем шире развивалась иконопись, без которой не могла обойтись ни одна деревянная церковь, тем определеннее выявлялась ее ведущая роль во всем древнерусском изобразительном искусстве. Это ясно сказалось в фресках Михайловской монастырской церкви. Их живопись восходит к фрескам Нередицы, но размашистые блики сменяются более тонкими «движками», придающими образу внутреннюю живость и теплоту.
По сравнению с нередицкими, образы в этих фресках стали как-то человечнее, мягче, доступнее и в то же время изящнее и лиричнее. Как поэтичен, например, «Вход в Иерусалим» с его удлиненными грациозными фигурами. Эта стенная роспись — замечательный образец монументальной живописи.

Вход в Иерусалим. Фреска Михайловской церкви в Сковородском монастыре близ Новгорода. Около 1360 г.


Пророк Иона. Фреска Михайловской церкви в Сковородском монастыре близ Новгорода. Около 1360 г.
Прикрепления: 4209508.jpg(49.0 Kb) · 4351445.jpg(41.7 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 08.04.2018, 20:28 | Сообщение # 139
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
В 70-х годах XIV в. в Новгороде, где уже сформировалась самобытная художественная школа живописи, появляется выходец из Константинополя — знаменитый Феофан Грек.
...«он настолько тесно сжился с русскими людьми и настолько крепко вошел в русское искусство, что его имя в такой же мере неотделимо от последнего, как имена Растрелли, Кваренги и Росси» (В. Н. Лазарев).
В византийском искусстве, где главенствовал принцип безличного творчества, Феофан был, вероятно, первым и одновременно последним мастером со столь ярко выраженной творческой индивидуальностью.
Что было делать Феофану на родине, где, под занавес, утверждался самый холодный, самый сухой академизм, при котором всякое оживление храмовой росписи трактовалось как придача «беспорядочного движения образам святых»?
Феофану, вероятно, было тесно в Константинополе той поры. 
Что же увидел Феофан в Новгороде, куда он попал (еще до Москвы), очевидно, из Каффы (Феодосии)?
Он увидел народ, не прозябающий в словопрениях, а упорно и вдохновенно воздвигающий надежное здание своего будущего, страну, часть которой еще была под властью монголов, но где накапливались силы для свержения ненавистного варварского ига. Он увидел нацию не издыхающую, а развивающуюся в постоянном творческом порыве и хотя еще не совсем свободную, но сознающую свои возможности и свою жизненность. Он увидел город, где предприимчивые посадские люди не стеснялись предъявлять свои требования, где демократические силы не капитулировали перед правящей аристократией, город, украшенный прекрасными храмами, сияющий белизной своих стен и золотом куполов, и где искусство, не зная застоя, бурно развивалось в одном ритме с бурлящей народной жизнью. Он увидел фрески Нередицы и, конечно, осознал живописную мощь и величественную вдохновенность их образов, равно как утонченность образов Михайловской церкви. Он должен был восхититься полнокровием и яркостью новгородской иконописи. И поняв и полюбив ее, он сочетал с ней собственную гениальность, всю страстность своего не знающего преград художественного темперамента, радуясь тому, как его дерзания благодарно воспринимались на новгородской почве.
 
НессиДата: Воскресенье, 08.04.2018, 20:31 | Сообщение # 140
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
В отличие от византийцев той поры, новгородцы сами были склонны к дерзаниям. Ведь немалых успехов достигло в Новгороде движение стригольников, людей строптивых и действительно дерзостных, не признававших церковной иерархии, утверждавших, что каждый вправе общаться с богом, независимо от духовенства, и вместо того чтобы исповедоваться в храмах, уходивших в поле, чтобы каяться в грехах самой «матери сырой земле». Пусть эта ересь и была в конце концов подавлена, ясно, что жесткий византийский догматизм был мало созвучен трезвому мышлению новгородцев.
Не догматизмом, а размахом своего творческого вдохновения покорил их Феофан Грек.
О творчестве этого художника можно судить лишь по очень немногому, что от него сохранилось на нашей земле. Но и этого достаточно, чтобы причислить его к крупнейшим живописцам всех народов и времен. В истории же русского искусства нам важна огромная роль Феофана в развитии сначала новгородской, а затем московской школы живописи.
По заказу знатного боярина и уличан Ильиной улицы Феофан расписал в 1378 г. церковь Спаса Преображения, одну из самых стройных и самых гармоничных по своим пропорциям среди новопостроенных тогда в Новгороде. Эти фрески, раскрытые главным образом в советское время, дошли до нас далеко не полностью. И все же они основное да и единственно достоверное в новгородском наследии Феофана.
 
НессиДата: Воскресенье, 08.04.2018, 20:34 | Сообщение # 141
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Формально, его живопись будто в соответствии с догмой. 
Мир грозовой, тревожный, мир кипящий, огненный, где все в движении и неудержим порыв страстей, открывается нашему взору в феофановской росписи. Не представить себе композиций более динамичных, более властно захватывающих зрителя в свой водоворот.
Вглядитесь в Макария Египетского. Истинно трагическая неуемность в его чертах, в жесте его рук! Неуемность и власть, но власть без минуты забвения, а в глазах затаенная мольба, скорбь и надежда. Разительный контраст темного лика, темных рук — и белой, как лунь, шапки волос да снежным потоком спадающей бороды.

Феофан Грек. Макарий Египетский. Фрагмент фрески церкви Спаса на Ильине-улице в Новгороде. 1378 г.
Прикрепления: 0098259.jpg(74.6 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 08.04.2018, 20:40 | Сообщение # 142
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Эта реальность страстей и прельщала новгородцев.
Смелое вхождение Феофана в новгородскую школу живописи явилось для нее живительной встряской. Вырываясь из византийского застоя, гений Феофана в свою очередь будил в русской живописи волю к раскрепощению, к свободному выявлению собственной динамичности, собственного темперамента. 
В росписях церквей Спаса Преображения, Федора Стратилата и Успения на Волотовом поле близ Новгорода чувствуется влияние Феофана. Сначала эти росписи приписывались его кисти. Церковь Спаса действительно расписывал Феофан, чему есть документальные свидетельства, но две другие - это уже его последователи.
Увы, волотовские росписи, которые по сохранности и полноте можно было сравнить только с росписями Нередицы, тоже погибли под огнем фашистской артиллерии.

Три волхва на конях. Фрагмент фрески «Рождество Христово» храма Успения на Волотовом поле близ Новгорода. 70—80-е годы XIV в.


Иосиф с пастухом. Фрагмент фрески «Рождество Христово» храма Успения на Волотовом поле близ Новгорода. 70—80-е годы XIV в.
Прикрепления: 4793922.jpg(59.8 Kb) · 7823812.jpg(37.3 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 15.04.2018, 16:59 | Сообщение # 143
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Написанная в 70—80-х годах XIV в. двусторонняя икона Донской богоматери признается теперь работой либо Феофана Грека (воспринявшего некоторые замечательные достижения новгородской школы), либо высоко одаренного новгородского мастера, испытавшего его влияние. Это один из шедевров древнерусской живописи.
На лицевой стороне иконы написано «Умиление». Со знаменитой Владимирской богоматерью Донскую роднит еще и другое. Она тоже для нас историческая реликвия, овеянная славой. Пусть предание о том, будто казаки подарили ее Дмитрию Донскому перед битвой на Куликовом поле, где ее понесли как хоругвь, очевидно, необоснованно. Зато вполне достоверно, что Иван Грозный брал ее с собой в Казанский поход, что в 1591 г. ее торжественно выставляли, когда под самой Москвой шла битва с татарами, что ее чтили как защитницу отечества и что в 1598 г. патриарх нарек перед нею на царство Бориса Годунова.

Лицевая сторона "Умиление" - лирическая поэма материнской нежности и детской доверчивости.
Обратная сторона "Успение" показывает обратную сторону жизни: смерть.

Умиление. Лицевая сторона новгородской иконы Донской богоматери. 70-80-е годы XIV в.


Успение. Оборотная сторона новгородской иконы Донской богоматери. 70-80-е годы XIV в.
Прикрепления: 5233463.jpg(71.4 Kb) · 2248683.jpg(74.4 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 15.04.2018, 17:05 | Сообщение # 144
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Из всей древнерусской живописи в наших музейных собраниях, пожалуй, богаче всего представлена новгородская школа XV в. И это благодаря плодовитости новгородских художников, множеству новгородских иконописных мастерских.

Новгородская школа XV в. — одна из блестящих страниц в истории мировой живописи.

Новгород владел огромными областями за Онежским озером вплоть до Белого моря, а там, на нашем севере, где не было войн и нашествий, могло больше всего сохраниться икон древнего письма.

В XV в. новгородское творчество развивалось без всякого участия чужеземных мастеров, и оно целиком отмечено самой яркой, чисто новгородской самобытностью.
Вот две иконы св. Георгия Победоносца или, как его на Руси называли, Егория, копьем поражающего дракона.

Одна, написанная на рубеже XIV и XV вв., вторая, начала XV в.
И та и другая — ликующая чудесная песня во славу чувственно осязаемой красоты!
Вот он борец за правое дело, за победу света над мраком — витязь, так прямо сидящий на коне на одной из икон и полуобернувшийся в изящном изгибе на другой. Он юн и прекрасен. Как огонь, пылает его клубящийся плащ на второй иконе. А на первой огненно-красный фон еще ярче выявляет сияющую белизну коня, золото доспехов героя, его зеленый плащ, бурно отброшенный ветром, и сизого, извивающегося под конем дракона с вонзенным в пасть копьем.

Которая из икон лучше, более ранняя или поздняя? Не сказать нам этого, хоть по композиции они очень различны, что уже свидетельствует о вольном обращении художника с иконографическим каноном. Милое очарование в лике Победоносца на той и другой, более воинственном — на первой, более нежном и мечтательном — на второй. Конь, пожалуй, красивее на первой — он как бы летит, и порыв его неудержим, так что одно копыто, преодолевая пространство, отведенное для иконы, вырывается на ее поле, равно как охваченные тем же порывом край плаща и рука витязя, вонзающая копье. Но на второй поза героя более изысканная и контур его фигуры более музыкален, а нога в стремени образует чудесную косую линию.

Св. Георгий. Конец XIV в.


Св. Георгий. Начало XV в.
Прикрепления: 5512099.jpg(77.7 Kb) · 8604166.jpg(77.4 Kb)


Сообщение отредактировал Несси - Воскресенье, 15.04.2018, 17:07
 
НессиДата: Воскресенье, 15.04.2018, 17:10 | Сообщение # 145
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Среди новгородских иконописных композиций во многих отношениях особенно интересна «Битва суздальцев с новгородцами». Тут совершенно новый сюжет, так что никак уже нельзя говорить о традиционном иконографическом каноне.

Это — самое раннее в русском искусстве живописное произведение на историческую тему.
В 1169 г. суздальское войско во главе с Андреем Боголюбским было разбито под Новгородом. Согласно легенде, новгородцы вынесли на крепостные стены икону богоматери. Суздальцы стали стрелять в икону. Тогда богоматерь повернулась ликом к городу: слепота поразила суздальцев, их захватили в плен или перебили.

Итак, тема композиции — страшное братоубийственное побоище, одно из тех грозных событий, что так долго мешали объединению Русской земли. Знаменательно, что именно в XV в. легенда была особенно популярна в Новгороде, боярская верхушка которого упорно сопротивлялась объединительной политике Московской державы. Суздальцы тут, очевидно, отождествлялись с москвичами.

Однако, вольно или невольно, обе воюющие стороны образуют на иконе как бы единое целое. Новгородских бояр или воинов не отличишь от суздальских, и, хотя идут они друг на друга, кажется, что они друг друга естественно дополняют в общем строе этой живописной летописи.

Композиция трехъярусная. Наверху — торжественное перенесение иконы из церкви Спаса на Ильине-улице в «детинец». В среднем ярусе навстречу друг другу едут посланцы обеих сторон, между тем как суздальская рать вероломно пускает стрелы в икону. Внизу — мчится на врага новгородская конница, причем суздальцев охватывает смятение, и они поворачивают вспять. Это показано как интересное, волнующее зрелище, состоящее из последовательно развивающегося, богатого отдельными эпизодами действия. Тут проявляется одна из характерных особенностей новгородской иконописи: стремление увлечь зрителей яркой наглядностью повествования.

Битва суздальцев с новгородцами. Вторая половина XV в.


Новгородское войско. Фрагмент иконы «Битва суздальцев с новгородцами»
Прикрепления: 3169409.jpg(222.6 Kb) · 6042841.jpg(95.6 Kb)


Сообщение отредактировал Несси - Воскресенье, 15.04.2018, 17:11
 
НессиДата: Воскресенье, 15.04.2018, 17:14 | Сообщение # 146
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
А вот знаменитая новгородская икона XV в., на которой изображены современники самого иконописца. Это «Деисус» и молящиеся новгородцы» (музей в Новгороде).

В молитвенных позах в нижнем ярусе, подняв глаза к верхнему, где в окружении святых восседает Христос, стоят мужи в длинных цветных кафтанах с красными воротниками и в сафьяновых сапожках. В ряд с ними, последней (согласно домостроевским навыкам) изображена женщина. Это — члены боярской семьи Кузьминых, глава которой заказал икону. Общая композиция четкая и торжественная. Лица очень живые. Такое гармоничное сочетание в общем образном строе портретов вполне реальных людей, при этом типичных представителей правящей новгородской верхушки, с высшими небесными силами — знаменательное явление в древнерусской живописи, очень характерное для новгородской школы с ее стремлением к конкретности, правдивой выразительности. Благодаря этой иконе мы можем ясно представить облик тогдашнего знатного новгородца.

«Деисус» и молящиеся новгородцы. XV в.
Прикрепления: 3068219.jpg(82.5 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 15.04.2018, 17:16 | Сообщение # 147
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Чудесное «Рождество Христово» новгородской школы первой половины XV в.  — одна из самых прекрасных икон среди множества написанных на тот же сюжет, согласно традиционно установленной схеме.

Высятся горки, по которым и располагаются одна над другой отдельные сцены. Роженица покоится в центре на просторном ложе, своей киноварью перекликающемся с пятью меньшими, но столь же яркими красными вспышками среди сизоохристых, коричневатых, зеленых и белых тонов, затейливо чередующихся на доске. В яслях, у входа в темную пещеру, спеленутый младенец Христос, над которым склонили голову лошадь и вол. А вокруг — наверху и внизу — ангелы, волхвы, следующие за путеводной звездой, трубящий пастух, погруженный в раздумье муж Марии Иосиф, еще раз крохотный Христос, которого две служанки собираются окунуть в купель.

Рождество Христово. Новгородская школа. Первая половина XV в. 
Прикрепления: 0954956.jpg(75.5 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 15.04.2018, 17:18 | Сообщение # 148
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Икона св. Флора и Лавра.
По сюжету — это одна из многих новгородских икон, где эти христианские святые наивно использованы, так сказать, в практических нуждах — в качестве покровителей коневодов.

Сияющий золотой фон. Наверху, в середине, торжественновеличавая фигура архангела Михаила, мощные темные крылья которого образуют широкую дугу, подчиняющую себе всю композицию. По бокам — Флор и Лавр, чуть ниже — два коня, которых архангел держит на поводу. Вся группа восходит к славянскому языческому искусству, к образам великой богини, с всадниками, тоже богами, по бокам. Еще ниже — коневоды и целый табун лошадей всех возрастов и мастей.

Флор и Лавр. Конец XV в.
Прикрепления: 3642219.jpg(163.0 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 15.04.2018, 17:20 | Сообщение # 149
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Даже в иконах «Страшного суда», украшавших притвор чуть ли не каждой новгородской церкви, новгородские живописцы обращали больше внимания на сияние красок, на сказочность, на занимательность отдельных эпизодов, нежели на устрашающее значение сюжета, на кару, ожидающую грешников.

Страшный суд. Середина XV в. Новгородская школа
Прикрепления: 2593761.jpg(187.4 Kb)
 
НессиДата: Воскресенье, 15.04.2018, 17:21 | Сообщение # 150
Активист клуба
Группа: Модераторы
Сообщений: 7898
Награды: 114
Статус: Offline
Тема горя, человеческого отчаяния перед лицом смерти нашла свое яркое выражение в знаменитой иконе второй половины XV в. «Положение во гроб».

Положение во гроб. Северные письма. XV в.
Прикрепления: 8113780.jpg(155.2 Kb)
 
Вирткружки, секции, клубы - Форум » Фойе » Выставочный Зал » Чудеса зодчества
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск: